— Есть мнение, что Трамп разочаровался в руководстве нашего государства. Согласны?

— Не сказал бы, что Трамп разочаровался, поскольку он и не очаровывался. Этот человек очаровывается тиранами, такими как Путин и другие.

На встречах с Трампом наш президент неплохо сыграл на слабостях, нарциссизме, который присущ большинству политиков (нашему президенту – также).

Не ставил бы внешнюю политику в зависимость от ключевых игроков. Соединенные Штаты – демократическая развитая страна, где институты работают очень хорошо. Существуют знаменитые система сдержек и противовесов, сектор безопасности.

— Какова вероятность того, что Украина может остановить агрессию РФ благодаря американскому оружию?

— Американцы 100% не бросят нас на произвол судьбы. Однако снизить поддержку они могут. И сделают это. Поскольку растет раздражение из-за обещаний власти украинскому обществу и международным партнерам относительно внутриэкономических преобразований, борьбы с коррупцией, которые затягиваются.

Популярные статьи сейчас

Лохматая Лорак вызвала недоумение внешностью в реальной жизни, разница огромная: "Сварщик"

Ефросинина поделилась болью, как попрощалась с 17-летней дочкой: «До сих пор перед глазами…»

Измученный Потап признался, что значит жить вместе с Каменских, фото: "У нас все время..."

Звезду "Квартала" избили до неузнаваемости в Москве, за гематомами не видно лица: первые подробности

Жен 91-летнего Чапкиса показали в Сети, как они выглядят и кого уже нет в живых: "Моложе на 51 год"

Показать еще

На Западе так не делается. Там ты должен отвечать за свои слова.

Президент и правящее большинство утверждают, что коалиция существует, они могут голосовать за определенные вещи. Закон о реинтеграции – один из таких примеров.

Можно, конечно, сказать: «Я хочу что-то делать, но мешает сопротивление парламента, общества». Однако это неправда.

Общество пытается давить на президента относительно создания отдельной антикоррупционной отрасли в судебной системе. Президент вроде бы решился на уступки под давлением, но в то же время пытается саботировать этот вопрос.  А он ключевой как для украинцев, так и для западных партнеров.

Они понимают, что здесь — решето, в которое нельзя заливать деньги, ресурсы, доверие, потому что это все оттуда просто исчезает.

— Возможно, это эффект пружины, когда есть определенная граница сжиманию. Существует ли такая опасность?

— США вряд ли изменят свою политику в Украине. Потому что есть принципиальные вещи.

Есть еще третий фактор – с Российской Федерацией. Украина как таковая не угрожает национальной безопасности ни Соединенных Штатов, ни других союзников. А РФ – угрожает непосредственно США. Это крупнейшая ядерная мощь, которая блокирует большое количество решений в Совете безопасности, которая вмешивалась в выборы в США. Буквально несколько дней назад высказали обвинения 15 российским гражданам. Также объявили подозрение голландскому гражданину, который работал на британскую компанию и является зятем одного из обладателей «Альфа-Инвест». Он готовил юридический анализ дела Тимошенко. Сказал, что ее судят законно. Они работали для правительства Украины. Эти элементы важны для пересмотра отношения к Украине.

Рекс Тиллерсон недавно сказал, что ключевым моментом в улучшении отношений с Россией является решение украинского вопроса. То есть прекращение войны и деоккупация территорий. Это они точно не будут менять. Война, агрессия, аннексия – это те вещи, на которые американцы не будут закрывать глаза.

Другой вопрос – внутренний фронт, то есть раздробленность политических сил, невыполнение обещаний Западу, украинскому обществу.

Американцы понимают, что фактически есть две Украины – официальная и та, которая выходит на Майдан, которая хочет жить лучше, борется с коррупцией, воюет, помогает тем, кто воюет.

Уровень финансовой поддержки может сократиться, но нас не бросят. Это будет регулятор, который будет демонстрировать отношение США к президенту, правительству.

— Как выглядит официальный Киев в глазах европейских партнеров на фоне украино-американских отношений?

— Запад фактически единым фронтом выступает в вопросах коррупции, евроинтеграции и т. п. Другое дело, что есть друзья Путина, мы их называем полезными идиотами, которые заинтересованы в восстановлении бизнеса. Они пытаются продвинуть это.

На Мюнхенской конференции по вопросам безопасности, которая состоялась на прошлой неделе, министр иностранных дел, который представляет традиционно просоветскую, а потом пророссийскую Социал-демократическую партию Германии, считает согласие на развертывание миротворческой миссии на Донбассе уступкой со стороны России.

Валентин Наливайченко о «кремлевском докладе» и суде над агрессором

Такие уступки он считает сигналом для начала сокращения и снятия наиболее болезненных европейских санкций.

Американцы потенциально могут ударить по ближайшему окружению. Сейчас идут определенные процессы в конгрессе, конгрессмены хотят заставить Трампа кого-то наказать из списка Forbes. Однако не за Украину, а за вмешательство в избирательный процесс.

На этой же конференции в Мюнхене советник по вопросам национальной безопасности Герберт Макмастер сказал совершенно достоверно, что россияне вмешивались в выборы. Однако добавил, что это не повлияло на выборы. Маленькое изменение позиции было зафиксировано. Трамп должен сделать следующий шаг в соответствии с законом о противодействии противникам США через санкции — ввести определенные санкции в отношении кремлевского списка. Это влияет и на нас, потому что мы не отдельный игрок, мы — в связке с американцами и европейцами.

К сожалению, в последнее время спрашивают, зачем помогать Украине, зачем поддерживать санкции против России, если Украина не меняется и не борется с коррупцией. Нужно разбивать этот аргумент.

Санкции были введены из-за аннексии Крыма, развертывания Россией войны на Донбассе, сбивания малайзийского “Боинга”. То есть это не было реакцией Запада на обещания нашего президента или правительства реформировать страну. Это в наших интересах.

К сожалению, друзья Путина начинают этот тезис продвигать. Нам нужно его нейтрализовать, поскольку это — отдельные процессы.

Нужно давить на власть, чтобы она менялась, но это не значит, что нужно давить в сфере безопасности. Если мы проиграем эту войну, создадим такие проблемы европейцам и американцам, что они даже не могут представить.