Примут ли закон о выборах до проведения новых, какие изменения нужны в ЦИК и политической системе в целом, а также о беспорядке в Кабмине рассказал гость Politeka Online Сергей Шахов, народный депутат Украины, внефракционный, представитель депутатской группы «Воля народа».

шахов 150

О мажоритарщиках и депутатах по спискам

Я мажоритарщик, постоянно работаю со своими избирателями, но через приемные. Если и бываю в округе, то в области. Знаю почти все проблемы, которые есть в Луганской области, бытового и государственного уровня, даже вне нашей страны. Все доходит до меня через мои приемные. Что делают другие депутаты – не знаю. Хотелось бы, чтобы все были мажоритарщиками и работали со своими избирателями. Много манипуляций происходит через телевидение, СМИ, Фейсбук. Никакое оружие сегодня не нужно, дай телевидение – и можно сделать что угодно.

Популярные статьи сейчас

Филипп Киркоров на семейном празднике решился показать "маму Наташу" своих детей: "Как похожи"

Ушла из жизни легендарная актриса-красавица: прославилась благодаря эффектной внешности

Российская актриса Безрукова обратилась к ушедшему из жизни сыну: "Тебе всегда будет 25"

Трагедия под Черниговом: число жертв резко увеличилось, новые данные

Внезапно скончался известный музыкант, ему было всего 30 лет: подробности трагедии

Показать еще

Все депутаты должны быть мажоритарщиками, чтобы их знали люди на местах, могли к ним обращаться в любой момент, хоть ночью.

Мой телефон есть в области практически в каждой семье, а это более 280 тысяч семей. Мне постоянно звонят. У меня есть помощник, который отвечает, когда я занимаюсь чем-то другим. Он записывает все проблемные вопросы. Есть тысячи вопросов, которые нужно решать на уровне Кабинета министров, парламента. Также есть бытовые проблемы: течет крыша в подъезде или вода в подвале стоит. Редко обращаются по поводу проблем с законопроектами, потому что это уже мой вопрос, к тому же я постоянно отчитываюсь перед избирателями, за какой закон проголосовал и почему, в газетах, на местном телевидении. Что касается мэров, глав поселковых советов, районов – у меня с ними постоянная связь. То ли он прошел от “Нашего края”, то ли от “Оппоблока”, то ли беспартийный – неважно, какая партия. Это и Северодонецк, и Лисичанск, и Марковский район и т.д. В Старобельске, например, прошла на выборах беспартийная, у меня с ней нормальные отношения, могу по любому вопросу обратиться.

О квалификации Центральной избирательной комиссии

Я не знаю, почему МВФ не требует от нас нового состава ЦИК. Требует, чтобы мы избавились от земли, которую продаем, завозили продукты питания из Европы, эмбарго накладывает на наше производство, а о ЦИК забыли. Уже почти два года прошло, как должны были изменить состав ЦИК. Считаю, что сегодня парламент примет важное решение и проголосует за переизбрание состава ЦИК. Это самое важное решение в политическом смысле. Процветает политическая коррупция, партии ссорятся между собой. Я не согласен с составом ЦИК, но нужно голосовать. Я молодой политик, который прошел от новой силы “Наш край” в парламент. Я тоже хочу, чтобы наш представитель был в комиссии ЦИК. Даже больше, я хочу, чтобы наблюдали в ЦИК именно волонтеры, которые отстояли экономическое бремя, которое легло на их плечи, которые таскали чемоданами медикаменты ребятам, которые воюют, одежду, бронежилеты, каски, а не те политические силы, которые воюют только за политику, а не за людей.

Меня не устраивает система от политических сил. У нас 400 фейковых политических партий, которые используются для фальсификаций на выборах. Молодые политические силы, которые намерены навести порядок в государстве, должны заводить в ЦИК наблюдателей. Но мы не можем завести наблюдателя. Бывают фальсификации, подделки документов. Люди видели беспорядки в Северодонецком городском совете, когда я обращался к ЦИК, чтобы разогнать депутатский корпус, который трижды нарушил закон. Мэра уволили 24 депутата через два месяца работы после избрания 62% избирателей. После этого он через суды вновь садится в свое кресло. После этого его снова увольняют депутаты. И так трижды. Я обращаюсь к ЦИК, а там Чупахин от “Оппоблока”, который отвечает за Луганщину, говорит, что не нужно этого делать. Кто-то отвечает за Львовщину, кто-то — за Закарпатье, а за всю страну никто не отвечает. Это политическая коррупция между членами ЦИК. Дай Бог, чтобы новые члены не занимались фальсификациями.

Я обращался в ЦИК, было решение суда, что депутатский корпус не был прав. Мы не голосовали за отставку Казакова. ЦИК должна была отреагировать: прежде всего разогнать депутатов городского совета. Но коррупция в Верховной Раде, несмотря на законность решения судов, не дала проголосовать за разгон депутатов. Должны были разогнать местную ТИК, которая незаконно нарушала любые принципы: политические, человеческие. Также меня, который прошел первым номером от “Нашего края”, лишают сразу депутатского мандата. За меня проголосовал весь Северодонецк, а ТИК решила лишить мандата, потому что у меня якобы был мандат депутата Стахановского городского совета. Суд восстановил меня в должности, предоставил возможность быть депутатом местного совета, а оттуда я пришел в парламент.

шахов

О новом законе о выборах

Голосовать в первом чтении за этот законопроект – это большая ошибка. Четыре тысячи правок практически невозможно рассмотреть. На это хотя бы год нужен. Этот процесс специально затягивается всеми фракциями, потому что все видят, что это было ошибочное решение. Отменить его нельзя, но можно загнать правками. Таких 7 тысяч законов лежит. Так депутаты пользуются своими правами. Если останется пропорциональная система – это тоже неплохо, 225 на 225.

Мы говорили, чем занимаются народные депутаты от партий. Либо они занимаются на местах с избирателями, либо отдыхают на Мальдивах или в США. При голосовании бюджета в 4 часа утра уже самолеты стоят и ждут своих хозяев, которые сядут и полетят отдыхать в Эмираты. Уже построена группа мажоритарщиков, которые собираются подавать новый законопроект о мажоритарной системе, но об этом, как говорится, можно только мечтать. Представьте себе, 225, не хватает одного голоса, даже если все мажоритарщики поддержат. А партийцы не хотят работать в округах, их люди даже не знают.

О коррупции внутри власти

Мы с группой не обсуждали вопрос недавнего собрания Порошенко у себя Кабинета министров. Это право президента и министров. Важно, что не было отчета Кабинета министров. Почему на сегодняшний день не назначены важнейшие министры в нашем государстве? Например, министр здравоохранения. Когда я спрашивал, Гройсман на этот вопрос не ответил. Он сказал, что Ульяна Супрун — волонтер, она завезла 25 тысяч аптечек. Очень хорошо, но у нас вся страна – это волонтеры.

Ни в какие рамки не вписывается то, что происходит сегодня с Министерством здравоохранения.

Когда человек едет за 40 км с детьми, чтобы заключить соглашение с врачом, а у врача даже нет интернета или компьютера. Даже в Киеве нет. Уже есть 5G, а у нас даже 3G не работает. Как в селе можно заключить договор с врачом? Если даже есть с кем заключать, то очереди огромные стоят. К этой сырой реформе не были готовы. Она должна была быть, ее поддержали народные депутаты, но не таким образом, что сегодня люди мучаются из-за нее. У нас нет министра аграрной политики. И это при том, что мы рассказываем, что у нас аграрное государство. Никто не принимает решения в этом секторе. Он приходил бы в парламент и рассказывал бы, что происходит на аграрном рынке в нашем государстве, какая дорожная карта.

Министров нет, потому что это политическая коррупция. В коалиции не могут договориться между собой, чей министр будет возглавлять. Там речь идет не о разумном человеке, а о карманном министре. Примерно так в нашем государстве работает эта система. Либо нам диктуют извне. Придет Яресько, которая потом возьмет чемоданы и сбежит из нашего государства. Кто будет отвечать за экономику? Супрун нормальный человек, но почему она возглавила Министерство здравоохранения? Видимо, дали приказ извне, что Ульяна Супрун должна быть и.о. министра здравоохранения. Она приехала с внешним опытом, а нам нужно было сначала внутри избавиться от коррупции на местах, которая даже в самом маленьком селе есть. А коррупция влечет за собой определенные последствия. Коррупция – это убийство людей.

Наши военные сидят в окопах, а кто-то украл тысячу долларов на закупке пороха – детонатор не сработает.

Враг придет и уничтожит тысячи ребят. Кто должен отвечать? Это генофонд нашей страны, молодые ребята, от которых не будут рождаться дети. Самое главное – искоренить, словно бородавки, коррупцию в нашем государстве, избавиться от бандитов. Олигархи – это бандиты, которые 26 лет грабят нашу страну, а за ними стоят директора, которые построили эти бандформирования, которые изнутри подрывают нашу экономику. Может, у Супрун были нормальные идеи, но нужно их доводить до конца. Нужно было сначала предоставить нормальное оборудование врачам, которые хотят работать. Нужно хотя бы сделать нормальный интернет по всей стране.

Олег Осуховский о разрыве отношений с Россией и новых санкциях

О проблемах с эмбарго

27 марта было введено эмбарго на ввоз минудобрений из Российской Федерации, так называемые антидемпинговые цены. Но как была контрабанда селитры – так и есть. Гройсман прямо на заседании Кабмина сказал, чтобы разобрались с таможней. Наши 300 тысяч тонн удобрений лежат. На 300 гривен дороже. Кажется, это большие средства для тонны удобрения. Сегодня практически 70 тысяч людей не кормят свои семьи, не выплатили предпринимателям 4 миллиарда гривен задолженности в химических предприятиях, которые остановились в Черкассах, Ровно, Северодонецке. Разрушается инфраструктура. Да и культуры не будет.

В Северодонецке за долги выставили на продажу ДК «Химик». Кто его купит? Это уникальное здание, таких в областных городах нет, даже если поискать. Он был на балансе у “Азота”, а сегодня это балласт, от которого нужно избавиться, потому что завод не работает. Наши специалисты уехали за границу: в Россию, Казахстан, Беларусь. Деньги, которые сегодня платят России, она использует на развитие химической промышленности и становится монополистом. Если она станет монополистом — поставит украинские аграрные холдинги на колени. Мы должны воспитывать специалистов, давать возможность нашей стране развиваться в химической отрасли. Мы сможем экспортировать нашу продукцию, не импортировать чужую.