Начну с главного: Республике Хорватии пришлось отстаивать свою независимость практически с момента ее провозглашения. Процессы государственного строительства развивались в условиях частичной оккупации страны (сербские отряды находились в 50-60 километрах от Загреба). Персональные характеристики лидеров Украины и Хорватии периода противостояния агрессору также сложно сравнивать. К тому же наша страна больше 20 лет жила в условиях мира и отсутствия гражданских конфликтов – по-своему уникальных для постсоветского пространства, но так и не воспользовалась полученным шансом для эффективного выстраивания государственных институтов.

Серьезно отличается и подоплека конфликтов (схватки на Балканах и Донбассе – самые масштабные конфликты за последние 25 лет в Европе): противостояние между сербами и хорватами имело не только национальную, но и религиозную составляющую, подпитывалось историческими проблемами, тогда как на Донбассе вирус сепаратизма был искусно впрыснут в общественное сознание. Не стоит забывать, что хорваты на сегодня восстановили свой суверенитет над территорией и во многом уже избавились от видимых следов войны (внешние, экономические проблемы у регионов остались), а Украина продолжает бороться за возвращение Донбасса и Крыма.

Крайне сомнительно, что Украина после возвращения неконтролируемых регионов может позволить себе конвалидацию – признание документов, выданных незаконными или оккупационными властями. Да и выдачу национальных паспортов как своеобразную систему идентификации «свой – чужой» вряд ли удастся применить: подавляющее большинство жителей Донбасса располагают ими уже сейчас, а процедура принудительного обмена паспортов может вызвать «глубокую обеспокоенность» международного сообщества. Опыт введения куны (денежная единица. – Ред.), способствовавший мирной реинтеграции Хорватии, также вряд ли может быть использован в украинских реалиях.

Хорватские участники мирной реинтеграции отмечают, что тогдашний президент РХ Франьо Туджман не пошел на поводу у Запада в кульминационные моменты борьбы за освобождение захваченных территорий. Правда, операция «Буря» была относительно непродолжительной, зато хорошо спланированной и победоносной. Возможно, поэтому амнистию в Хорватии называют «актом доброй воли победителя» и подчеркивают, что прощения за преступления не было. Хорваты искренне удивляются продолжающемуся в Украине с подачи западных партнеров обсуждению перспектив проведения выборов в ОРДЛО без предварительного разоружения боевиков. В вопросе проведения первых после ведения боевых действий выборов также есть важные нюансы – голосование за кандидатов на оккупированных территориях проходило по всей территории Хорватии, были созданы детальные списки избирателей.

При этом на территории реинтегрированных регионов некоторое время не было армейских подразделений, а решавшая подавляющее большинство проблем полиция была создана на смешанной основе. Представители сербского меньшинства в середине 1990-х получили должности заместителей министра внутренних дел и юстиции и до сих пор располагают гарантированным представительством в парламенте Хорватии – Саборе. Функционировал Национальный комитет по восстановлению доверия и специальное агентство, помогавшее обмену и продаже собственности тех, кто по тем или иным причинам не захотел вернуться в свои дома.

Популярные статьи сейчас

Соблазнительная Асмус в топе с глубоким декольте показала, чем покоряет мужчин: "Неужели свои?"

Пьяная Королева вышла в эфир после измены Тарзана и сорвалась на мат: "Не могу пережить..."

С кем изменяли своим женам Харламов, братья Меладзе, Тарзан и другие звезды: фото разлучниц и подробности

Экс-солистка «Серебро» напугала формой бюста, устроив фотосессию посреди поля: «Ужасные...»

Показать еще

Как видим, в хорватском опыте примирения есть немало полезного для Украины, но пока получается как в пословице: «Дурень думкою багатіє». Мечтаем о молниеносном решении проблемы, но не готовим необходимый для этого фундамент. Изучение этого опыта может помочь Украине в осознании главного: готовиться к возвращению временно неконтролируемых территорий необходимо уже сегодня, привлекая представителей экспертной среды и вынужденных переселенцев. Недостаточно строить планы (или, другими словами, мечтать) по возвращению Донбасса и Крыма силовым и дипломатическим путем, необходимо уже сегодня создавать для этих регионов «образ будущего», в котором могут найти свое место как можно больше жителей этих частей нашей страны.