Информирую вас, решительные сограждане и растерянные соотечественники, что мы вступили в зону окончательных, то есть, неисправимых решений. Точнее, нас вступили.

Россия при попустительстве Европы намерена срочно дожать «мирный процесс» на Донбассе при соблюдении нескольких своих ультимативных требований:

  • внесение «особого статуса Донбасса» в Конституцию Украины на бессрочной основе, то есть, навсегда;
  • запуск прямых переговоров между официальным Киевом и представителями боевиков ДНР-ЛНР;
  • контроль Украиной за государственной границей с Россией с обязательным участием местных незаконных вооруженных формирований.

Все остальное, вроде навязывания внутриукраинского диалога об идентичности с непременным учетом интересов соседей, то есть, России и ее союзников, станет неизбежным при выполнении нами первых трех условий. Въехав в колею, накатанную недоимперией, мы из нее никуда не выберемся.

Донбасс

Неоднократно подчеркивал, что «особый статус» — это давняя дипломатическая фишка, которая отчасти срабатывает там, где существуют четкие национальные, культурные, религиозные и прочие отличия населения конкретного региона. «Особый статус» действительно определяется в переговорах региона и центра с участием международных посредников, но все это имеет смысл лишь при отсутствии внешней силы, заинтересованной в существовании конфликта.

Популярные статьи сейчас

Доллар решил побить новый рекорд: что будет с курсом валют после выходных, НБУ раскрыл цифры

Массовый вывод денег со счетов украинцев: ПриватБанк сделал важное предупреждение

Самая богатая украинская певица выставила напоказ прелести в дерзком декольте: "Шикарная!"

Русская Кардашьян без одежды показала, за что ее обожают миллионы: кадры для самых смелых

Показать еще

К слову, Палестина имеет «особый статус», но мирными и стабильными ее отношения с Израилем никто не назовет.

В нашем случае, четко выписанный «особый статус Донбасса» может действовать лишь на период реинтеграции региона, соответственно, он должен быть простым законом, иметь ограничение по времени и в украинской Конституции ему делать, разумеется, нечего. А если он там появится, то это незамедлительно вызовет парад «особых статусов», и можно заключать невеселое пари, какая из областей первой потребует себе аналогичных особых привилегий — Закарпатская, Львовская или Одесская.

Все, кто не разучился думать, понимают, что такой процесс неизбежно завершится дезинтеграцией Украины, что вполне устраивает Кремль. Который этого особо и не скрывает.

Официальные переговоры Киева с Донецком и Луганском окончательно выведут Россию за скобки созданного и управляемого ею вооруженного конфликта. Европа вздохнет с облечением, Штаты разочарованно разведут руками, Россия оскалится в предвкушении. При этом сценарии можно гарантировать не мир, а наоборот — эскалацию военных действий, так как боевики получат команду и возможности добивать проявившую явную слабость Украину.

Ситуация с совместным патрулированием госграницы тоже требует разъяснения. Если кто-то полагает, что будут сформированы некие вооруженные группы в составе ВСУ, ОБСЕ и боевиков, которые возьмут границу под контроль, то он наивен до безобразия и ничего не слышал о византийщине.

Нет, Россия будет навязывать подход, когда ВСУ с ОБСЕ будут контролировать одни участки, а боевики — другие. Боевикам достанутся участки с автомобильными и железнодорожными переходами, через которые продолжатся поставки вооружения и боеприпасов из РФ, а ВСУ с ОБСЕ — чистое поле, через которое регулярно на ту сторону и обратно курсируют местные жители. И пресекать эту трудовую миграцию — только умножать ненависть местных к Украине, так как для многих это единственная возможность выживать.

авто ОБСЕ

Обратите внимание, что именно эти три позиции — «особый статус», прямые переговоры, совместный контроль за границей — сейчас начали активнейшим образом пиарить спикеры Оппозиционно платформы «За жизнь» со всех своих телеканалов. Пиарить без оглядки, пугая  общество, что в противном случае мир никогда не наступит.

Президент Владимир Зеленский и его тогда внешнеполитический помощник, а ныне глава офиса Андрей Ермак, сами спровоцировали нынешний момент истины. Спровоцировали своим наивным оптимизмом в отношении намерений Кремля, уровня поддержки Запада и своей интересности Западу и России.

Вместо  того, чтобы срочно советоваться с самыми светлыми отечественными умами для ответа на главный вопрос: «А зачем мы нужны цивилизованному миру, чтобы он нес финансовые потери из-за санкций и ставил на место агрессивную Россию?», новое руководство занялось бессмысленными заглядываниями «Путину в глаза, чтобы увидеть в них непреодолимую тягу к миру». А затем, купившись на смену винтиков в кремлевском механизме и ни с кем толком не договорившись, начали анонсировать загадочную «формулу Зеленского»: тщеславный пиар — наше все.

И Россия немедленно отреагировала: в дипломатической плоскости — 12-ю издевательскими шагами не к миру, а к относительному мирному уничтожению Украины, и в военной — демонстративной активизацией боевых действий на Донбассе. К чему наша власть оказалась явно не готовой, о чем свидетельствуют ее вялые растерянные реакции.

Даже заядлому порохолюбу и тому понятно, что «минск 2», заключенный их кумиром и которому «нет альтернативы», не выполнялся от роду и нуждается в коррекции. Но выдвигая некие идеи, необходимо четко представлять, за счет каких ресурсов эти идеи будут продвигаться, навязываться агрессору. В нашем случае, ресурсом является консолидированная позиция Запада и сплоченность украинского общества вокруг защиты Украины и возврата ее суверенитета. Сплоченность именно вокруг власти, которая активно и успешно реализует эту самую защиту.

Это в теории. А что в реале?

В реале мы имеем довольно жесткую позицию Штатов, которые продвигают свои углеводороды на рынок Европы, поэтому в их интересах вытеснить оттуда Россию. И это нам на руку. К позиции США довольно близка официальная позиции европейских лидеров: Крым украинский, ключи от мира — в Кремле и остальные проукраинские позиции. Но вот неофициальная, то есть, практическая позиция европейцев полностью противоположная: мы устали от этой непредсказуемой путаной Украины, мы не хотим терять с Украиной, мы хотим зарабатывать с Россией, и пускай Россия сама разбирается с украинским вариантом загадочной славянской души…

Причем, на всяких «нормандских форматах», на которые столько надежд у Зеленского с Ермаком, уже начинает преобладать именно неофициальная позиция.

А вот насчет второй составляющей украинского внешнеполитических ресурса — сплоченности нашего общества и его доверии власти, исчерпывающе говорит нынешняя отвратительная скудоумная истерия по поводу украинцев, эвакуированных из Китая.

Уже сколько толковалось специалистами-инфекционистами, что китайский коронавирус — это не нервно-паралитический газ, гарантирующий стопроцентную летальность. Он схож с вирусом гриппа не только симптомами, но и тем, что поражает людей с ослабленным иммунитетом и передается, в основном, воздушно-капельным путем — ничего сверхъестественного. А размещение эвакуированных из Китая на карантин — это куда меньшая опасность, чем токсичные выбросы все еще работающих промышленных предприятий.

Так ведь нет, большинство людей даже написать это заболевание правильно не в состоянии, пишут через «о». И погибнуть во цвете лет от него опасаются как раз те, кто ездит без ремня безопасности и перебегает дорогу на красный свет…

В Европу, говорите, мы нацелились? Ну да, ну да — на запрещающий сигнал светофора…

Если суммировать, то нас будут дожимать на мягкую капитуляцию. В способности власти и общества эффективно сопротивляться такому давлению имеются обоснованные сомнения. Первое голосование за направление в Конституционный суд предложений по «особому статусу Донбасса» — это такой билет на очередные нормандские переговоры. Посмотрим, захочет ли президент Зеленский этот билет покупать.

А в целом — конечно же, некие неназываемые силы пытаются разрушить мирный процесс. Но мы им, конечно же, не поддадимся. Как и нашим соотечественникам, эвакуированным из Китая.

Александр Кочетков, аналитик и политтехнолог, специально для Политеки