За время войны погибли более 3 тыс. украинцев, 10,7 тыс. были ранены, а более 100 находятся в плену.

Были ли у Украины успешные военные операции на Востоке, кто виноват в Дебальцевском и Иловайском котлах и стоит ли планировать наступательную военную операцию по освобождению Донбасса, Politeka спросила у артиллериста, военного инструктора и волонтера.

Матвийчук
Юлиан Матвийчук, депутат полтавского горсовета, бывший боец полка «Азов»:

— К успешным операциям отнес бы Марьинскую в 2015 году (тогда город удалось освободить от боевиков, отбить атаки российской армии, — ред.) А также освобождение Мариуполя в июне 2014 года. Тогда с минимальными потерями взяли второй по величине город в Донецкой области. Еще считаю успешным Широкинский маневр, когда силами только пехоты удалось занять огромные плацдармы.

Под Дебальцево можно было не только избежать котла, но и продвинуться вперед. У нас были силы, чтобы побеждать. Если посмотреть на карту Дебальцево, то окружение сил наших ребят на плацдарме было, в принципе, в одном направлении. В это время направление на Донецк было чистым. Но у нас не были слаженными подразделения.

Популярные статьи сейчас

Бесстыжая Каменских приспустила пиджак и похвасталась аппетитными формами: "никто не устоит"

Кравец из "Квартал 95" спустила платье и показала главное достоинство: "Боже, такая..."

Расстрел в российском колледже: знакомые душегуба выдали страшную правду, "надругались..."

Новая Зайцева влетела в толпу, люди разлетелись как кегли: «Даже не тормозил»

Показать еще

Каждый боится брать на себя ответственность за штурм, потому что из-за него понесем потери. За это можно получить «по шапке» от руководства, придется писать письма родителям погибших. Но без таких решений не будет успеха.

До 4 сентября 2014 года шли наступательные действие всех вооруженных подразделений Украины. Тогда Донецк был отрезан от Луганска, можно было дальше работать по позициям противника. Когда всех отправили на штурм Иловайска, а там принимали участие не только подразделения, которые находились в «ДНР», подтянули и подразделения «ЛНР», то Луганск был не очень хорошо укреплен, в Донецке тоже можно было несколько районов взять.

Сейчас у нас есть все средства, чтобы воевать. Есть огромное количество артиллерии и артиллерийских планшетов, которые наводятся на позиции и реагируют за долю секунды. Есть профессиональные, обученные в боях ребята из ВСУ.

60-тысячного войска больше чем достаточно, чтобы провести успешную операцию на Донбассе и зачистить украинские территории от сепаратистов. Конечно, это с прикрытием танков и артиллерии. Война затянулась на тысячу дней из-за нескольких моментов. Во-первых, из-за нерешительности руководства страны, которое не готово проводить зачистку нашей территории. Во-вторых, есть экономическая причина. Некоторым гораздо больше удастся заработать, если будет неконтролируемая зона. Тот же уголь можно гонять как контрабанду. В-третьих, это политически выгодно властям. Люди не будут критиковать их, пока идет война.

ЦвиАриель
Цви Ариэли, инструктор по тактической и огневой подготовке:

— По моему мнению, кроме самодеятельного захвата Широкино, успешных операций не было. Тогда победили благодаря эффекту неожиданности. Это была нейтральная территория. Россияне не ожидали, что туда кто-то пойдет. Еще, пожалуй, Славянск можно считать успешным. Хотя это была политическая договоренность.

Фактически все котлы – это крупнейшие провалы. Почему все заканчивалось котлами, окружением и разгоном? Потому что если был какой-то тактический успех украинской армии, то сразу вводились российские армейские формирования, а не сепаратисты. По Дебальцево и Углегорску был низкий уровень координации между подразделениями. И по сей день он низкий. В большинстве подразделений даже нет нормальных радиостанций. Все идет через несколько штабов. Нет планирования на уровне батальонов, на уровне бригады.

Хорошо то, что почти за три года войны вооруженные силы увеличили свои возможности. Если раньше было примерно 5 тысяч боеспособных бойцов, то сейчас в десять раз больше. Украинская армия стала больше, улучшилось обеспечение. Но армия прошла максимум 5% пути к тому, чтобы стать полноценной.

В таких условиях можно разве что планировать наступательную операцию. У войска должны быть планы на все случаи жизни. Но реализовывать их Украине в ближайшие месяцы категорически нельзя. К сожалению, та сторона объективно сильнее. Это мы сейчас видим на примере Светлодарской дуги. Говорят, что сепаратисты спровоцировали. Это неправда. На передовой говорят, что был приказ несколько сотен метров, лесок какой-то захватить. Теперь мы видим, чем это закончилось. Это маленький пример. Большой – это Иловайск. Операция начиналась успешно. Там быстро захватили большую часть территории, пока не выдвинулись вооруженные силы РФ. Но ведь надо было сначала укрепиться, а потом уже что-то отбивать.

Голоднюк
Владимир Голоднюк, волонтер:

— Не вижу сейчас успешной операции на Донбассе. Почему говорят, что успешным был выход из Дебальцевского котла? Может, потому что там было меньше потерь, чем в Иловайском котле. Но как можно говорить об успехе, когда погибло столько наших бойцов? Считаю, что это поражение.

Непонятно, что лучше сделать, чтобы война завершилась. Или идти на прямую конфронтацию, или осуществлять позиционные бои в сочетании с санкциями против России и экономическим давлением на нее. Если бы сейчас была команда дать отпор сепаратистам, наша армия готова зачистить эту территорию от врага. Никто покидать свои позиции не собирается. Готовы защищать Украину до конца.

Наши военачальники, разумеется, бездарные. С другой стороны, Украине гарантировали территориальную целостность и безопасность, когда она отдавала свое ядерное оружие. А вот когда реально пришлось помогать Украине хотя бы летальным оружием, мы от Европы этой помощи не получили. Санкции против России – это мизерная помощь. У России одна из сильнейших армий. Но если бы блок НАТО показал свои зубы и поддержал Украину, Россия не осмелилась на то, что сейчас творит на Востоке.

Яна Романюк

Фото: Reuters