О протестном потенциале жителей Крыма, уголовных делах против крымских татар и пренебрежительном отношении президента РФ Владимира Путина ко всем, кроме США, в интервью Politeka рассказал журналист, медиаменеджер, заместитель гендиректора телеканала ATR Айдер Муждабаев.

— Крым как-то изменился после трех лет жизни под российской оккупацией?

муждабаев
— В Крыму создано «гибридное гетто», а крымские татары живут в состоянии страха. Оккупанты осудили уже более 40 крымских татар. Все они из разных слоев населения и всех возрастов. Их пытаются выдать за террористов. Берут разных людей, врачей, инженеров и приписывают им различные статьи. Одним – за участие в митинге «За единство Украины» (24 февраля 2014 года, – ред.). Другим – за «отрицание» территориальной целостности России.

Осуждают всех, кто публично осмеливается говорить, что «Крым не наш». Выбирают людей из разных слоев населения и городов. Это даже русские и украинцы, которые дружат с крымскими татарами. Адвокаты говорят, что такую ​​тактику избрали специально, чтобы не говорили, что осуждают только крымских татар. Поэтому разбавляют: среди 40 татар есть два-три украинца-россиянина. Есть и журналист Николай Семена. Его преследуют, потому что он написал статью в поддержку блокады Крыма и крымских татар.

Дела возбуждают и на адвокатов крымских татар. То есть арестовывают, открывают административное дело и намекают, что следующей будет уголовное. Российское законодательство создано так, что сначала дают административную ответственность за какие-то нарушения общественного порядка. Один-два раза. А второй-третий раз – это уже тюрьма.

Оккупанты добиваются, чтобы крымские татары вообще не собирались компаниями больше трех, ни с кем не разговаривали и не поддерживали никаких отношений.

Популярные статьи сейчас

Разгоряченная Волочкова раскорячилась на полу в неестественной позе: «День начинается с…»

Королеву поставили на место после неприличных утех с 18-летним, Тарзан не потерпит: "Перегнула...."

"Сваты" понесли большую потерю, Женька осиротела: что случилось с главной героиней

Перерасчет пенсий, в ПФУ разъяснили, что надо срочно сделать, чтобы не потерять деньги: "Придется обратиться в..."

Показать еще

Мой друг вынужден был перевезти своих родителей из Севастополя после аннексии в крымскотатарский поселок близ Симферополя. Там их соседи и прохожие обвиняли за то, что те по телефону разговаривают на крымскотатарском языке. Мать довели чуть ли не до инфаркта.

— Как живется тем, кто три года назад ходил голосовать на референдум?

— Они чувствуют себя обманутыми и брошенными. Их покупали, обещая платить российские зарплаты и пенсии, но, как часто бывает с продажными людьми, с ними не рассчитываются. К концу 2014-го еще платили, а потом урезали все надбавки. Сейчас у них цены, как в Москве, а возможностей никаких. Им не позволят никаких малых гостиниц открывать. На соседей пишут доносы, на крымских татар, друг на друга.

Владислав Иноземцев: После захвата Крыма случилось невозможное — в мире ничего не изменилось

Люди недовольны, но кто теперь рабов спрашивает? Теперь они оказались без прав. Они – никто и звать их никак. Их мнение никого не интересует. Крымские татары хотя бы чувствуют себя гордыми, потому что не ходили на референдум и изначально говорили, что будет такое.

Но людям свойственно не признавать свои ошибки, причем очень серьезные. Так и в Крыму. Там пытаются найти виновных среди местных чиновников, а вот Путина не обвиняют, потому что страшно.

Другое дело, что у местного населения как не было воли, так и нет. К ним хоть на каком танке не приедь, хоть с флагом Новой Зеландии, значит, там будет Новая Зеландия. Это хорошо видно по ситуации 24 февраля 2014-го, когда, кроме крымских татар, на митинги никто не вышел. А потом оккупанты начали выводить переодетых военных, подставных людей за деньги.

Все эти организации  фейковые, все эти русские единства – все это на деньги России. Их развивали, кормили, поили – вскормили всю эту русскую партию. Потому обычное население никуда не пойдет, ни на какие митинги. Они им не нужны.

— Говорят, если бы украинская власть в 2014-м отстояла Крым, то на этом бы все и закончилось.

— Даже если учесть, что большое количество военных и особенно спецслужб предали Украину, в воинских частях были и проукраинские люди. Эти части, например, могли взять под контроль органы власти в Симферополе. Уже бы тогда у Путина такая замечательная игра не вышла. Он бы не смог зайти в Симферополь без всякого сопротивления и провести все эти референдумы и заседания в зале правительства. Ведь Россия сейчас аргументирует, что никакого сопротивления не было.

А вот если бы тогда перекрыли въезд в Симферополь, то неизвестно, решился ли Путин штурмовать его. Может, и не решился. Никто не знает. Даже когда начали появляться эти войска в Крыму («зеленые человечки», – ред.), то никто до конца не верил, что будет аннексия Крыма. Такого решения никто не мог предвидеть.

— Путин признался, что это решение он принял лично, хотя его отговаривали. Его советники говорили ему, что у России не хватит средств на его содержание, что они не потянут. Но Путин на это не обратил внимания.

— Давайте говорить честно: если бы не было крымских татар – все было бы шито-крыто. Именно поэтому нас там преследуют и унижают. Поскольку основное населения, 99% – это обыватели, которым даже не важна их национальность.

Я очень люблю свой народ и очень люблю украинцев, потому что это свободолюбивые люди. Я переехал в Украину, я крымский татарин, здесь наша страна-родина. Я люблю украинцев, как свободных людей, и крымские татары такие же. Но сейчас они сидят в тюрьмах, потому что борются за свободу и исключительно за то, что они не изменяют Украине. Поэтому я считаю подлостью не вспоминать о них.

Жизнь в изоляции: как Россия превращается в Северную Корею

Вот, например, Решат Аметов, который пошел один без оружия протестовать в захваченное здание парламента тогда в 2014-м. Его затолкали в автомобиль под видеокамерами и увезли в неизвестном направлении. Над ним очень поиздевались, выкололи глаза и закопали в поселке под Симферополем, чтобы была видна часть тела и голова. Сделали это намеренно.

Ильми Умеров – больной физическими недугами, а ему инкриминируют уголовное дело. Его удерживали в психбольнице, а сейчас – под следствием с подпиской о невыезде. Все это только за то, что он говорит, что Крым – это Украина. Только за это.

Так же десятки других ребят, которые ничего не слышат из столицы своей страны и при этом продолжают ее любить и бороться за нее.

Единственное, что сделала Украина в Крыму – это блокада. Хотя сначала там собрались разные совершенно незнакомые между собой люди: крымские татары, автомайдановцы, «Правый сектор», запорожские казаки. Я думаю, власть этого очень не хотела. Просто было бы совсем непонятно мешать крымским татарам бороться с оккупантами. Хотя были попытки штурмовать, когда непонятно кто послал этих 100 вооруженных спецназовцев против десяти крымских татар вблизи линии электропередач. Думаю, что не один командир, я надеюсь, не приказал бы стрелять в татар.

И только через три месяца власть поняла, что лучше эту блокаду возглавить. Так же случилось с торговой блокадой Донбасса.

То, что власть ее поддержала – она ​​хоть как-то удержала свой авторитет. Вся украинская власть, собственно, олигархическая власть, у которой есть общие интересы: получать газ, уголь, налоги и разворовывать бюджет.

Я не говорю, что все до одного воруют, но система работает так, что первый учитываемый интерес – это интерес распределения денег. Украинская коррупция стала легендарной, она убивает лоббирование Украины на Западе. Там думают: «Зачем им что-то давать, если украинцы все разворуют». Это снижает помощь нашей стране. Я более чем уверен, что Украина не получает западного оружия и военной помощи именно из-за коррупции. Коррупция все убивает.

— В Украине война, оккупированные территории, под боком агрессор – Россия, международная поддержка то есть, то нет. У власти – олигархи. Украинцы долго это будут терпеть?

Владимир Пилипенко: Один неверный шаг – и Украина легализует Путина

— Думаю, что нам поможет Путин. Во всей этой ситуации я твердо могу рассчитывать только на Путина. Потому что этот человек не сойдет с намеченного плана, он пойдет дальше и будет совершать ошибки, и эти ошибки помогут Украине. Запад поймет, что не бороться с ним нельзя.

Путин может аннексировать Беларусь, Казахстан, может усилить войну против Украины. Он разговаривает только с Америкой, а к другим относится пренебрежительно. Ни Украина, ни Европа для него ничего не значат. Богом он считает только президента Соединенных Штатов Америки. Донбасс он никогда не отдаст, так же как и границу. Какие Минские соглашения, о чем речь? Они не играют никакой роли.

Это надо признать и направлять Россию в формат Будапештского меморандума. Главное, чтобы с этим согласились западные партнеры и изменили политику в отношении России из-за нарушения территориальной целостности Украины. Риторика Запада может измениться, если Украина «радикализирует» свои требования. Мы же отказались от ядерного оружия – значит, мы уникальная страна, и Запад должен предоставить нам уникальные условия. Должны их требовать, иного варианта нет.

— Украина может это сделать при Порошенко?

— Трудно сказать, но если Украина усилит свои требования относительно России, от нее никто не отвернется. Это не чушь и не страшилка. В общем, Россию спасает только отсутствие у Запада политической воли поставить ее на место. Когда эта воля сформируется под давлением поведения самого Путина, – все закончится.

В этом мире все нестабильно. И если в Украине кто-то говорит, что мы никогда не освободим Крым и не отвоюем Донбасс – это, по крайней мере, странные люди. Советский Союз развалился за три дня, и в России тоже все закончится внезапно.

А Крым легко будет освободить. Туда надо будет мирно и спокойно заехать колонне украинских танков. Центральная власть в России будет деморализована, там никто и ни за что не будет отвечать. А крымчане не окажут сопротивления. У них не будет ни власти, ни идеи, то зачем им умирать?

Галина Остаповец