В частности, глава государства поручил Кабмину обеспечить финансирование мер, связанных с созданием такого учреждения, которое территориально будет находиться в Киеве.

Указ начинает действовать со дня его опубликования – то есть с 29 сентября.

Испытание холодом: почему исчезают субсидии

Ранее сообщалось, что Европейский cоюз разочарован медленным прогрессом Украины в реформе законодательства в части прав интеллектуальной собственности.

Еще в 2015 году эксперты ЕС, работая вместе с украинской властью, подготовили соответствующие законопроекты. Однако только сейчас эти наработки вылились в конкретное решение на высшем государственном уровне.

Напомним, 30 мая 2016 года Президент Украины внес в парламент новую редакцию Закона Украины «О судоустройстве и статусе судей».

Популярные статьи сейчас

"Вот и возможность увидеть лицо Путина": Макрона и Шольца привезли на руины Ирпеня, видео

В беларуси заметили эшелон с танками: "По внешнему виду техники можно сделать вывод..."

Новая беда обрушилась на оккупированный Крым, появились кадры последствий: "Опасно для жизни"

Победительница "Холостяка" Богдан показала, с кем веселится теперь без Заливако: "Долгожданная встреча!"

И это мать троих детей: "располневшая" жена ведущего "Холостяка" Решетника поразила фигурой

Показать еще

В ней как раз и предлагается создать два высших специализированных суда. Речь идет о Высшем суде по вопросам интеллектуальной собственности и Высшем антикоррупционном суде. Такие суды должны рассматривать в первой инстанции дела, отнесенные к их юрисдикции процессуальным законом.

Нужен ли Украине новый суд?

На фоне длительного и скандального конкурса в Верховный суд, у многих возникает логичный вопрос: нужна ли стране очередная порция судебной реформы – еще одна судебная инстанция? Ведь судебная ветвь власти уже не первый год активно реформируется, но на качестве правосудия это почему-то не отражается.

Насущность создания Высшего интеллектуального суда усугубила и до того активную дискуссию в экспертной среде.


Например, согласно официальным данным Единого реестра судебных решений, с июля 2015 года по 1 октября 2017 года Хозяйственный суд Львовской области вынес 8 решений в делах по защите прав на объекты интеллектуальной собственности. За этот же период Хозяйственный суд Киевской области вынес 15 решений. Как видим, на гору дел не слишком похоже.


Кроме того, непонятно, во сколько функционирование такого учреждения обойдется государственной казне, кто именно там будет работать, на каких условиях, и главное, сумеет ли специализированное учреждение качественно изменить настоящее положение дел?

По словам адвоката и експерта Центра исследования интеллектуального права Леонида Тарасенко, Высший суд по вопросам интеллектуальной собственности должен был уже заработать — в течение года с момента принятия судебной реформы.

«Здесь может повториться та же ситуация, что и с ВС, – рассказал он. — Пока состоится конкурс, назначение судей — пройдет минимум полгода. Однако этот суд нужен для того, чтобы более профессионально рассматривать дела, связанные с защитой прав интеллектуальной собственности. Сейчас много дел рассматривают общие суды – не специализированные. Судьи загружены. Поэтому часто возникают вопросы относительно качества разрешения дел, связанных с интеллектуальной собственностью. Создание ВСВИН позволит ввести специализацию. Дела будут решаться более-менее унифицировано. Не будет противоположных решений в одной категории дел. Будет один суд, где будет работать, насколько известно, 21 судья. Там достаточно ограниченное количество кандидатов, которые могут стать судьями этого суда. Речь идет только о судьях, патентных поверенных и адвокатах, имеющих не менее 5 лет опыта профессиональной деятельности по осуществлению представительства по делам интеллектуальной собственности. Не может обычный юрист стать судьей этого суда. Единственный нюанс — по подсудности. Ведь все дела будут рассматриваться в столице. Теперь граждане, права которых нарушены, будут обращаться в суды не в регионах, а в Киеве. Но и здесь процессуальное законодательство гибкое, так как позволяет организовывать видеоконференции с местными судами, чтобы не ездить в командировки. Очевидно, этот механизм применят».


По словам адвоката, то, что Высший интеллектуальный суд создается именно сейчас, связано прежде всего с определенной адаптацией к европейским стандартам. Ведь примерно пятая часть Соглашения об Ассоциации с ЕС касается как раз унификации законодательства Украины и ЕС по интеллектуальной собственности.


«В Европе действуют так называемые патентные суды. Они рассматривают дела, связанные с интеллектуальной собственностью. Фактически мы копируем положительный опыт отдельных стран Европы, — говорит Тарасенко. — Нарушений прав интеллектуальной собственности в Украине очень много. Это и использование чужих фотографий, рисунков, отрывков текстов, контрафактные диски и тому подобное. Но далеко не каждое дело доходит до суда. Возможно, граждане не надеются на эффективную судебную защиту. В контексте судебной реформы, создание такого суда является окончательной точкой. Но в контексте реформирования государственной системы защиты прав интеллектуальной собственности – лишь началом. Должен быть создан национальный орган по вопросам интеллектуальной собственности. Государственные предприятия вроде «Укрпатента», «Украинского агентства по авторским и смежным прав» должны реформироваться. Пока единственным шагом стала ликвидация Государственной службы интеллектуальной собственности. Но новый орган еще не создан. Сколько времени еще продлится реформирование – сложно сказать. Понадобится не менее полугода — в лучшем случае».

Суд как часть политической программы

Идея создания специализированного суда по интеллектуальной собственности в нашем государстве уже активно обсуждается последние несколько лет. Подобные суды успешно функционируют в том же Соединенном Королевстве, Германии, Австрии и др. Однако в украинских реалиях уже привычно — не все так просто.

Еще один суд: кто уничтожит гидру коррупции

Как утверждает политик и доктор юридических наук Степан Гавриш, сама идея специализированного суда противоречит логике судебной реформы президента, который отказался от высших специализированных судов, не подписав указ о создании отдельного Антикоррупционного суда.

«Президент здесь субъективен, – рассказывает Гавриш. — Он исходит из собственных интересов. Поэтому подписание указа о создании только специализированного интеллектуального суда свидетельствует об избирательности политики в отношении судебной реформы. Это в определенной мере является выполнением политического обязательства, пиар-ходом перед избирателями. Таким образом происходит отчет о судебной реформе. В частности, и перед МВФ, ЕС. Мол, мы реализуем свои обязательства. При этом Антикоррупционный суд не создается. А без него Интеллектуальный суд не будет иметь никакого значения, поскольку коррупция не перестанет быть публичным инструментом влияния на любую ситуацию в государстве».

По словам Гавриша, Интеллектуальный суд нужен, поскольку он существует во многих странах.

«Ключевые споры в ближайшее время будут продолжаться как раз вокруг проблем интеллектуальной собственности, — говорит политик. — В общем-то, с этими вопросами мог бы справиться и суд общей юрисдикции. Однако сейчас большинство дел решаются вне суда. В Украине несовершенное законодательство — сложное и коррумпированное. Поэтому доверить рассмотрение важных дел по интеллектуальной собственности украинскому суду никто не осмелился бы. Все ключевые споры решаются в Лондонском или Стокгольмском суде. Да и создать в современных отечественных реалиях некоррумпированный и высококвалифицированный суд просто невозможно. У нас нет профессиональной подготовки, соответствующей практики, надлежащей адвокатуры. Переходим к западной системе правосудия не через дверь, а через пещеру, натыкаясь на препятствия. Отсутствие единой стратегии реформирования суда приводит к тому, что основные проблемы остаются за кадром. Интеллектуальный суд – это лишь небольшая часть правосудия, которая ни на что не повлияет. И его деятельность дорого государству не обойдется. А вот то, что действительно влияет на жизнь людей (борьба с коррупцией), подстроено под олигархов, которые управляют страной – во всех отношениях».

Эксперт добавляет, что завершить судебную реформу невозможно, ведь по своей сути она является неоднозначной: решая один вопрос в правильном направлении, три шага делаем в неправильном.

«В судебную реформу внесли 4 тыс. поправок. Можно представить, какой хаос в головах людей, которые ею занимаются, — убежден Гавриш. — Все это масштабная политическая имитация реформ, чтобы поддерживать определенный политический уровень доверия к деятельности главы государства как внутри страны, так и за ее пределами. Существуют крупные лоббистские центры, которые заинтересованы в том или ином решении правосудия. Это нужно понимать».

Романия Горбач