Борис Гуменюк
Борис Гуменюк, писатель, замкомандира батальона ОУН

Только что разговаривал с побратимом по 128-й.

Руслан Мандзий, позывной «Батя» — из Большого Кунынця, что на Збаражчине. Мы дружим с прошлого века. Сейчас он со своими в Песках.

— Ну, как там у вас, брат?

— Хорошо, — говорит, — завтракаем и ложимся спать. А как только стемнеет — сепары зачинают играть. Моцарта, мелким калибром, и по-крупному — фуги Баха.

Популярные статьи сейчас

Ани Лорак после отъезда Мурата засветилась со своим любимцем: "Такой мальчик красивый"

Воды по грудь, а улицами плавают ларьки и мусорные баки: кадры лютой стихии в Крыму

Пропала юная Настенька, родители молят о помощи: особая примета девочки

"Осталась жена и пятимесячный ребенок": под Киевом в ДТП оборвалась жизнь 24-летнего патрульного

Три знака Зодиака ждут важные перемены: кому повезет летом

Показать еще

— О, йо! Ну, а вы что на это им говорите?

— А что мы? Отыгрываем их понемногу.

— Бросаете что-то под ноги и предлагаете канкан танцевать? Или краковяк?

Насилие становится нормой жизни Европы

— По-разному. Иногда у нас гопак, а у них до чечетки доходит. Есть тут у нас один инструмент почтенный. Называется «беги-не беги».

Вот так. Руслану 52 года. Зрение не очень. А тут ему еще прилетело немного.

«Теперь должен быть ближе к сепарам, чтобы лучше их видеть», — говорит.

А вы все о гей-парад торочите. Или как там эта хрень называется? О! Крестный ход.