Большая часть родственников военнослужащих, которые пропали на Востоке Украины, по-прежнему верят, что они живы

Как сообщает Politeka, об этом говорится в статье Мэтью Виккери для катарского издания Al Jazeera, посвященной матерям украинских военных, которые ищут своих сыновей и мужей.

По словам вице-президента Международного комитета Красного Креста Кристин Беерли, 88% семей пропавших без вести продолжают искать родственников, несмотря на тот факт, что подавляющее большинство исчезло более двух лет назад.

И две трети, отмечает Беерли, по-прежнему убеждены, что их родственники до сих пор живы. «Они могут быть живы или быть мертвы. И эта неопределенность причинят семьям сильные стресс и страдания», — добавила она.

Волонтер «Черного тюльпана» о пропавших без вести под Иловайском и равнодушии государства

Кроме того, по данным Красного Креста, половина таких семей считают, что украинская власть делает недостаточно, чтобы найти их родственников, закрывая дела, объявляя пропавших без вести мертвыми, а не выясняя их местонахождение.

Популярные статьи сейчас

Внук Аллы Пугачевой, раскрывший свою болезнь, получил главную роль в театре: "Бабушка не дремлет"

Гвоздева раскрыла, как обделяют некоторых участников "Танців з зірками": "Довольствуются малой частью"

Машлятина после вылета из "Танців з зірками" высказала Кухар, что думает о ее оценках: «Набросились…»

Джамалу подкосила болезнь: певица обратилась к украинцам перед новым эфиром "Танців з зірками"

Снег и заморозки обрушатся на Украину, синоптики озвучили неутешительный прогноз: когда ждать похолодания

Показать еще

Несколько семей, которые общались с изданием, придерживаются такого, нелестного для власти, мнения. И не оставляют при этом надежды найти родственников. Это, например, 59-летняя Елена Долгополая, которая ищет 31-летнего сына Сергей, пропавшего в сентябре 2014 года. А также Елена Сугак из Днепропетровска, которая ищет сына Руслана после битвы под Иловайском. Своего 35-летнего мужа Андрея, который служил с Русланом в одном, 40-м батальоне, разыскивает и Виктория Маркина.

В общей же сложности, с начала конфликта в марте 2014 года на Донбассе пропали около тысячи человек, как военных, так и мирных жителей. Их объявили пропавшими без вести и считают погибшими или захваченными в плен.