Уже в апреле стартует очередной этап медицинской реформы, начатой еще командой прошлой власти

Реформа предусматривает переход на новую модель финансирования десятков медуслуг, за которые больницам напрямую будет платить Нацслужба здоровья. В этом же году ожидается принятие закона о медицинском страховании, уверяет глава комитета Верховной рады по вопросам здоровья нации, медицинской помощи и медстрахования Михаил Радуцкий, пишет РБК

Но, по его словам, комитет и Минздрав пока выбирают наиболее оптимальную модель страхования для Украины, помня о высоком уровне "теневых" доходов у населения.

В интервью РБК-Украина Радуцкий рассказал о том, почему спустя несколько лет решил снова пойти в политику с командой Зеленского, о своем влиянии на Минздрав, а также о том, почему теперь сожалеет об уходе из бизнеса.

Популярные статьи сейчас

Кравец из Квартала 95 впервые показала новую внешность: "Будто обгрызли..."

Майдан под окнами Зеленского: украинцы восстали против путинских законов, первые кадры

Погода окончательно сошла с ума, украинцев огорошили новым прогнозом: к чему готовиться

Кароль, Никитюк и другие звезды, у которых не сложилось в личной жизни: топ одиноких красоток

Показать еще

радуцкий

– Уже полгода как вы пришли из бизнеса в политику. И как вам?

– Тошно и противно.

– Серьезно?

– Да. И один только вопрос. Зачем мне все это нужно?

– В бизнесе лучше?

– Конечно. В бизнесе нет понятия политических целесообразностей. В политике все иначе: ты обнимаешься с человеком, улыбаешься, а на следующий день узнаешь, что тебе "вставили нож в спину".

– Будете уходить?

– Я шел в политику к президенту Зеленскому. И сегодня встать и уйти, значит предать Зеленского. Мои моральные качества не позволяют мне так сделать. Тем более, что президенту сейчас тяжелее всех.

– У Зеленского нет похожих настроений? Он не устал от политики?

– Зеленский тоже пришел из бизнеса. Он непримирим к коррупции. Он, в принципе, даже это слово не понимает, поскольку никогда в жизни не видел и не знал, что это такое. Его бизнес с этим не был связан.

И, думаю, ему все это еще в разы тяжелее, чем мне. И все отношения, о которых я вам сказал, думаю, у него происходят в десятикратном, если не в двадцатикратном размере.

К тому же у него совершенно разбалансированная страна в плане желания населения менять и меняться. У нас слишком большая разница есть между Юго-Востоком и Западом, Севером и Югом. А он президент всей страны. И ему ее надо не расшивать, что делали перед ним, а наоборот – сшивать.

– Но он тоже не уйдет?

– Зная характер президента, он будет стойко держать удар. Он дал команде слово, что ни в коем случае не будет оставаться на второй срок, что сделает то, что должен, а дальше займется тем, чем занимался.

И для меня это было основополагающим для принятия решения идти в политику. Я его знаю уже лет 20, я ему верю, он всегда держит слово. Человек, который не собирается оставаться на второй срок, способен делать какие-то сложные шаги, не оглядываясь на рейтинг.

– Вы видите для себя развитие государственной карьеры? Возможно, в перспективе – министерская должность?

– Министерскую должность мне предлагали с первого дня общения с президентом. Я не вижу себя на госслужбе именно в таком статусе. Еще лет 5-7 назад, наверное, это было бы интересно.

Но сегодня я понимаю, что то, чем я занимаюсь в Раде, намного важнее. Успех исполнительной власти во многом зависит от законодательной. Стратегически я считаю, что на этом месте мне интереснее и я могу больше сделать.

Я был в исполнительной власти (замглавы КГГА в 2014-2015 годах, - ред.). Меня оттуда никто не выгонял, я сам встал и ушел. И с Виталием Кличко мне тоже было комфортно работать, как и с Зеленским. Но дальше, когда подымались выше по лестнице, там все воспринималось совершенно наоборот, задавались вопросы: "а зачем это надо?". И когда я понял через год, что от меня и от Кличко мало что зависит, то я встал и ушел.

– Отношения с Кличко изменились, когда вы пришли в команду Зеленского?

– Дружил, дружу и, надеюсь, буду дружить. Менять шапки, когда приходят "белые" или "красные", как в фильме "Свадьба в Малиновке", это не мой подход. И один из тезисов во время разговора с президентом, когда он предложил идти к нему в команду, был о том, что я не смогу перешагнуть через того же Кличко, если так станет вопрос. Это все знают, в команде к этому относятся с пониманием.

В нашей команде сегодня сложились разные отношения с Виталием. Но он не только мэр, он еще просто человек. Все что касается работы, вопросы местного самоуправления, не относятся к сфере моего ведения, потому здесь мы даже не пересекаемся.

– Исходя из публичных заявлений, сложилось впечатление, что у вас далеко не самые лучшие отношения с экс-руководством медицинской отрасли, с той же Уляной Супрун…

– Если вы отследите мои заявления в СМИ, увидите, что я никогда на белое не говорю черное. На то, что Супрун делала хорошо, я никогда не скажу, что это было плохо. А то, что она делала плохо, так я об этом и тогда говорил и сегодня могу говорить.

Думаю, это больше у "медийщиков" сложилось такое впечатление. С Супрун мы последний раз публично общались, когда мы в Трускавце были, в связи с историей про расизм. А так с Павлом Ковтонюком я общаюсь, а Ольга Стефанишина теперь у нас в комитете. (оба экс-заместители министра здравоохранения, - ред.).

– И Стефанишина, кстати, часто вас критикует.

– У нас нелегкие отношения, сложные. Да, критикует. Она народный депутат, у нее есть свое виденье. Хотелось бы больше конструктива во взаимоотношениях, пока его немного.

– Кадровые ротации в Минздраве в ближайшее время будут?

– Они уже были. Но там еще вычищать и вычищать. Я понимаю, что моя смска 29 августа преподнесла прессе возможность считать, что я полностью координирую деятельность министерства. Но поверьте, что это далеко не так.

И к тому же Зоряна Скалецкая – это не простая девочка, которой можно как куклой управлять. Во-первых, в силу своего места рождения. Галичанками не сильно поуправляешь. Во-вторых, она достаточно умный и опытный человек, у нее большой экспертный опыт.

Если бы кадровая политика Минздрава сильно от меня зависела, как об этом говорят, то Скалецкая давно встала бы и ушла. Она амбициозный человек. Но для нее, как и для меня, должности это не самоцель. Поверьте, ее долго упрашивали, чтобы она согласилась стать министром.

Михаил Радуцкий

– Какие отношения у Скалецкой с Гончаруком?

– Я не присутствую при их внутренних разговорах. Но внешне даже в тех ситуациях, когда у Гончарука были, возможно, противоположные мнения, он ни разу не принял позицию против команды, против своего министра. У меня это вызывает большое уважения. Мы с ним знакомы не очень давно, но у меня с каждым днем оценка его как премьера только растет. У меня нет в нем разочарования, он хороший премьер.

Продолжение читайте ЗДЕСЬ