О судах

Давид Сакварелидзе
Я думаю, что это один из обязательных путей для человека, позиция которого отличается от позиции власти. Ты обязательно должен быть под подозрением, уголовными делами, судами, гражданскими исками от тех чиновников, которые думают, что, подав иск в гражданский суд в связи с защитой чести и достоинства, они восстановят свою репутацию. Например, так думает заместитель главы СБУ Павел Демчина. Репутация восстанавливается конкретными действиями и благодарностью народа.

У меня очень интересные суды. На меня подал в суд Демчина, первый замглавы СБУ, которого, кстати, назначили на должность благодаря нам и делу «бриллиантовых прокуроров». Сняли Виктора Трепака, который нас поддерживал, а вместо него поставили послушного Демчину. Он отрицает тот факт, что СБУ прослушивает наши, нашей политической организации, телефоны, следит за нами.

Второй интересный персонаж – Иванющенко, так называемый Юра Енакивеский. Он отдельно подал иск против меня и отрицает тот факт, что он участвовал в противозаконных действиях против Майдана, координировал там титушек. Этот суд еще предстоит.

О прорыве Саакашвили

На протяжении двух месяцев погранслужба, миграционная служба, СБУ были переключены на единственную задачу.

Популярные статьи сейчас

Экс-муж Ани Лорак Мурат увез их 9-летнюю дочь из России: "Соня, учи турецкий язык"

Приемная дочь Потапа рассказала невеселую правду, как ей живется: "Высасывают энергию и уходят"

Никитюк вслед за Лорак и Поляковой сделала свое заявление о "домогательствах" Меладзе: "Хотелось бы, конечно..."

Тина Кароль засветила хоромы и красавчика, с которым провела Пасху: "Атмосфера романтическая"

Кароль призналась, кому принадлежит ее сердце, и это не Балан: "Люблю его безумно"

Показать еще
Николай Маломуж о версиях взрыва в Калиновке и состоянии войны

Когда страна в войне, уровень коррупции просто зашкаливает, есть депрессия и неуверенность в завтрашнем дне, российские спецслужбы убивают четырех людей в центре Киева, весь ресурс был переброшен на то, чтобы препятствовать одному человеку по фамилии Саакашвили попасть в страну.

Почему? Потому что они боятся нашей политической силы, команды, которая выстроена не на деньгах, а на идеологии. Поэтому начались политические репрессии. Вручены подозрения некоторым из нас. Один из наших товарищей – Саша Бурцев, тяжело больной сахарным диабетом — до сих пор в СИЗО.

Пытались тиражировать, что это прорыв границы. Все эти дела рассыплются в судах, потому что никакого нарушения границы не было. Я говорю и как юрист, и как участник событий. Польская сторона официально заявила, что никакого незаконного пересечения границы не было. Значит все происходило на территории Украины.


Думаю, что прорыв произошел потому, что люди просто сошли с ума от того беспредела, который происходил. Не говорю уже о том, что забрали гражданство, остановили поезд на территории Польши, взяли в заложники людей, которые просто хотели попасть домой. Наплевать на них — главное, чтобы Саакашвили с народными депутатами не попал в Украину.


После этого объявили, что заминирована территория. Причем, по уставу погранслужбы, в таком случае необходимо сразу же эвакуировать население с территории вокруг пропускного пункта. Ничего подобного. Многотысячную толпу держали в окружении, подтягивали титушек, КОРД. В такой ситуации нам заявили, что тут опасно и заминировано. Сказали что безопасно – это возвращаться в Польшу и сидеть там.

Это бред. Это часть политической борьбы. Это произошло не из-за Саакашвили. Люди просто возмутились. После Майдана это был, наверное, самый серьезный гражданский протест, который объединил самые отдаленные точки Украины. Просто достало смотреть на этот беспредел. Если с Саакашвили, которого знают во всем мире. Могут обойтись так, как же они обходятся с обычными людьми?

О команде Саакашвили в Грузии

Не было своей команды. Были талантливые люди, для которых просто открывались двери. Саакашвли отличался, например, от Зураба Жвании, который также был тогда в коалиции, тем, что он не воспитывал какой-то клан. Он не держал вокруг себя людей, которых воспитывал и расставлял по должностям. Он давал талантливым людям возможность для самореализации, быстро пресекал неудачу или провал и менял их.

Здесь у Порошенко нет такой мотивации воспитывать молодого человека. Пример и, наверное, его отражение – Алексей Гончаренко. Вот такие молодые люди приемлемы и комфортны для Порошенко. Талантливый молодой человек, который работает в частной фирме или является гражданским активистом, который хочет чего-то добиться, живет на зарплату и не хочет воровать, им не нужен. Потому что такие люди будут задавать лишние вопросы, выступать с протестами и так далее. Таких людей выкидывают из парламента или просто не берут в списки.

О своей карьере

Новая Грузия дала возможность реализации. Я не очень быстро, но пришел к этому. Я попал в минюст стажером еще при Эдуарде Шеварднадзе. Нас было много, где-то 40 человек, но остались четверо.

Екатерина Вайдич о разочаровании молодежи, преступлениях Гонтаревой и перезагрузке Минских соглашений

Потом произошла Революция роз, и мне, молодому пацану, юристу дали возможность самореализации в администрации президента. Меня вообще не знали, сказали, что набирают молодых ребят в юридический отдел администрации президента, где зарплата была в десять раз больше, чем тогда у меня. Так же поступило предложение из мэрии, и я в 23 года возглавил службу внутреннего аудита.

Что касается мажорства. Меня воспитывала мать. Мы не жили богато. Я вырос в двухкомнатной хрущевке в военном городке, так что ничего мажорного у меня не было.

О прокуратуре и протестах 17 октября

Все системные преобразования в прокуратуре были заблокированы сразу же.

Как только мы начали поднимать уголовные дела против высокопоставленных лиц, началось сумасшедшее сопротивление. Президент принял для себя решение – не стал нас поддерживать, потому что наша деятельность представляла угрозу.

У нас тогда не было никаких политических амбиций, я несколько раз заявлял, что не собираюсь идти в политику. Мне было интересно то, чем мы тогда занимались – реальные изменения в прокуратуре и уголовной юстиции. Но было сделано все, чтобы нас туда втолкнуть, потому что мы не можем терпеть несправедливость, надменность, обман. Они решили сохранить и удержать систему, которая для них понятна.


Я неоднократно говорил, что Порошенко нельзя винить за то, что он такой. Он комфортно себя чувствует и ориентируется в этой гнилой среде. Она его тоже хорошо понимает, и он добился в этой среде пика, максимума – стал президентом этой среды. В кристально чистой среде он чувствует себя так, как мы – в болоте. Этим отличаются наши мировоззрения.


Если мы собираемся ждать, пока эта гнилая среда очистится, то я думаю, что это невозможно, и мы потеряем семь лет. Мы будем ждать два года, пока они досидят, потому пройдут выборы по их правилам, плюс еще пять лет, потому что, по их сценарию, они снова выиграют. Поэтому 17 октября мы будем собираться. Мы будем требовать полной перезагрузки политической системы, изменений в законодательстве о выборах, создания антикоррупционных судов и перекрытия всех основных потоков. Чтобы Порошенко, вместе с ахметовыми, медведчуками, прекратил воровать на платежках простых украинцев. Скорое зима, люди переживают из-за платежек, на них идут последние деньги. Порошенко хватит его миллиардов, пусть он откажется и оставит прогрессивных людей в покое, даст им возможность управлять страной.

О третьем Майдане

Мы не боимся изменений, если они во благо страны.

Роспуск Верховной Рады: коалиция скорее жива или мертва?

Люди проголодались по цивильному способу перезагрузки власти. Если бы люди хотели переворота, они бы его сделали. У нас много вооруженных людей, злых людей. Если бы народ не был мудрым, не было бы Порошенко, Гройсмана, Верховной Рады. Страны не было бы.

Украинцы терпеливо ждут политической цивилизованной альтернативы, компетентных, но радикально настроенных людей, которые прошли через многое, за которыми стоят конкретные достижения. Таким людям они готовы довериться.

Они терпеливо ждали, и будут выступать 17 октября и добиваться изменений. Потому что нельзя шантажировать тем, что агентами Кремля являются все, кто не дают клептократам досидеть свой срок. Всех смешит эта логика.

Ничто не исключено. Народ реально очень злой. Много людей не хотят терять семь лет. Я никого не пугаю, но это объективно: два года, плюс пять лет. Потеря экономики, надежды и самой лучшей инновационной рабочей прослойки.