Обострения там стали систематическими, обстрелы продолжались все чаще. Как передает агентство АЗЕРТАДЖ, на пресс-конференции руководитель пресс-службы Министерства обороны Азербайджана Вагиф Даргяхлы сообщил, что 4 июля вооруженные силы Армении преднамеренно подвергли обстрелу из 82- и 120-мм минометов и станковых гранатометов гражданское население и гражданские объекты села Алханлы Физулинского района Азербайджана.

ХАМАС в поисках покровителя: без помощи Катара и в окружении врагов

В результате обстрела двое жителей села, в том числе ребенок, погибли, один получил ранение. Очевидно, что после ответных мер есть потери и на армянской стороне, о которых традиционно не сообщается.

В Ереване утверждают, что в селе Алханлы располагался штаб азербайджанской армии, и что она использовала реактивные системы залпового огня «ТР-107» американского производства.

Здесь есть несколько нестыковок. Во-первых, азербайджанская армия может размещать органы военного управления на своей территории где сочтет необходимым и ни у кого не должна спрашивать разрешения. Армянские вооруженные силы делают подобное, но это не основание для обстрелов. Во-вторых. Система залпового огня «ТР-107» произведена в Турции, и это общеизвестный факт. К тому же азербайджанские военные утверждают, что в данной перестрелке подобные системы не использовались.

Все это до боли напоминает наш Донбасс. Обстрелы населенных пунктов, применение крупнокалиберного оружия, гибель мирных жителей. Это и понятно — сепаратизм и внешняя агрессия всегда похожи. Что в Грузии, с отторжением части ее территории, что в Молдове, с приднестровскими сепаратистами, что в Азербайджане и в Украине. Характерно, что за всеми такими сепаратистскими и террористическими образованиями, в первую очередь, стоит Москва. Хотя, надо полагать, теперь не только она.

Популярные статьи сейчас

Беда случилась с экс-любовником Пугачевой: что с ним сейчас, появилось видео

Болезнь унесла жизнь известной советской актрисы: "Была необыкновенно обаятельным человеком"

"Холостячка" Огневич показала, как бы выглядела после неудачных уколов красоты: "Не могу не поделиться"

"Что нам делать, помогите!": женщину затащило под лед на крещенских купаниях, кадры трагедии

"Холостяк" Добрынин раскрыл настоящую причину отъезда с женой из Украины: "Приходит осознание..."

Показать еще

Российский форпост

Конфликт вокруг Нагорного Карабаха — самый старый из перечисленных выше. Он начался еще в период, когда СССР шел к распаду, и кое-кто в Москве решил использовать сепаратизм и произвольность установленных границ в своих интересах. Целей было несколько, но отметим основные.

Первое. С помощью региональных конфликтов была попытка затормозить процесс распада империи или, по крайней мере, существенно его затруднить. Южный Кавказ представлялся наиболее удобным регионом, с учетом накопившихся там межэтнических, этноконфессиональных и экономических проблем. То, что первым был Нагорный Карабах — фактор случайный, хотя он послужил моделью для Южной Осетии, Абхазии и Приднестровья.

Второе. Южный Кавказ — очень важный регион в геополитическом и военно-стратегическом, не говоря уже об экономическом отношении. Здесь завязаны интересы многих внешних игроков. Отметим также, что вопрос энергоресурсов, их запасов и возможностей транспорта во внешний мир играет не последнюю роль в вовлеченности региональную политику. Через Каспийское море близко до Центральной Азии, а это уже территория пересечения интересов, в первую очередь, России и Китая. Последний, кстати, своим возрождением шелкового пути ясно показал свою заинтересованность и в присутствии на Южном Кавказе, что еще туже затягивает тамошний узел проблем.

Сирийский узел: почему союзники России не хотят воевать

Третье. Как и в случае Ближнего Востока, значительную роль в конфликтах на Южном Кавказе играют региональные игроки. Стратегически ближайшим союзником Азербайджана является Турция. Здесь такое количество связей, в том числе исторических, языковых и прочих, что разорвать их практически невозможно. Хотя это не означат сателлитное положение Баку по отношению к Анкаре. Наоборот, в обеих столицах стараются учитывать интересы друг друга.

Второй региональный игрок — Иран. Тегеран пытается занять внешне нейтральную позицию, но в целом его поддержку Армении трудно переоценить. Ведь Россия отделена от армянской территории, ее торговля и прочая логистика проходит исключительно по территории Грузии. Иран же имеет общую, хотя и не очень протяженную, границу с Арменией и, в какой-то мере, решает ее энергетические проблемы. В этом смысле в Тегеране рассчитывают сохранить такой рычаг давления на Баку, но также иметь возможность влиять на процесс возможного урегулирования конфликта вокруг Нагорного Карабаха.


Для Москвы стратегическое значение Южного Кавказа не в последнюю очередь связано с Северным. Вообще каспийские регион крайне важен для России, так как через него есть прямой выход не только в Центральную Азию и Северный Кавказ, а также в южное Поволжье и дельту Волги, что даже не требует подробных объяснений.


Вот почему в Белокаменной всегда уделяли повышенное внимание кавказским проблемам и необходимости сохранения там российского влияния через военное присутствие.

Так получилось, что после распада СССР в Азербайджане и Грузии у власти оказались правительства не слишком дружески расположенные к Москве. Единственным возможным партнером оказалась Армения. По понятным причинам в Ереване полагали, что в противостоянии с Азербайджаном и стоящей за ним Турцией, с холодным миром с Грузией без внешней помощи не устоять. Не оставалось ничего другого, как включиться в фарватер российской политики и беспрекословно исполнять роль сателлита и верного оруженосца Москвы.


Естественно, что Первопрестольной пришлось взять на себя финансовую и экономическую, не говоря о военной, поддержку Армении. Конфликт вокруг Нагорного Карабаха стал заложником великодержавной политики российского руководства, и возможности сохранить там напряженность для решения своих задач на Южном Кавказе, а также Ближнем и Среднем Востоке.


Не удивительно, что с началом конфликта на Донбассе и аннексии Крыма Азербайджан и Грузия поддерживают в  международных организациях Украину, а Армения следует российской линии и всегда голосует по московским указаниям против резолюций в поддержку территориальной целостности нашей страны.

Приближение горячей фазы

В данный момент Москва оказалась растянутой между двумя горячими конфликтами — на Донбассе и в Сирии. Ввязываться в третий или четвертый она не хочет, так как на это нет необходимых ресурсов. Однако, московские цели и желания не всегда совпадают с теми, какие есть у ее младших партнеров.

Молдавский связной: почему сбежал бывший президент Приднестровья

В частности, Армения оказалась в довольно сложной экономической и политической ситуации. В силу коррумпированности правящего класса, полностью продавшего практически все активы российским компаниям или олигархам, у нее за душой ничего не осталось. Экономика не обеспечивает необходимую финансовую базу для больших военных расходов, которые требуются для продолжения конфронтации с Азербайджаном.

Отсюда рост социальной напряженности и возникновение точек внутреннего конфликта. Время от времени из-за повышения цен и налогов возникают экономические майданы, например, электрический — массовые протесты в центре Еревана после повышения стоимости электроэнергии. Характерно, что здесь проявились и мало ожидаемые до этого антироссийские настроения, так как вся армянская электроэнергетика принадлежит российским холдингам.

Армянская диаспора по численности больше всего населения Армении. Из-за границы переводятся значительные средства родственникам. Практически каждая армянская семья связана с родственниками в США, во Франции, Израиле или Ливане. В целом диаспора настроена антироссийски и это в той или иной мере влияет на настроения внутри страны. Надежды на Россию не оправдались. Единственное, что сдерживает возможность поворота от Москвы армянской внешней политики — это заинтересованность правящих олигархических групп и внешняя опасность.

В этом смысле для них крайне важно сохранять напряженность на линии размежевания в Нагорном Карабахе и до определенного уровня поддерживать температуру конфликта.

Во-первых, это не даст возможность Москве ослабить свое внимание к Южному Кавказу. В том числе должно заставить удовлетворить просьбы о поставках оружия, за которое Армения, в отличие от Азербайджана, заплатить не в состоянии.

Во-вторых. Появляется основание запросить у Кремля дополнительную финансовую поддержку как за проявляемую лояльность, так и за вроде бы отражение угрозы российским интересам.

Есть и внешнеполитический аспект. Несмотря на партнерские отношения между Москвой и Тегераном в Сирии, их интересы как на Ближнем Востоке, так и на Южном Кавказе не совпадают. Для иранского руководства открытие очередного фронта, в котором обязательно будет участвовать Россия, очень кстати. Чем сильнее растягивается Москва, тем выгоднее Тегерану, так как объективно ее возможности в Сирии уменьшаются. Конечно, прямо Иран не подталкивает Армению к обострению, но многое ясно, как говорят компьютерщики, по умолчанию.

Все в комплексе и определяет время очередного обострения на Южном Кавказе.

Украинский интерес

Как это ни покажется странным на первый взгляд, конфликт на Донбассе наиболее легко урегулировать, так как в его основе не лежат этнические, территориальные и конфессиональные причины. Он полностью основан на внешнем российском вмешательстве и с его прекращением затихнет сам собой. Нет внутренних причин для его продолжения.


С Нагорным Карабахом и, в частности, с Приднестровьем ситуация несколько сложнее. Тем не менее, донбасское урегулирование в несколько этапов вполне может служить моделью и для решения других конфликтов. Для этого нужно совсем немного: чтобы в Москве поняли бесперспективность проводимой политики и отказались от нее. Пока до этого слишком далеко.


Южный Кавказ с его ресурсами углеводородов, выходом к Каспийскому и Черному морям представляет потенциальный рынок для украинских товаров и военно-технического сотрудничества. Урегулирование конфликта в Нагорном Карабахе даст возможность странам региона сосредоточиться на внутреннем развитии и начнется рост торговли и другого сотрудничества. В этом может участвовать и Украина. Мир на Южном Кавказе урегулирование конфликта вокруг Нагорного Карабаха в наших интересах.

Юрий Райхель