Бурная деятельность официальных инстанций и заинтересованных активистов в области литературы и искусства не прекращается. Революционные идеи возникают одна за другой. То группа исполненных патриотизма общественных деятелей, в том числе небезразличных издателей, предложит полностью запретить импорт российских книг. То команда не менее мотивированных рок-, поп- и гоп-стоп-исполнителей потребует решительно квотировать украинский эфир – мол, сколько можно терпеть чужое дерьмо, пора заменить его своим собственным.

Буквы врага. Что случится после запрета российских книг

На этом нескучном фоне почти незамеченной оказалась законотворческая инициатива десяти народных депутатов под предводительством Николая Княжицкого. Обеспокоенные распространением российского медиапродукта парламентарии предложили внести изменения в законы, регламентирующие сферу культуры – «О кинематографии», «О театрах и театральной деятельности», «О телевидении и радиовещании», «О гастрольных мероприятиях в Украине», ну и, конечно же, «О культуре». Намерения, как всегда, исключительно благие: чтобы враг не прошел, его надо остановить на законодательном уровне.

Что предлагают Княжицкий со товарищи? Естественно, запретить — это наш любимый метод. Причем на сей раз, как и в поутихшей истории с книготорговлей, запрет предполагается бессмысленный и беспощадный, словно русский бунт. По мнению авторов законопроекта № 4303, концерты, спектакли, фильмы, телепрограммы и все прочие медийные продукты, имеющие отношение к государству-агрессору, изначально должны быть полностью запрещены. Но поскольку мы не дикари, а цивилизованные европейцы, в соответствующих статьях имеются оговорки.

Цитирую одну из них: «Гастрольные мероприятия гастролера, связанного с государством-агрессором, могут проводиться в Украине при условии, что гастролер до начала соответствующего гастрольного мероприятия предоставил организаторам мероприятия письменное заявление об осуждении оккупации территории Украины государством-агрессором в форме, которая соответствует образцу, установленному Кабинетом министров Украины». По существу, цитируемый проект закона вводит презумпцию виновности.

Перевожу с шершавого бюрократического на простой человеческий. Княжицкий и его коллеги объявляют всех граждан России, независимо от их политических взглядов, врагами нашей страны. По их мнению, россияне не имеют права играть в Украине музыку, показывать спектакли, появляться на украинских кино- и телеэкранах до тех пор, пока не подпишут документ с публичным осуждением политики своего государства.

Популярные статьи сейчас

Беда случилась с экс-любовником Пугачевой: что с ним сейчас, появилось видео

Вылет участника в первом выпуске "Мастер Шеф. Битва сезонов" взбудоражил украинцев: "Жалко, что ушел так рано"

Ведущая "Танців з зірками" Онуфрийчук ошарашила кадрами из бедной африканской деревни: "Это их выбор"

"Холостячка" Огневич показала, как бы выглядела после неудачных уколов красоты: "Не могу не поделиться"

"Что нам делать, помогите!": женщину затащило под лед на крещенских купаниях, кадры трагедии

Показать еще

Интересно, как себе это представляют наши дорогие депутаты?

Вот, например, Борис Гребенщиков или Андрей Макаревич в очередной раз собираются в Киев, где они появляются каждые два-три месяца, и вдруг им говорят: простите, Борис Борисович или Андрей Вадимович, у нас тут концепция поменялась. Сначала извольте подписать бумагу, что вы в своей России являетесь пятой колонной и национал-предателем, и тогда можете петь-играть хоть в Харькове, хоть в Запорожье.

Или, скажем, Андрей Звягинцев согласился показать свой новый фильм на Одесском кинофестивале, и тут ему сообщают: тысяча извинений, Андрей Петрович, у нас новые правила. Прежде чем крутить свое кино, подпишите бумажку, что вы согласны подвергнуться в России политическим преследованиям. И не только сами подпишите, но пусть еще подпишут сценарист, оператор, художник по костюмам и вообще вся творческая группа, вплоть до третьего водителя и четвертого осветителя. Такой у нас закон, его Николай Княжицкий придумал, не слышали?

Если заглянуть в театральную афишу, можно увидеть, что в ближайшие пару месяцев в Киеве покажут три гастрольных спектакля с участием «лиц, имеющих отношение к государству-агрессору». Все три – незатейливые антрепризные комедии, занятые в них актеры о крымских и донбасских событиях никогда не высказывались. Если закон Княжицкого будет принят, Украина вежливо предложит аполитичным комедиантам стать в России врагами народа.

Авторы закона утверждают, что он призван противостоять российской пропаганде. Пардон, но где же эта пропаганда? Из телеэфира давно исчезли все одиозные российские каналы. В ближайшие три месяца в украинском кинопрокате заявлен один-единственный российский фильм, да и тот, опять-таки, безобидная комедия. О театральных гастролях сказано выше. Всем россиянам, высказывавшимся в поддержку аннексии Крыма и донбасских республик, въезд в Украину благополучно запрещает СБУ, да они и сами сюда не лезут – страшно.

Спрашивается: зачем нужен закон Княжицкого? Является он просто имитацией законотворческой деятельности или пиар-акцией группы парламентских радикалов (при участии, между прочим, Дмитрия Яроша – он один из тех десяти)? А может, его авторы ожидают каких-либо дивидендов? Там, где возникают запреты, всегда появляются известные способы их обойти…

Ответов на эти вопросы у меня нет, да они не очень и важны. Гораздо важнее, чтобы законопроект № 4303 от 25.03.2016 с треском провалился в Верховной Раде как не имеющий целесообразности и лишенный здравого смысла. И вообще, самая страшная российская пропаганда – не Киселев с Соловьевым. Самая страшная российская пропаганда – наша собственная благоглупость.