Украинскому обществу нужно договориться между собой, и это очень важно, потому что сегодня внутри Украины есть абсолютно разные видения вопросов возвращения Донбасса и Крыма", — эти слова Владимира Зеленского отражают один из мировоззренческих фронтов, где рубятся украинские граждане на форумах, в соцсетях, такси и барах. 

Безапелляционные, категоричные позиции сторонников немедленного возвращения и бескомпромиссного отрезания оккупированных территорий еще больше ослабляют страну, и без того напоминающую гору конструкторных деталей без инструкции. Но проблема не только в том, что пока общество не может найти подходящий знаменатель. В истории Украины были президенты, которые занимались шапкоснимательством, и президенты, занимающиеся шапкозакидательством. Решение вопроса Донбасса не может основываться на эмоциях, фантазиях и интуитивных верованиях. Оно должно строиться на фактах и ответственных расчетах. 

В апреле 2014 г. "Зеркало недели.Украина" совместно с КМИС провели социологическое исследование, результаты которого очень серьезно изучались в Москве и повлияли на планы по созданию Малороссии. Оказалось, что в областях, входящих в т.н. "подкову риска", отношение к России совсем не такое, как его себе эмоционально и интуитивно представляли в Кремле. В нынешний, ответственный период Украинский институт будущего (УИБ) и "Зеркало недели. Украина" приняли непростое решение: впервые провести и огласить результаты полноценного количественного исследования общественного мнения на территориях, неподконтрольных Украине. Давайте будем честными и с собой, и с ними. Кого мы хотим интегрировать в себя? Хотят ли оставшиеся по ту сторону фронта вернуться? На каких условиях? Кого винят в произошедшем? Как живут? Что смотрят? Кому молятся, кому доверяют? Как оценивают происходящее в большой Украине? Верят ли в ее перспективы и успех ее президента?

Ответы на эти и многие другие вопросы нам всем помогла получить компания "Нью Имидж Маркетинг Групп". В этом году это уже третье количественное исследование на оккупированных территориях, которое проводят харьковчане. Услугами самоотверженной команды, выезжающей в ДНР и ЛНР для проведения социологического поля, пользуются международные организации и институты не первый год. 

Популярные статьи сейчас

Стала ангелом: родные больной раком Заворотнюк ошарашили новостью

Горячая Полякова в сеточке засветила свое главное достоинство: «Кардашьян позавидует»

MARUV без стыда задрала кофточку и потрясла прелестями на камеру: «Вот это да!»

Астафьева выставила свое «богатство» напоказ и устроила грязные танцы: «Это уже слишком…»

Показать еще

Исследование проводилось с 7 по 31 октября 2019 г. Опрошено 1606 респондентов: 800 — в неподконтрольной части Луганской и 806 — в неподконтрольной части Донецкой областей. Для расчета выборки были использованы официальные статистические данные 2014 г., которые были скорректированы с учетом существующих демографических данных ВПЛ, покинувших неподконтрольные территории. Интервью face-to-face проводились в домохозяйствах респондентов по структурированной анкете. Погрешность результатов не превышает 3,2%.

Прочтите. Это больно. Но это отрезвляет.

Портрет за линией фронта

Сложно представить себе усредненный портрет человека, стоящего за стеной этих мелких цифр. 

Кто-нибудь, ни разу не бывавший в Донбассе, возможно, сделает это быстрее. Опираясь на картинки митингов с триколорами, на агрессивные лица людей на площади Ленина в Донецке, скандирующих "Рос-си-я!", на новости из Сети. Ощутив при этом внутри брезгливый холодок. И отторжение. 

Кто-то, ездивший в Донецк или Луганск в командировки, обязательно представит лицо хорошо знакомого человека — и либо вздохнет от недоумения, почему тот остался, либо понимающе продолжит чтение, зная, что невозможность оставить пожилых родителей не позволила коллеге выехать из оккупации. 

Человек, покинувший регион как переселенец, подумает о ком-то совсем другом. Возможно, о своем однокласснике, в 2014-м до пены у рта "топившим за Россию", а сейчас жалующимся, что его дочь, которую он заставил забрать документы из Харькова и перевестись в Донецк, второй год с ним не разговаривает. 

Кто-то обязательно в тысячный раз захочет позвонить нерешительной одинокой подруге и сказать: "Светка, давай, бросай все к чертям и приезжай! Все получится… ну, или хотя бы выталкивай сюда сына". 

Кто-то вспомнит подвал и плен и, вероятно, отложит на какое-то время чтение этих материалов. Но обязательно к нему вернется. Чуть позже. Потому что здесь — про его дом. 

Кто-то постыдится сорвавшейся с языка клятвы больше не общаться с бывшим соседом, после того как услышал в трубке: "Давай завтра, сегодня мы хороним Гиви". 

Кто-то, никогда и никого не простит потому, что тоже — хоронил. Но — здесь. Своих.

Ирония в том, что у каждого — своя правда. Оккупированный Донбасс — не черно-белый. Как и не оккупированная Украина. Но, безусловно, есть тенденции, в которые, так или иначе, укладываются все нюансы и судьбы. Дух большинства. 

Из 1 606 опрошенных людей в ДНР и ЛНР 53,5% — женщины, 46,5% — мужчины. Это жители Донецка, Макеевки, Иловайска и Енакиево. Луганска, Алчевска, Антрацита и Ровенек. А также еще 29 городов и городков оккупированного Донбасса. Среди них подавляющее количество тех, кто старше 25 лет. И совсем немного, 8,3%, тех кто еще не дорос до этого возраста. Почти половина тех, кто живет за линией разграничения и согласился заполнить анкеты, — люди со средним профессионально-техническим образованием — 45,2%, диплом об окончании вуза имеют 23,3%. Остальные либо не доучились в институтах, "бурсах" (сленговое название сохранившихся в регионе ПТУ) или школах.

45% опрошенных — не работают. В силу возраста и безработицы. По 24% тех, кто занят в государственном секторе либо в частном бизнесе. 5% — нашли себя в общественной сфере. Можно сказать, что подавляющее большинство жителей оккупированных территорий верят в Бога. В их числе 31% тех, кто разбирается со своими ценностями и смыслами, не посещая никакой церкви, и 57% их земляков — венчаются и крестят своих детей в УПЦ Московского патриархата. Они не состоят в партиях — 97%, и дома говорят по-русски — 90%. При этом половина из них — 55,4% — считают себя украинцами. По национальности. И практически столько же — по гражданству.

Экономика. Реальность и ожидания

Отвечая на вопросы, касающиеся экономической ситуации в своих "республиках", жители ОРДЛО рисовали ее, прямо скажем, не самыми радужными красками. 

Так, в общей сложности 63,6% констатировали серьезные проблемы на рынке труда: работы практически нет (24,3%) или большая безработица, но работу найти все-таки можно (39,3%). Те же, кто сумел в вихре событий либо сохранить старую работу, либо найти новую, а это — 32,9%, считают, что ключевые предприятия все-таки действуют, и кто хочет, тот находит работу, пусть даже на непостоянной основе. Есть и такие, 2,9%, кому с самореализацией повезло настолько, что они абсолютно искренне считают: в ОРДЛО не хватает рабочих рук. 

Возможно, это как раз и есть, те 48 человек (3% опрошенных), финансовое положение которых можно охарактеризовать как суперуспешное. Джекпот сорвали шесть жителей, заполнивших анкету, заявив, что сегодня могут позволить купить себе все. Остальные из этих 48 счастливчиков, уточнили, что если захочется приобрести квартиру или машину, то все-таки придется занимать или какие-то время копить деньги. Но, как вы понимаете, подобные хэппиэндовые истории не вписываются в общий экономический тренд ОРДЛО. 41,3% жителей считают себя бедными. Часть их них вынуждена экономить даже на питании (4,9%), остальные 36,4% — могут позволить себе только еду. На одежду нужно откладывать или занимать. Такая же весомая часть людей — 43,6% — не могут просто так взять и купить мобильный телефон или пылесос. Но остальные 12%, случайно заглянув в магазин электроники, все-таки чувствуют себя комфортно. 

При этом, анализируя свои бюджеты за уходящий год, большинство опрошенных хозяек и глав семей (57,3%) сообщили, что их материальное положение не изменилось. Но 28,4% все-таки почувствовали, что их кошелек отощал. В то время как 14,2% жителей оккупированных территорий стали жить лучше. Здесь интересен нюанс, связанный с ожиданиями. Стабильный процент — 58,6% — убеждены, что в их финансовой истории ничего не изменится. Практически пополам разделились как ожидающие чудесного улучшения жизни своих семей (18,7%), так и в чудеса не верящие (21%). 

Тем не менее, оставаясь за линией разграничения и проживая теперь уже какую-то собственную историю, жители ДНР/ЛНР следят за тем, какая история разворачивается в Украине. Большой вопрос, откуда они черпают информацию об этом (читайте ниже), однако человеческие связи не разорваны, социальные сети действуют, и при желании в Интернете можно найти какую угодно информацию об Украине. Итак, с сожалением можно констатировать, что Украина за пять прошедших лет не подала какой-то обнадеживающий экономический сигнал, который зародил бы хоть какое-то зерно сомнения в правильности сепаратистского выбора "республик". Так, большинство людей (50,3%) считают, что за последний год экономическая ситуация в Украине ухудшилась. И только 6,3% оптимистов по ту сторону решили, что мы здесь стали жить лучше. 41,4% респондентов остановились на нулевой отметке изменений, по-видимому, констатировав стабильную экономическую стагнацию "неньки". 

Что касается экономических перспектив, над которыми также пришлось размышлять респондентам, то здесь нам удалось обнаружить еще один камень, на который гипотетически можно опереться, рассуждая о возможности/невозможности возвращения ДНР/ЛНР в Украину. Но сначала о пропастях. Так, если выстраивая прогнозы своего финансового положения на будущий год, ожидали улучшения, как мы уже отмечали, всего 18,7% опрошенных, то планируя свою жизнь на пять лет вперед, уже 34% уверены в улучшении своей экономической ситуации. При этом практически столько же — 35,4% — связывают подобное развитие событий с интеграцией в Российскую Федерацию. И только 3,5% опрошенных соотнесли эту обнадеживающую историю с интеграцией в Украину.

Интересно, что 9,9% респондентов, убеждены в том, что Украина все-таки может помочь ОРДЛО стабилизировать экономическую ситуацию, предоставив ДНР/ЛНР широкую автономию. Показательно также, что 10,9 % людей, проживающих на оккупированных территориях, устраивает сегодняшний баланс сил или создание независимого государства по типу Осетии или Абхазии. А по сути — замороженный конфликт. 

Ожидающие ухудшения ситуации связывают этот процесс исключительно с возвращением в Украину — неважно в каком статусе, все равно плохо — 26,8%. Не вдохновляет людей и сценарий самоопределения или замораживания конфликта — 23,1% считают, что экономика пойдет вниз в случае такого развития событий. И только 6,8% жителей не доверяют российскому объединительному сценарию. 

Теперь тот самый камень, на который можно опереться Украине. В случае, если она все таки решит "обнять" Донбасс. Прогнозируя улучшение или ухудшение экономической ситуации в своем регионе, соответственно 40,2 и 43,3% жителей ОРДЛО затрудняются или отказываются ответить на вопрос: с чем или с кем это может быть связано. Люди на распутье. Они не понимают, что происходит, и кто их на самом деле может защитить. И если вернуться к самому началу нашей главы, где мы констатировали, что 42,9% опрошенных никогда не думали о том, чтобы получить российский паспорт, то эти сорок процентов и есть тот потенциальный резерв, с которым Украина может работать. Но есть ли у нас интеллектуальный и психологический ресурс для подобной работы — это уже другой вопрос. 

Чьими гражданами считают себя жители ОРДЛО

Итак, 57, 8% жителей ДНР и ЛНР назвали себя гражданами Украины. По-видимому, храня на полочке паспорт с тризубом. 

Однако рядом с ними живут 41,6% тех, кто расстался с Украиной не только в душе, но и — официально. У них на руках паспорта ДНР/ЛНР — 34,8%, и России — 6,8%. Вполне вероятно, что в числе этих людей спрятан процент колеблющихся и прижатых личными обстоятельствами. Мы помним о них. Однако не забываем и о том, что любой документ всегда подтверждает итоговый акт воли. И это плохая новость. 

Но есть и хорошая: более 42% проживающих за линией фронта, никогда не думали о возможности получить российский паспорт. Однако, если сопоставить две действительно обнадеживающие цифры (все еще граждан Украины и тех, кто никогда не думал о российском паспорте) очевидна разница в 14,8%. И это абсолютно реальная группа людей, которые в настоящее время уже рассматривают возможность получения российского паспорта. Дальше — больше. 34,2 % — признали, что хотели бы иметь у себя красную российскую книжку. А у 7,4% — российский паспорт уже в кармане. 

То есть, если суммировать эти сухие цифры, можно понять, почему они должны нас тревожить. 56,4% жителей ДНР/ЛНР — потенциальные граждане государства, в фактическом состоянии войны с которым Украина находится уже пять лет. То есть больше половины жителей оккупированных территорий ориентированы на Россию и уже приняли или собираются принять окончательное волевое официальное решение в пользу страны агрессора. О возможных причинах — ниже. Пока констатируем. 

Дальше — труднее. По данным опроса 80,8% жителей оккупированных территорий никогда не думали о том, чтобы выехать из ДНР/ЛНР. Здесь, безусловно, меткая подача, для сборной "донбассоведов", на сто процентов убежденных в том, что "все, кто хотел, оттуда уже уехали". Однако здесь может быть много "но". Вряд ли, когда стреляли, кто-то не хотел уехать. Хотели. И многие уехали, но потом вернулись. И не только потому, что корни притянули. Скорее потому, что не сильно хорошо приняли. Часть из таких людей, наверное, внутри 19,2% тех, кто задумывался об отъезде. В консервативных же восьмидесяти процентах, возможно, зашиты и привязанность к дому, и пять лет изоляции, и возраст (почти половина опрошенных — пенсионеры), и "телек" с "распятым мальчиком", и прочие результаты пропаганды страны владелицы заветной красной книжки, о чем тоже — в отдельной главе. 

А вот здесь 19,2 процента, думающих о выезде, — колеблются с выбором — куда? Оказывается 11,1% отдают предпочтение России, тогда как Украине — только 5,2%. Но они просто так не поедут. Вторая возможная волна ВПЛ, хоть и достаточно мелкая, однако с четким набором условий. 

Каких? Этот вопрос был открытым. Можно было выбирать несколько опций. Ключевое условие для возможного переезда в Украину — стабильная работа и жилье. Почти 40% — поедут к нам, если найдут здесь стабильную работу и арендуют жилье. Чуть меньше — 31,9%, если смогу жилье приобрести самостоятельно. Что с учетом бедности жителей ДНР/ЛНР (эти цифры тоже разберем ниже), можно счесть за некие несбыточные фантазии. Поэтому можно согласиться с утверждением, что все, у кого были деньги, выехали в первые два года войны. И, надо признать, устроили настоящий бум для застройщиков городов-спутников Киева. 

Еще меньше людей , — 27,7%, искренне признают, что не готовы решать проблему жилья самостоятельно: не могут ни купить, ни арендовать жилье в Украине. А, значит, гипотетически рассчитывают на выделение квадратных метров украинским государством. Показательно, что для тех, кто в случае переезда, решил бы строить свое будущее в России, — приоритеты те же. За исключением, быть может, цифры на двадцать процентов меньшей, когда речь идет о жилье, как отдельном обязательном условии переезда. Не ждут от России этого. Перед чужими поднимать квартирный вопрос не очень удобно. Перед родственниками — вполне. 

Можно сколько угодно рассуждать о том, какие ленивые, а порой, даже наглые "понаехавшие" "донецкие" и "луганские", однако не признать при этом очевидный факт, нельзя: Украина провалила все программы поддержки и абилитации переселенцев, по сути, отказав жителям Донбасса в угле в самую трудную минуту их жизни. И за это — стыдно. 

Тем не менее, за последние двенадцать месяцев 37,7% жителей оккупированных территорий ездили в Украину. Это почти в два раза больше вышеупомянутой цифры о том, сколько людей хотели бы выехать из ДНР/ЛНР. Из них только 2,6% пересекают украинскую границу через Россию. Остальные — через украинские КПП. Кто эти люди? Стоящие в длинных очередях в жару и холод? Стремящиеся попасть туда, где никогда не собираются жить? Те, кто стал источником постоянного дохода для дельцов приграничных городов, наживающихся на откатах за справки из миграционой службы и украинскую регистрацию? Те, кто из последних сил, с больным сердцем, с остатками инсульта на раздолбанных маршрутках едут в Украину? Те, кто так часто нас раздражают… И абсолютно, кстати, понятно, почему. Не жируем ведь тоже…

Действительно, 32,3% опрошенных респондентов составляют пенсионеры, которые остались жить на неподконтрольных территориях и выезжают в Украину оформлять и подтверждать пенсионные выплаты. Остальных людей, периодически выезжающих в Украину — 5,4% — можно представить абсолютно по-разному. Это может быть рабочий (39% респондентов проживающих в ДНР/ЛНР имеют рабочие специальности), дочь которого живет в Борисполе и недавно родила внука. Но он поедет только в том случае, если не успел отметиться в каком-нибудь подразделении общественной охраны порядка ДНР/ЛНР в самое горячее время. Или его старший сын не служит в рядах какой-нибудь местной милиции. Иначе — не видать ему своей внучки, пока дочь сама не привезет. Это может быть предприниматель который едет к сыну в Харьковскую юридическую академию. Но среди пересекающих линию разграничения точно нет чиновника и работающего в госсекторе, а мы помним, что таких среди опрошенных — около 24%. 

Кто виновен в войне и кому восстанавливать регион

Часто для того, чтобы заглянуть в будущее, нужно обернуться и оценить прошлое. А потом сопоставить оценки. 

Собственно этим и может заняться каждый из вас, знакомясь с результатами ответов, полученных на вопросы социологов. Мы не стали копать в историческую глубь, сформировавшую коллективистское общежитие Востока и индивидуалистское — Запада Украины. Пропустили обостренное политтехнологами Кремля и Медведчука противостояние 2004 года. Не стали углубляться в эрозию двусторонних упреков: "А вот ваш Ющенко!..", "А вот ваш Янукович!.." периода 2005–2013 гг. Мы даже почти не задели Майдан. Мы начали с войны. 

Вначале было слово. И это слово — Крым. 

Эти две полоски — тест на совместимость. 

А вот еще один. Жители ОРДЛО определились с названием вооруженного конфликта в Украине. 76% "полностью согласны" и "скорее согласны" с тем, что война в Донбассе — это внутренний украинский конфликт (35,6 и 40,5% — соответственно). "Скорее не согласны" с этим — 14,1%. Абсолютно несогласных набралось 9,3%. Как же богата оказалась земля Донбасса профессиональными военными кадрами, БУКами, артиллерией, боеприпасами, бронетехникой, и деньгами на содержание всей этой скромной псевдосамостоятельной жизни… Однако надо сказать, 8,5% таки заподозрили что-то неладное в неисчерпаемости милитаристских потенциалов ОРДЛО. 3,1% "полностью согласны" с тем, что война в Донбассе была начата Россией и местными пророссийскими группировками. 6,4% с этим, "скорее согласны". При этом 86% с тем, что у истоков конфликта стояли пророссийские группировки и Москва — "скорее не согласны" (45,1%) и "абсолютно не согласны" (44,9%).

Полтора года назад ЗН совместно с "Небесной гвардией" Анастасии Березы и социологами КМИС провело опрос более половины семей украинцев, потерявших в войне с сепаратистами сыновей, дочерей, отцов и мужей. Мы задавали им схожий вопрос. И вот какие ответы получили от тех, кто отдал стране самое главное — своих близких:

Разумеется, мы поинтересовались у жителей ДНР и ЛНР, кто, по их мнению, в большей мере несет ответственность за конфликт на Востоке Украины. Бывают ситуации, когда человек чувствует себя абсолютно беспомощным, будучи не в состоянии объяснить другому человеку казалось бы совершенно очевидные вещи. Следующая диаграмма — скопище именно таких вещей. Она как послание из мира антиподов. Мы ведем войну, а они — унйов. 

Войны не бывают вечными. Когда-нибудь они завершаются. И начинается восстановление. Не понимая когда и как завершится конфликт, ЗН еще около двух лет назад проводило круглый стол, одна из панелей которого, была посвящена новой экономической модели Донбасса. Ведь мы осознаем, что облицовывать новой плиткой старые водокачки или восстанавливать советские предприятия и старую бизнес-модель региона бесперспективно как для всей страны, так и для Донбасса, случись ему вернуться. Больша-а-а-а-я проблема была с поиском спикеров на эту тему. Надеемся, что рядом с оптимистичным Владимиром Зеленским, в тихом кабинете ОП, группа толковых ребят ищет ответы на этот стратегически важный вопрос. Не будем им мешать… Ибо тут подъехал ответ на другой вопрос, заданный жителям ДНР и ЛНР, чьи регионы несомненно серьезно пострадали от военных действий, экономических проблем и внутренних мародерств. 

"По вашему мнению за счет чьих средств должно быть проведено восстановление Донбасса?". 63,6% опрошенных считают, что за счет средств Украины. Запомните этот приговор. Тут, кстати, спецгруппу по сбору средств создавать не надо. Она уже есть — окружение президента сильно нацелено на работу. 29,3% считают справедливым принудить к оплате восстановления Донбасса украинских олигархов. 18,5% — не хотят зависимости в этом вопросе ни от кого, и рассчитывают на собственные силы. 17% готовы возложить эту ношу на США. У них там явно после раздачи печенек что-то в мошне осталось. 16,5% считают справедливым восстанавливать Донбасс за счет средств Европы. Ровно 16% предписывают траты на восстановление России. И только 13% мудро и зрело возлагают траты на восстановление разрушенного края, разграбленного края, депрессивного края на плечи всех вышеупомянутых. Да будет так. Абы не разокрали.

А вот и ордловский рецепт от извечной хвори — воровства на больших проектах. По мнению жителей ЛНР и ДНР контролировать восстановление Донбасса должны власти непризнанных республик 67% и Россия — 50,2% (в этом вопросе можно было выбрать несколько вариантов ответов). То есть, оплатить все, по мнению 63% опрошенных, должна Украина, а контролировать — местная власть и Россия. Именно та самая Россия, которая вывозила Украину из Донбасса заводами и миллионами тонн угля. Та самая местная власть, которая позволила укорениться ситуации, убедившей 40% населения в том, что под амнистию не должны попадать те, кто отбирал собственность.

Киеву бы доверили контроль за восстановлением 24,9% (что согласитесь неплохая доля), Евросоюзу — 8,1%, Америке 2,4%. 

Авторитеты ОРДЛО

Пытаясь понять, какие путеводные звезды светят жителям оккупированных территорий, социологи "Нью Имидж Маркетинг Групп" предложили респондентам самостоятельно вписать имя того, кто лично для него является лидером доверия. И вот что получилось:

Мы ограничились первой двадцаткой. Далее идут совсем непоказательные значения, а показательность умонастроений в этом списке отражена весьма однозначно. В принципе, кто-то может сказать, что этим вопросом можно было бы и ограничиться, проводя исследование настроений жителей ОРДЛО. Но мы пошли дальше и, разумеется, поинтересовались отношением жителей "ДНР" и "ЛНР" к ряду украинских политиков.

И для журналистов "Зеркала недели", и для экспертов Украинского института будущего некоторой неожиданностью стал показатель поддержки Виктора Медведчука и Юрия Бойко. Нам казалось, что люди, продуцирующие исключительно пророссийскую риторику, и единственные формально украинские политики, появляющиеся в кадре с президентом России, соберут больший урожай симпатий жителей ОРДЛО. И тем не менее, несмотря на то, что авторитетом для себя лично Виктора Медведчука считают 25 человек из всех опрошенных, "очень хорошего мнения" о нем — 4,9%, а "скорее хорошего" — 28,3%. 56 процентов человеку, свободно курсирующему между Киевом, Москвой и Донецком с мандатом "Кум Путина", — не доверяют. Лидер "Оппозиционного блока — За життя" Юрий Бойко — уроженец Луганщины, возможно, поэтому он собрал чуть больше "скорее хорошо" настроенных, чем Медведчук, — 34,6%. "Очень хорошего мнения" о нем — 4,3%. 52% — "своим" его не считают. Как вы далее узнаете, около 73,4% жителей "ДНР" и "ЛНР" в случае местных выборов не хотят видеть в бюллетене украинские партии. Но если все же подобное произойдет, то шансы ОПЗЖ, судя по отношению к лидерам, в электоральной жатве выглядят лучше, чем у команды Зеленского, правда, пока не так хорошо, как первым хотелось бы. 

События последних лет заставили склонных к монолитности донбассовцев еще раз рассчитаться на "свой — чужой". Обеспечивавший на Донетчине и Луганщине десятки тысяч рабочих мест, Сергей Тарута — совсем не оценен соотечественниками. Добрую память о нем сохранили 6,6%. Не простили ему не то проукраинскую позицию, не то нерешительность в период губернаторства — 61,5% земляков. 

Об Александре Вилкуле, одном из фронтменов партии Рината Ахметова, "скорее хорошего мнения" придерживаются 11% и только 0,6% — "очень хорошего". Ровно половина опрошенных думают о нем "плохо" или "очень плохо". А 36% — вообще о таком не слышали. Но Ринат Леонидович все еще может подправить. Хотя вряд ли, случись в ОРДЛО выборы, "Оппозиционный блок" Ахметова возглавит выходец из Днепра. 

Бывшего короля Донбасса, проживающего в Киеве и наблюдающего отсюда, как его предприятиями в ОРДЛО управляет от имени Кремля Сергей Курченко, на родине помнят. Хотя нашелся 1% людей, не знающих, кто такой Ринат Ахметов. "Очень хорошего мнения" о кормильце и поильце — 3,1% людей. "Скорее хорошего" — 29,6%. Почти 65% — "скорее плохого" и "очень плохого" мнения о самом богатом человеке Украины (47,2 и 17% соответственно). Но тут дело не в человеческой зависти. В "ДНР" от Ахметова очень многие ждали, что он возглавит бунт против Украины и движение к России. Он этого не сделал, заявив, что "Донбасс — это Украина". В Киеве же от него ожидали, что Ахметов, используя возможности 90-х, максимально жестко купирует донецкий сепаратизм в зародыше. В результате Ринат Ахметов не угодил большинству по обе стороны фронта. Как показали последующие события, не в восторге от его паллиативной позиции оказалась и Москва. Что думает по этому поводу сам Ринат Леонидович — неизвестно. Однако некоторые доносящиеся до наших ушей разговоры позволяют предположить, что в потере части родного для Ахметова Донбасса основную ответственность он возлагает на тех, кто не боролся за Крым. Ведь увидев, что Крым без единого выстрела получил патронат России, донетчане и луганчане решили, почему бы и им так же легко и безболезненно не уйти к высоким российским пенсиям и зарплатам, а также к близкой культурно-языковой среде. 

Борис Колесников уже неизвестен почти 24 процентам жителей ОРДЛО. Бывший глава облрады и вице-премьер по Евро-2012 пользуется расположением почти 16% земляков. А 58,4% придерживаются о нем "скорее плохого мнения" и "очень плохого" (37,5 и 20,9% соответственно).

Неожиданно низкие баллы доверия получил второй президент Украины Леонид Кучма. Леониду Даниловичу не зачли тот факт, что именно он в свое время открыл киевские ворота для донетчан. Равно как и его терпение, а также, чего уж тут — жертвенность в Минском процессе. Только 0,7% относятся к единственному дважды президенту Украины "очень хорошо". "Скорее хорошего мнения" о нем придерживаются 11,4%. "Скорее плохое отношение" у 43,8% и "очень плохое" у 42%.

В свое время претендовавший на объединение Украины, Святослав Вакарчук пользуется расположением более чем 11% опрошенных. 2,1% из которых относятся к нему "очень хорошо" и 9,4% — "скорее хорошо". Позиция Вакарчука-политика, а не Вакарчука-певца не пришлась по вкусу 75% жителей ЛНР и ДНР. "Скорее плохого мнения" о нем придерживаются 41,8%. И совсем отказывают в доверии 33,8%. 

Несравнимо хуже дела обстоят у Юлии Тимошенко. Миф о том, что Тимошенко еще в 2004 г. предлагала обнести Донбасс колючей проволокой, оказался весьма живуч. А подогнанные под фигурку костюмы а-ля мундир, совокупно со снятой с чужого плеча военно-патриотической риторикой, оттолкнули жителей оккупированных территорий от Юлии Владимировны еще сильнее. В результате, "очень хорошо" к лидеру "Батьківщини" относятся полпроцента респондентов. "Скорее хорошо" — 3,4%. С прищуром недоверия на нее смотрят 32,3%. А 62,8% хотят обнести ее колючей проволокой. 

Но даже при таких показателях Юлия Тимошенко не является лидером донбасского антирейтинга. Если вы уже забыли Виктора Ющенко, то в Донбассе его помнят. Смысл этого нам не очень понятен, ведь ничего плохого Виктор Андреевич жителям региона не сделал. Он просто победил их любимца, нынче так же преданного анафеме земляками. Разве он виноват в том, что край шахтеров и сталеваров оказался не в состоянии выдвинуть для представления своих интересов более достойную кандидатуру, чем Янукович? И тем не менее, к президенту, при котором первые скоморохи зашли во власть, завладев сценами МВД и СБУ, "скорее плохо" или "очень плохо" относятся 40,8 и 53,2% соответственно. "Очень хорошего мнения" о третьем президенте Украины — 0,7%. "Скорее хорошего" — 4%. 

Петр Порошенко — пятый президент Украины — на оккупированных территориях ненавидим. Сложная фигура. Он организовывал оборону и обносил обороняющих. Он воевал с сепаратистами и торговал с ними же. При нем Украина разделилась на оккупированные территории и коррумпированные территории. Порошенко ни с кем по обе стороны фронта не был честен. Но в нюансах его плюсов и минусов в ОРДЛО никто и не пытается разобраться. Именно поэтому почти 97% сформировали к нему "плохое" и "очень плохое отношение (18 и 78,6% соответственно). "Очень хорошего мнения" о Петре Алексеевиче — 0,7% опрошенных. "Скорее хорошего" — 1,4%. Видимо суржик и вышиванка Виктора Андреевича показались тупоконечникам слишком дерзкой остроконечностью. 

Владимир Зеленский. Отношение и ожидания.

Отдельного внимания, безусловно, заслуживает отношение жителей оккупированных территорий к главе украинского государства.

Как уже писало "Зеркало недели", Владимир Зеленский является первым украинским президентом, для которого люди на оккупированных территориях важнее самих территорий. Зеленский вообще любит, как говорил его предшественник, "маленьких украинцев" и хамит большим. Правда, "маленьких" он любит как хирург, который не делает больно пациенту. Например, он вынуждает выплатить зарплаты старикам с завода "61 коммунара", не понимая, что это делается за счет живых предприятий, и что для системного решения вопроса этим людям необходимо обеспечить удочку — т.е. заказы, а не кормить их чужой рыбой, которую завтра тоже нужно будет у кого-то отбирать. Он не понимает, что искренне открывая сердце и вызволяя из плена любой ценой одних, он подставляет на фронте чье-то сердце под пули тех, кто понял, где у Зеленского "ахиллесова пята", и поэтому продолжает стрелять. 

Президент убедил себя в том, что наши люди в ДНР и ЛНР ждут освобождения, которое принесут хорошие украинские парни. Данный опрос, в частности, — информация к его размышлению и по этому поводу. Однако не только сантименты движут президентом, стремящимся быстро-быстро решить вопрос мира и реинтеграции оккупированной части Донбасса. Его убедили в том, что его мирные инициативы высоко ценятся в ОРДЛО. И как следствие, его рейтинг там благодарно высокий, и несколько миллионов лояльных избирателей совсем не будут лишними в случае проведения как минимум досрочной парламентской кампании, дамоклова перспектива которой является одним из способов поддерживать дисциплину в разношерстной фракции "Слуги народа".

Но на сегодняшний день эта гипотеза не подтверждается. 

В целом о Владимире Зеленском очень хорошего или хорошего мнения — 19% (1,9 и 17,2%  соответственно). А скорее плохого или очень плохого — 78,9% (49,6 и 29,3% соответственно). Любопытно, что эти показатели совпадают с оценкой отношения к еще одному украинскому президенту — Виктору Януковичу, получившему от соотечественников 19% лайков и 80% дизлайков. 

У нас была теория: гораздо лучше к Владимиру Зеленскому могут относиться те 25%, которые в ОРДЛО смотрят украинское телевидение. Ведь по эту сторону президенту, по данным "Рейтинга", доверяют более 66%. Теория не подтвердилась: значимой разницы нет. Общий показатель тех, кто "очень хорошего мнения" о Зеленском, — 1,9% (среди тех, кто смотрит украинское ТВ — 3,3%; среди несмотрящих — 1,3%). "Скорее хорошего мнения" — 17,2% (18,6 и 16,8% соответственно). "Скорее плохого мнения" — 49,6% (54,3 и 47,8% соответственно). "Очень плохого мнения" о Зеленском придерживаются 29,3% опрошенных (23,2 и 31,8%).

Но как понять — вышеприведенные цифры фиксируют восходящий или нисходящий тренд в отношениях к Зеленскому? Для этого мы задали вопрос: "Изменилось ли ваше отношение к президенту Украины за последние месяцы?". Те самые месяцы, которые Владимир Александрович приоритетно посвятил анонсированию саммита в нормандском формате и идеям мирного урегулирования конфликта на Востоке. Отношение "сильно улучшилось — он делает больше, чем обещал" — 2,7%; "немного улучшилось" — 7,9%; "не изменилось" — 44,8%; "ухудшилось — его действия вызывают опасения" — 22,9%; "значительно ухудшилось — он разочаровал" — 20,5%. Иными словами, наблюдая за действиями Зеленского в последние месяцы — 11% ощутили оптимизм, а 43% — ушли в пессимизм. 

В большой Украине многие люди все еще полны ожиданий и чаяний от нового главы государства, единолично сформировавшего парламентское большинство и исполнительную власть. В ДНР и ЛНР это настроение разделяют гораздо меньше людей. 

Только 1,4% опрошенных считают "очень вероятным" то, что Зеленскому удастся улучшить социально-экономические условия; 13,3% "допускают такую вероятность". При этом 85% считают "маловероятным" и "очень маловероятным" поднятие социально-экономического уровня президентом. Что ж, у Зеленского будет возможность переубедить жителей оккупированных территорий трудами нынешнего состава правительства, либо того, следующего, который уже пишется. 

Способен ли президент Украины принести мир в регион? Населению ЛНР и ДНР не кажутся убедительными и миротворческие инициативы хозяина Банковой. И тут это недоверие он с правительством разделить не сможет. Поскольку, как и Порошенко, все надежды в переговорах по урегулированию ситуации в Донбассе Зеленский возлагает на свое обаяние, коммуникативность и гений. 1,7% респондентов считают "очень вероятным" тот факт, что Владимир Александрович принесет мир в регион. 12,5% думают, что это "вероятно". На сегодняшний день не связывают с Зеленским надежды на мир в регионе 59%. А 26,5% категорически отказывают украинскому президенту в этой потенции.

Примерно так же распределились мнения оценивающих способность главы государства провести переговоры с Россией. 2,4 и 12,4% считают, что Зеленский "очень вероятно" и "скорее вероятно" "успешно проведет переговоры с Россией". 61,3% в этом сильно сомневаются. А 23,8% считают успех в переговорах с Путиным "очень маловероятным".

Один из ветеранов украинских политтехнологий недавно поделился мнением: "Зеленскому отмерен длинный век в политике. Он взял на вооружение modus operandi Леонида Кучмы: Западу на встречах говорить то, что он хочет слышать, России — то, что она, и народу — то, что он, народ, хочет слышать. Пока все сведут "бухгалтерию", Зеленский серьезно укрепится". Нет смысла напоминать о том, что свою многовекторную политику Леонид Кучма реализовывал с другим качеством команды, в мире, который не жил "кишками наружу" и во время других скоростей обмена информацией. 

До сведения всех "бухгалтерий" жители ОРДЛО что-то явно заподозрили. Ибо 23% опрошенных полагают "очень вероятным", что "обещания Владимира Зеленского в вопросах мира и переговоров с РФ расходятся с реальными действиями". Еще 48,6% считают подвох "скорее вероятным". В искренность президента почти поверили 17,9%, а абсолютно поверили 10%. В принципе, совокупные 27,9% — неплохой результат, но пока явно недостаточный, чтобы стать Данко ОРДЛО.

Где черпают информацию в ОРДЛО

За пять с половиной лет, прошедших с начала российско-украинской войны, Киев так и не сумел наладить эффективную информационную работу на оккупированной Россией территории Донбасса. 

Продолжение материала читайте в "Зеркале недели".