Почему в Киеве мнение его жителей не играет решающую роль, каким образом бизнес и чиновники подминают закон под свои потребности и какую роль в противостоянии киевлян с застройщиком-нарушителем играет полиция, рассказали гости Politeka Online депутат Киевсовета Алексей Новиков, член инициативной группы Марина Мизюк и активистка Станислава Гарай.

Спорная территория

По генплану Киева, который действует до 2020 года, транспортная развязка на пересечении трех улиц — Ревуцкого, Ахматовой, Тростянецкая — подлежит реконструкции.

Алексей Новиков и Вадим Дорошенко о незаконной застройке в Киеве, авторитете Кличко и беспределе полиции

На этом участке крупной столичной транспортной артерии построили кольцо, подземные переходы, также земля зарезервирована под возведение эстакады – дорога должна стать двухуровневой. Но в масштабные планы по развитию города вмешались интересы бизнеса. На участке земли, где планируют построить эстакаду, вместо нее начали возводить АЗС компании ОККО. В нарушение всех норм.

На том месте, где стоит практически готовая заправка раньше была стоянка. Землеотвод под ее строительство провели откровенно и в лоб – дали «добро» на реконструкцию сервисного здания для обслуживания пассажиров и водителей транспорта. И оно превратилось в АЗС. Привлекательность этого места очевидна – на пересечении улиц Ревуцкого и Ахматовой идут серьезные транспортные потоки.

Популярные статьи сейчас

Зеленский впервые заговорил о болезни путина и чего нужно на самом деле бояться: "Есть большая..."

"Очень хорошо попала": оккупанты ударили авиацией по своим же позициям на Херсонщине

В Генштабе раскрыли, какая сейчас ситуация на разных направлениях: "Российские оккупанты и их приспешники..."

Блондинка из "Женского квартала" впечатлила верхним шпагатом в мини: "Просто огонь"

Денег больше не ждите: с 1 июля отменен один из видов финансовой помощи для украинцев

Показать еще

«Посмотрите, как вообще строит ОККО, — говорил Алексей Новиков. — На привлекательное место в урочище Бычок, где вырезали в заповеднике сосны, место на Леся Курбаса, где место отводили вообще под строительство какого-то спортивного учреждения. Детальные планы для этой территории не разработали, поэтому на Леся Курбаса узаконили бетонные блоки. Все это характеризует ОККО как корпорацию, у которой есть доступ к чиновникам, а ум чиновников настроен на то, как завуалировать то, что не проходит по нормам. Нам часто говорят, что в Европе заправки строят вблизи домов. Но у них нормы позволяют, а у нас компании ОККО их менять невыгодно, потому что тогда другие операторы смогут по ним строить и занимать привлекательные места. А так у ОККО есть конкурентное преимущество перед остальными».

От конфликта до противостояния

Спор пытались решить дипломатическим путем: активисты и представитель компании встречались и обсуждали ситуацию. Но позиция общественности была твердой и, по словам Новикова, на следующий же день были наложены аресты на квартиры троих активистов.

Новиков объясняет, что столичные чиновники старательно ищут лазейки в законодательстве. Проблема в том, что объект изначально не соответствовал нормам, прописанным Минрегионстроем. Однако, по словам депутата, в индивидуальном порядке, исключительно под данную застройку в министерстве приняли решение, которое позволяет отступить от стандартных норм. То есть все компании, которые занимают возведением тех или иных объектов в столице должны их соблюдать, и лишь ОККО работает по особым правилам.

Но даже если учесть, что у компании есть «бронь» от Минрегионстроя, при строительстве заправке произошел и ряд других нарушений – не учтены результаты экологической экспертизы, должным образом не проведены общественные слушания. Местные жители создали инициативную группу, должным образом зарегистрировали ее.


Марина Мизюк говорит, что собрано 1520 подписей местных жителей, которые выступают против строительства. Такое внушительное количество несогласных собралось без труда – АЗС возводят в непосредственной близости к жилым домам. Все подписи переданы в КГГА. Но объект продолжают строить. Разумеется, активисты от слов перешли к делу и взялись блокировать ее дальнейшее возведение.


Сейчас компания и застройщик обвиняют инициативную группу в радикализме. Но, учитывая то, через какую волокиту они прошли, прежде чем приступить к активным действиям, это звучит более чем странно. Тем более вызывающими они выглядят и учитывая вовлечение правоохранителей в борьбу против киевлян.

«Им противостоит полиция, как частная армия застройщика, — констатирует Новиков. – Фальсифицировать пытались изначально. Незаконно отводили участок. Не удалось – люди узнали, с моей помощью написали обращение, получили ответ, который подтвердил незаконность. Махинацию не удалось скрыть. Застройщики попытался подкупить общественников – люди отказались».

Марина Мизюк занимает этим вопросом десять месяцев. Она говорит, что еще в самом начале борьбы против общественников нанимали титушек, им противостояла полиция.

«Мы добивались какого-то решения от Виталия Кличко, который, якобы, пытался помочь. Но стройка все равно продолжалась», — говорит Мизюк.

Застройщики ее подкупить даже не пытались, поскольку позиция активистки была непреклонной с самого начала борьбы.

«Но в инициативной группе есть люди, которых подкупить пытались, — говорит она. — Насколько я знаю, пытались предложить деньги. Но какая сумма, для меня даже не важно».

Общественность вне закона?

Инициативная группа изучила процедуру подачи обращения в КГГА, провела его без единого нарушения, но в столичной администрации его просто похоронили. Впрочем, активисты получили поддержку не только от Алексея Новикова, но и от других небезразличных депутатов.

Алексей Новиков о Генплане Киева и борьбе с незаконной застройкой

«С нами все время работает наш депутат Юлия Лобан, — говорит Станислава Гарай. – Я лично писала обращения к депутатам Дегтяревой, Стрижову, Бохняк, Антоненко. Они, определенным образом, нас тоже поддерживают. Это депутаты из разных комиссий – транспортной, правовой, из партий «Свобода», «Самопомич», «Еднисть». Я подходила к господам Омельченко и Бондаренко, несколько раз выступала на сессиях, на комиссиях. Эти депутаты и ряд других, которых я не упомянула, выступают и говорят о том, что строительство является незаконным, громада изучила вопрос. 20 апреля было проголосовано решение о приостановлении договора аренды, у нас есть судебные дела. 14 сентября было первое заседание сессии, наш вопрос, благодаря депутатам, вышел на первые места и его проголосовали: обратиться в суд о расторжении договора аренды. Значит, часть депутатов понимает, что строительство происходит незаконно».

Ситуация выглядит абсурдно – у инициативной группы есть права, поддержка местных жителей, все документальные подтверждения правоты и одобрение депутатов Киевсовета, но АЗС строится и практически готова к запуску.

«Это все профанация, — резюмирует Новиков. – Если бы им сказали, что строить нельзя, они бы не строили».

На днях местные жители снесли забор вокруг незаконной стройки. После того как протестующие против строительства ушли, территорию объекта заняла полиция, тактическая группа. Кто именно отстаивал интересы застройщика и заказчика, точно установить не удалось – они просто не представлялись.

«Я обходил строящийся торговый павильон будущей заправки, ко мне подошел человек, — рассказывает Новиков. — На нем не было опознавательных знаков полицейского. Он заявил, что тут произошло преступление. Я согласился, что факт незаконного строительства является преступлением. Этот человек начал меня выталкивать, произошло противостояние, а потом на меня напал уже подготовленный отряд – люди в касках, бронежилетах. Мне связали руки за спиной пластиковыми стяжками. Все увечья, которые видны на моем лице, это результат того, что меня били сапогами по затылку».

Депутат не слышал о том, что подобные методы воздействия в тот день применялись и к другим участникам акции. Однако это не первый случай за весь период противостояния. В конце сентября активисты также устраивали акцию на Ревуцкого. Тогда полицейские избили журналиста Politeka.net Вадима Дорошенко. Он всего лишь заступался за женщин, с которыми грубо обращались правоохранители. Тогда Дорошенко обвинили в нападении на офицера полиции, но обращаться в больницу с множественными травмами пришлось именно ему, а не человеку, на которого он якобы нападал.

«Я написал заявление, будет открыто уголовное дело, — объясняет Новиков. — Но я не хотел бы, чтобы смещались акценты. Есть прямое нарушение закона – строительство заправки, которое происходит под прикрытием наших чиновников. Если есть хоть один пункт, который не соответствует требованиям и нормам, строительство является незаконным».

Внимание к скандальной стройке удается привлечь. Но дается это большой ценой.

«Да, когда избили депутата, собирается пресс-конференция, но как быть с девушками, которых бьют полицейские, которым ломают пальцы?» — говорит Новиков.

Марина Мизюк испытывала удары и на себе. Она говорит, что в течение девяти месяцев незаконную стройку защищали парни спортивной наружности – титушки.

«Это люди, которых нанимает застройщик, чтобы они ловили нас, выталкивали под машины, — говорит она. — Есть люди, которым машина переехала ногу, у меня были синяки, ссадины. А буквально 28 сентября приехала нацполиция. Мы защищали деревья, которые высадили на коммунальной земле, которая даже не находится в аренде. Но застройщик решил ликвидировать насаждения. Нацполиция взяла в кольцо тяжелую технику, чтобы мы не могли к ней подступить. Нами написаны более 200 заявлений в полицию, прокуратуру, СБУ».

Алексей Новиков и Вадим Дорошенко о незаконной застройке в Киеве, авторитете Кличко и беспределе полиции

Но результат пока что равен нулю. Последняя инстанция, куда обратились киевляне при помощи Алексея Новикова – это Администрация президента. Обращение направили замглавы АП Валерию Кондратюку. Пока без ответа. Но Новиков, Мизюк, Гарай говорят, что отступать не будут. Слишком откровенно нарушается закон, слишком далеко заходят заказчик и застройщик, слишком явно чиновники закрывают глаза на требования громады.