Пусть идеологические схватки, ведущиеся в виртуальном пространстве, и в самом деле принимают нешуточный размах, мы все-таки постараемся свести наш разговор к шутке. Но при этом обойдем стороной специальные эффекты, выполненные с использованием Adobe Photoshop и других компьютерных программ. А поговорим об эффективности малозатратного средства, каковым является печатное (или непечатное) слово.

Фрицами называли немцев сначала британские солдаты во время Первой мировой войны, а потом уже советские, в годы Второй мировой. Советских солдат немцы называли, в свою очередь, иванами.

Казалось бы, что здесь такого: называть фашистов фашистами куда как обиднее и точнее – сразу понятно, о ком речь идет. Но фашизм – это идеология, а не ругательное слово. Другое дело: почему не ганс прижился (он также обкатывался в устном народном творчестве), а фриц (уменьшительное от имени Фридрих). В любом случае, низведение великой германской нации, агрессора, взявшего силой всю Европу до уровня какого-то мелкого фрица – вот в чем нуждался советский народ, охотно подхвативший в 1941 году это прозвище, похожее на собачью кличку.

Врагу, собственно, фрицам, абсолютно все равно было, как их называют. Они не оставались в долгу: иван, русиш швайн.

Унизить врага не в его собственных глазах, а среди таких же, как ты, кто страдает от войны и нищеты, – вот правило вербального самоутверждения. Пусть на словах, но я задам фрицу трепку.

Популярные статьи сейчас

Порошенко ждет расплата, Украина замерла: "Генпрокурор готовится подписать..."

Погода сойдет с ума, температура удивит резким скачком: новый прогноз синоптиков

Экс-Nikita в латексе устроила грязные танцы на публику: «Огонь!»

Всплыли архивные кадры Королевой с Николаевым: Тарзан о таком и не мечтал

Показать еще

Украинская нация, долгие столетия находившаяся в подчиненном положении в Российской империи, только научается простым, но таким необходимым для сплочения общества приемам ведения информационной войны.

А так как мы живем в глобальном мире, продолжая оставаться в одном информационном пространстве с бывшей метрополией, то в нашем лексиконе еще бытуют слова и выражения, более уместные в шовинистической России. Пиндосы, например. Словечко, которое возникло на волне антиамериканских настроений, инспирированных и направляемых Кремлем через всесильное телевидение.

Понятно, гражданам РФ, которые спят и видят себя великой нацией, не имея на то никаких экономических оснований, очень важно для поднятия духа оскорбительно отзываться о США и их народе. Таким нехитрым способом поднимается самооценка у русских людей. Рядовым американцам же (а таких большинство) по большому счету все равно, какое прозвище им присвоили в России. Хотя бы потому, что среди американцев есть такие, которые не знают о географическом расположении России (пусть таких и меньшинство).

А так, через телевизор, вместе с российскими сериалами, с Петросяном и Задорновым пришло в Украину слово «пиндосы». И прижилось, равно как и антиамериканская истерия в легкой форме.

Но ведь и такие популярные сейчас для обозначения 86% россиян, поддерживающих политику Путина, слова «ватник», «вата» – они тоже пришли из России. Что правильно и логично – явление получило свое именование по месту происхождения.

Другое дело, что украинский фольклор пока не проявил особой изобретательности в поисках уничижительной клички для вражеских солдат. Но зато украинцы проявляют моментальную реакцию и переиначивают на свой лад прозвища, которые дает нам сторона противника на всех уровнях, от официоза до базарной площади. Укропы, каратели, хунта – все эти слова моментально подхватываются здесь и становятся предметом гордости и знаком доблести.

Хунта объединяет. Каратели сплачивают. Укроп принят на ура.

Сложность еще в том, что слова, которые украинцы могут применить к русским, чтобы унизить и оскорбить последних, должны быть им понятны без перевода. Согласитесь, сказать русскому человеку о Путине, что он «миршавий карлік» – это далеко не лучший вариант.

А вот для чего не понадобилось перевода, так это для стадионного гимна харьковских ультрас, подобравших всесильному президенту РФ словечко, которое к нему прилипло так, что не отодрать.

Эту хулиганскую песенку можно приравнять по силе воздействия в информационной войне к танковой армии.

Мы начинали рассказ с того, что напомнили: фрицами прозвали немецких солдат сначала британские военнослужащие. Так вот, называя сепаратистов, которые при содействии российских властей стали рвать Украину на части, украсив себя предварительно георгиевскими ленточками, колорадами, мы должны знать, что колорадскими жуками (doryphore) называли немецко-фашистских оккупантов французы во время Второй мировой войны.

Вот такой второй фронт открылся для Украины в информационной войне против России, такие неожиданные союзники.