Главные лица так называемой «ДНР» устраивают застолья в дорогих ресторанах с контрабандными продуктами и стареющими российскими звездами 

Как пишет издание «Новое Время», в донецком ресторане «Штальман» публика в основном статусная — мужчины со значками депутатов самопровозглашенной «ДНР» и другие видные сепаратисты.

Среди них Павел Губарев, который в 2014 году провозгласил себя «народным губернатором» Донецкой области, после более проворные соратники оттеснили его от рычагов управления самопровозглашенной республикой.

Соцсети высмеяли продажу в Москве «медалей ДНР за взятие Киева» (фото)

Здесь Губарев не просто посетитель, а хозяин, причем уже полтора года. Обстоятельств смены собственника никто не знает, но персонал на условиях анонимности не исключает: перспективное заведение просто отжали.

Популярные статьи сейчас

ЗНО-2020: абитуриентов огорошили нововведением, срочное решение Кабмина, «с 7 по 15 сентября…»

В "Квартал 95" обсуждают потерю, Евгений Кошевой раскрыл подробности: "У Валерия Жидкова..."

Пышногрудая Чехова скинула одежду и пошла по стопам Волочковой, фото все объясняют: "Ветки не колятся?"

Королева с новой внешностью и лифчиком наружу спела свой хит 25-летней давности: "Ужас какой!"

Показать еще

С тех пор Губарев довольно часто использует ресторан как офис, проводя здесь встречи. Дела ведет его супруга Екатерина, также известная сепаратистка, в прошлом так называемый «министр иностранных дел ДНР».

«Штальман» — не единственное донецкое заведение, пережившее войну. В городе работает около 300 кафе, ресторанов и ночных клубов — почти столько же, сколько и до войны.

В период активных боев большинство заведений закрылось, но в 2016-м они начали возрождаться десятками. Причем на любой вкус — от элитных ресторанов с заграничными деликатесами и закрытыми вечеринками до тематических кафе в советском стиле.

В «ДНР» массово жалуются на мародеров: «власти» молчат

Исключения составили сетевые заведения вроде «Мафии» или McDonald’s, которые покинули оккупированные территории окончательно.

Постепенно Донецк превращается в город кафе, супермаркетов и парикмахерских, говорит 29-летний Никита, владелец одного из ресторанов в центре Донецка, попросивший не называть его настоящее имя.

«У людей есть «старые» деньги, заработанные до войны, или «новые» — заработанные на войне,— поясняет он.— Но в производство вкладывать слишком рискованно, поэтому сфера обслуживания — самый логичный выбор».

Учитывая повальную бедность местного населения и практически полное отсутствие среднего класса, главными завсегдатаями местной индустрии развлечений стала новая донецкая «элита»: военные, представители сепаратистских «властей», люди, сколотившие капитал на войне, и женщины, ищущие себе богатого мужа или хотя бы временного покровителя.