Конечно, ничего сверхъестественного в политике северокорейского лидера нет. Санкции не такие грозные, как кажутся издалека. К тому же, есть достаточно много способов их обходить, в чем Пхеньян набил себе руку за долгие годы.

Один съезд за 36 лет

В мае произошло весьма интересное и в чем-то характерное событие. В столице КНДР состоялся VII съезд Трудовой партии Кореи. Еще в 1950-х годах Ким Ир Сен сделал очень много для того, чтобы отойти от советских и китайских образцов ритуальных коммунистических действий. По большому счету северокорейским лидерам партийные съезды были не нужны.

Так было у Сталина: между XVIII и XIX съездами ВКП(б)-КПСС прошло 13 лет, Мао Цзедун тоже не слишком часто собирал съезды. Тем не менее, Ким Чен Ын решил теоретически высшее собрание партийцев собрать.

Обозреватели предполагали, что на съезде партии будет объявлено о новом политическом курсе. Скептики им отвечали, что ритуальные партийные сборища не самое лучшее место для провозглашения радикальных перемен. Тем более, что в Северной Корее нет такой традиции. Наоборот, на съездах чаще закрепляют сделанные ранее перемены.

»Если Путин начнет наступление в Украине — российские войска просто разбегутся, бросив технику»

Скептики оказались правы. По форме ничего нового не произошло.

Популярные статьи сейчас

"Вышли с белым флагом": выяснилось, что на самом деле сейчас происходит на "Азовстали"

Путин понял, что не победит в войне, раскрыта последняя надежда Москвы: "Была мобилизована..."

Новый поворот в скандале из-за оценок украинского жюри Евровидения-2022 для Польши: "Будем откровенными..."

"Вышли с белым флагом": выяснилось, что на самом деле сейчас происходит на "Азовстали"

Массовая мобилизация в Украине: министр Резников предупредил, сколько людей заберут в армию

Показать еще

Есть еще одно весьма важное обстоятельство. У северокорейского лидера есть очень серьезные причины не заявлять о проведении реформ, а наоборот, всячески их маскировать.

Уровень жизни на севере Корейского полуострова несравненно ниже, чем на юге. Уже одно это заставляет не слишком спешить с реформами, так как последствия резких поворотов могут быть для правящей клики непредсказуемыми. Вот почему в социалистической риторике появившийся класс предпринимателей называется «независимыми управленцами чучхейско-социалистического типа».

Несомненно, однако, что в Северной Корее идут постепенные реформы по китайскому образцу — и это частично дает возможность демпфировать внешнее негативное воздействие в виде санкций.

Неэффективные санкции

Времена тотального голода ушли в прошлое. Карточная система функционирует только для некоторого слоя партийных и государственных чиновников, старших офицеров и жителей столицы Пхеньяна. Все остальные граждане покупают продовольствие на рынках со свободно формирующимися ценами.

Главный продукт питания — не рис, а кукуруза. Рисом питаются либо те, у кого есть средства, либо те, кто получает его по карточкам.   Известный, историк, кореевед, преподаватель университета Кукмин в Сеуле Андрей Ланьков приводит цены на северокорейских рынках. В середине марта средняя цена килограмма риса в Пхеньяне составляла 5100 вон, а в конце июля – 5200.

Несмотря на жесткость режима, иностранная валюта в стране ходит практически свободно. В марте за один доллар давали 8190 вон, а в июле – 8210. Для экономики под санкциями — показательная стабильность.

Понятно, что санкции особо не радуют северокорейское руководство. Это как неудобная обувь. Ходить можно, но без удовольствия.

На последнем съезде партии Ким Чен Ын позволил себе критические замечания в адрес Китая. Прямо соседняя страна не была названа, но действия государств, проводящих политику «реформ и открытости» (официальное название политики китайской компартии со времен Дэн Сяопина), были осуждены.

Смерть Щетинина: как российские спецслужбы действуют в Украине

Как сказал северокорейский лидер, они «капитулировали перед военной мощью американского империализма», в то время как Корея продолжает этому империализму упорно сопротивляться – не в последнюю очередь потому, что вредная идея «открытости и реформ» показала свое ничтожество перед лицом «политики первенства армии».

Очевидно, что поддержка Пекином введения санкций вызвала сильное раздражение в Пхеньяне. Настолько, что Ким позволил себе то, чего никогда не делал ни его дед Ким Ир Сен, ни его отец Ким Чен Ир.

Казалось бы, что в таких условиях осуждать Китай — единственного внешнего партнера и в каком-то смысле защитника — противоречит даже не логике, а простому здравому смыслу. Где еще Северная Корея возьмет нефтепродукты по относительно низким ценам, разницу с мировыми оплачивает Пекин.   Тем не менее, выпады против Китая и его компартии — характерная черта северокорейской пропаганды времен Ким Чен Ына.

КНДР
Візит до повітряно-десантної дивізії КНДР

Видимо, здесь мы имеем дело с психологическими и личными факторами. Неприязнь северокорейского лидера к Китаю настолько сильна, что перед ней отступают все остальные прагматические соображения. Китайские руководители отвечают ему той же монетой. В частности, Си Цзиньпин всегда негативно относился к ядерным испытаниям Пхеньяна и Ким прекрасно это знает. Тем не менее, государственные интересы у китайских лидеров превалируют, и поэтому в Пекине никак не прореагировали на пхеньянские уколы.

Продовольственные резервы

Относительная недейственность санкций имеет несколько составляющих.

Во-первых. Когда после январских испытаний в Совете Безопасности ООН Китай поддержал, наверное, самую жесткую резолюцию по ужесточению санкций, в нее была внесена весьма примечательная оговорка. Что запрещается импорт железной руды и угля из Северной Кореи. Однако  при этом страна-покупатель имеет право произвести импорт этих товаров, если прибыль от таких сделок будет использована Пхеньяном в гражданских целях.

Как при тотальной закрытости Северной Кореи определить: куда были направлены полученные от внешнеторговых операций средства. И кто может использование этих средств по назначению проконтролировать? Никто. Понятно, что тем самым китайское руководство оставило для себя определенное поле для маневров. Вполне возможно, что благодаря этой оговорке на вполне законных основаниях Китай продолжает закупки угля и железной руды, тем самым облегчая положение Пхеньяна.

Черный бизнес АТО: как на контрабанде оружия зарабатывают миллиарды

Во-вторых. Вероятно, что в относительно благополучные по меркам КНДР годы накоплены продовольственные резервы, которые также смягчают негативное воздействие санкций.

В-третьих. Неучтенным, но значительным источником валюты для северокорейского руководства являются поступления от рабочих, отправляемых в государственном порядке на работу, в частности, в Россию и Китай. Добавим к этому и нелегальных мигрантов в большинстве своем в пограничных регионах Китая. Они также переводят деньги своим оставшимся на родине родственникам и тем самым наполняют валютный рынок.

В-четвертых. КНДР активно продает оружие и сотрудничает с рядом стран в разработке артиллерийского и ракетного вооружения. Поступала информация, что северокорейские специалисты работали в Иране и Пакистане. Очевидно, что не только ради удовольствия.

Похоже, что очевидная неэффективность санкций и вдохновила Ким Чен Ына на дальнейшее обострение в виде как ракетных пусков в период проведения G20, так и пятого ядерного испытания. Более того, вероятно в ближайшее время проведение и шестого.

Варианты развития событий

Рискуя нарваться на всеобщее осуждение своими ракетно-ядерными действиями, в Пхеньяне четко отслеживают даже малейшие изменения международной конъюнктуры.

В первую очередь в треугольнике США с Южной Кореей — Япония — Китай. Можно было бы добавить в эту международную конфигурацию и Россию. Но Москва, судя по всему, сознательно ушла на второй план, предоставив Пекине пальму первенства. Хотя осуждения испытаниям Кремль раздает в достаточном количестве.

Поддерживая январскую жесткую резолюцию Совбеза ООН, Пекин надеялся на ответные шаги Вашингтона в своем споре с соседями в Южно-Китайском и Восточно-Китайском морях.

Обама самый слабый президент Америки — Щербак

Ничего этого не произошло. Наоборот, США недвусмысленно выступили в защиту своих союзников — Филиппин, Тайваня и Японии. Хотя Вьетнам и не имеет особых отношений с США и тем более никаких взаимных обязывающих документов, тем не менее, понимая — какую позицию занимает Вашингтон, в Ханое также решили продемонстрировать решимость в отношении островов в Южно-Китайском море размещением на них ракетных комплексов береговой обороны.

Все это вызвало буквально взрыв возмущения в Пекине. Ким Чен Ын захотел воспользоваться открывшимся окном возможностей и еще больше взвинтить обстановку.

В ответ на северокорейские ракетные стрельбы со все увеличивающейся дальностью на территории Южной Кореи предполагается развертывание системы противоракетной обороны THAAD (Terminal High Altitude Area Defense — Высотная зональная оборона на театре военных действий). Китай рассматривает размещение THAAD как угрозу своему ракетно-ядерному потенциалу и на какой-то период ослабил давление на Пхеньян.

Не удивительно, что Ким так осмелел. Он прекрасно понимает довольно сложный характер американо-китайских разногласий и невозможность их какого-либо разрешения в обозримый период.

КНДР
КНДР здійснила запуск ракет малой дальності в напрямку Японського моря

Пекин ни в коем случае не хочет полного крушения северокорейского режима и объединения полуострова в одно государство. Такое может произойти только под эгидой Южной Кореи и это, по мнению китайских лидеров, создаст американское предполье в ближнем тылу Китая. С другой стороны, Ким Чен Ын как всемирный enfant terrible создает своим спонсорам массу проблем.

Хорошо, конечно, с помощью пхеньянских фокусов создать американцам проблемы. Однако у такой игры есть своя оборотная сторона, связанная со спиралью гонки вооружений в Восточной и Юго-Восточной Азии.

Пуски северокорейских ракет и ядерные испытания в первую очередь угрожают Китаю и России. Газета «Коммерсант» приводит слова источника в МИД Китая, «при их технологиях вообще неизвестно, куда полетит ракета или пойдет радиоактивное облако».

Угрозы из Пхеньяна достаточно серьезно рассматриваются в Сеуле. И там принимают меры по защите своей территории. В том числе и развертыванием комплексов THAAD. Радар этой системы ПРО, помимо северокорейской территории, покрывает еще и северо-восток Китая и Дальний Восток России. При всех протестах против развертывания THAAD как в Москве, так и в Пекине осознают, по крайней мере — для себя: кому они должны сказать спасибо за установку этой ПРО с Южной Корее.

Афганистан против войны в Донбассе мелко дышит. Там нас не накрывали «Градами» — Лихолит

Следующая головная боль Китая и России — Япония. Там тоже серьезно относятся к угрозам со стороны Северной Кореи. Не удивительно, что в стране все больше находит поддержку отказ от антивоенных статей конституции и в первую очередь от создания полноценной армии и вооружения ее самым современным оружием. Пока же радиоэлектронные части системы THAAD будут размещены и в Японии.

Недавно ее министр обороны запросил у правительства дополнительно    $970 млн на модернизацию противоракетных систем Patriot. Предполагается повысить их точность и увеличить дальность перехвата до 30 км. Работы осуществит Mitsubishi Heavy Industries, которая модернизирует ракеты по лицензии американских фирм Lockheed Martin Corporation и Raytheon Co. После пусков северокорейских ракет 24 августа вероятность удовлетворения запроса существенно возросла.

Для Китая и России включения Японии с ее огромным промышленным и научно-техническим потенциалом в гонку вооружений грозит существенным изменением военно-стратегической и геополитической ситуации во всем Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР). При всем стремительном развитии Китая его потенциал не идет ни в какое сравнение с японским и американским и тем более — если рассматривать их в сумме. Добавим к этому и исторические фобии Китая по отношению к Японии.

С этой точки зрения Пекину стоит предпринять серьезные действия с целью несколько урезонить товарища Кима. Похоже, что китайское руководство пока окончательного решения не приняло и заняло выжидательную позицию.

Каин и Авель по-корейски

В Сеуле как раз времени не теряют и разрабатывают планы сокрушительного отпора возможному нападению северокорейцев. В южнокорейской столице все чаще слышны призывы превратить Пхеньян в развалины, если дело дойдет до настоящего сражения.

В Северной Корее крайне раздраженно комментировали проведение американо-южнокорейских военных учений Ulchi Freedom Guardian. Представитель Министерства иностранных дел Северной Кореи в своем заявлении отметил, что нестабильная ситуация на Корейском полуострове «оказалась на грани войны, учитывая решение США продолжать нацеленные против КНДР учения, направить в этот регион стратегические бомбардировщики, а также развернуть в Южной Корее американский противоракетный комплекс THAAD».

КНДР решила ответить на это. Начальник генерального штаба северокорейской армии заявил, что страна готова нанести превентивный ядерный удар по этим государствам.

CBC News сообщает, что военные учения начались на фоне побега в Южную Корею заместителя посла КНДР в Великобритании Тхэ Ен Хо и его семьи. Как передает Reuters, президент Южной Кореи Пак Кын Хе заявила, что в последнее время рушится даже элита Северной Кореи, ключевые фигуры государства бегут за рубеж. Это, по ее словам, говорит о серьезных трещинах в северокорейском режиме. Как пишет The Guardian, в КНДР беглого дипломата назвали «преступником» и причислили к «отбросам человечества».

Конец эпохи Каримова. Что дальше?

На Корейском полуострове образовался политический тупик подобный Донбассу. Пекин не хочет сильно давить на Пхеньян, чтобы совсем не потерять хоть какие-то средства воздействия и не уступать под давлением американцев. Соответственно, Ким Чен Ын и дальше будет чувствовать полную безнаказанность и демонстрировать миру свою безбашенность.

Северокорейский режим не выдерживает соревнования с высокоразвитой Южной Кореей и единственной гарантией его существования являются ядерные бомбы и баллистические ракеты. Во всяком случае так думает Ким Чен Ын и его окружение.

Ключ к решению этой проблемы лежит в Пекине. Когда китайские лидеры решат им воспользоваться — не ясно.

Обострение в Восточной Азии рикошетом бьет и по Украине. Вашингтон все больше переносит центр тяжести своей политики в АТР в ущерб своим обязательствам в Европе. Если Дональд Трамп станет президентом, то в американской политике усилится элемент изоляционизма, и свобода рук российской дипломатии увеличится.

Для нас важно подойти к этому моменту с более сильной армией. Это единственный и самый преданный союзник Украины.

Юрий Райхель