Одни убеждены, что без такого шага коррупцию в стране никак не побороть. Другие же настаивают, что это – очередное дублирование неэффективных по своей сути институтов. Так что осенний политический сезон в ВР дополнился еще одной дилеммой.

Правительственный стройбат: зачем Кабмину тысяча новых реформаторов

Само выражение «бороться с коррупцией» у немалого количества людей вызывает скорее оскомину, а не искреннее восхищение и энтузиазм. Ведь о том, что пора убить гидру коррупции, у нас не говорил разве что ленивый.

Да и деятельность новосозданных антикоррупционных органов, таких как НАПК, НАБУ или САП, оптимизма не прибавляет. Об их эффективности, к сожалению, не приходится говорить. Громких дел, доведенных до суда, а соответственно, принятых решений, за все время деятельности мы так и не увидели.

Сами же антикоррупционеры утверждают, что в стране невозможно бороться с коррупцией без специализированных судов. И вот здесь — самое интересное. Оказывается, именно антикоррупционные суды являются тем последним звеном, с преодолением которого в Украине начнется настоящее «очищение».

Давление Запада

Президент Украины Петр Порошенко заявил, что надеется на создание антикоррупционной судебной палаты в рамках действующих судов уже в октябре. А создание соответствующего специализированного суда, убежден он, может подождать.

Популярные статьи сейчас

Путин оконфузился с зарубежным спецназом, появилось фото: "вальнуть хотят не только в РФ"

Смертельная рулетка для новорожденных: как в Украине играют жизнями детей

Запуск рынка земли, у Зеленского пойдут на серьезные уступки: к чему готовиться украинцам

Путин пригрозил Зеленскому из-за Донбасса и выдвинул дерзкий ультиматум: "До 31 декабря"

Показать еще

«Я надеюсь, что мы создадим антикоррупционную палату в следующем месяце, а если антикоррупционный суд появится в 2019 или 2020 году, будем только рады», — заявил президент.


Однако у Международной организации Transparency International другое мнение. Там призывают украинскую власть создать независимый антикоррупционный суд как часть юридических обязательств Украины и ее договоренностей с ЕС и Международным валютным фондом.


В организации подчеркнули, что создание антикоррупционной палаты, о чем ранее заявил Порошенко, не поможет ни с нынешним отставанием в рассмотрении дел, ни с доверием украинцев.

«Украина должна ввести независимый антикоррупционный суд, чтобы не допустить, чтобы связи и кумовство играли роль в том, как в Украине ведется правосудие, – сказал глава правления Transparency International Хосе Угас. — Президент Порошенко понимает насущность ситуации, однако его предложение относительно палаты в нынешней судебной системе не сработает. Люди не верят, что судебная система привлечет должностных лиц к ответственности, поскольку суды в прошлом уже этого избегали».

Еще одна судебная вертикаль?

По словам эксперта программы реформирования судебных и правоохранительных органов Украинского института будущего Татьяны Ющенко, вся дискуссия относительно создания антикоррупционных судов сводится к тому, как их встроить в действующую судебную систему. Однако основной вопрос – нужен ли вообще  такой институт Украине?

Телетайп: забег хомяков под куполом и анонсы будущих потрясений

«В очень больной организм пытаются вживить здоровую клетку, думая, что она сможет его вылечить, — считает эксперт. — На самом же деле лечение должно быть системным. Тут есть несколько шагов. Первый – продолжение реформирования системы правосудия, чтобы проводилась на регулярной основе оперативно-квалификационная оценка судей. Речь идет о проверке их на доброчестность, соответствие критериям профессиональной этики, отборе новых судей на конкурсной основе. Второй шаг – внесение изменений в уголовно-процессуальное законодательство, чтобы органы досудебного расследования получили действенный механизм эффективно устанавливать вину преступников. Чтобы доказательная база не разваливалась в суде, как это происходит сейчас».


Юрист убеждена, что проблема борьбы с коррупцией не только в судах. На самом деле, говорит она, имеем еще и проблему низкого качества предварительного расследования дел, коррупционных связей в прокуратуре, адвокатуре и т. п.


«Нам предлагают создать отдельную антикоррупционную вертикаль. Но так можно дойти и до антикоррупционной адвокатуры, экспертизы и прочего, — отмечает Ющенко.- То есть все коррупционные дела можно рассматривать в уже действующих судах при условии, что они будут полнокровными, наполненными проверенными судьями, которые должны пройти все квалификационные оценки. Ведь коррупционные преступления, в первую очередь, являются преступлениями против народа. Поэтому наиболее справедливый антикоррупционный суд — это суд присяжных, то есть народный суд. Он уже передусмотрен действующим КПК. Нужно только усовершенствовать этот институт. Создание антикоррупционных судов – это требование иностранных доноров. Они видят именно в этом решение проблемы. Но в украинских реалиях это очень дорого. И первый же конкурс в такой суд закончится аналогично, как и конкурс в Верховный суд. Он будет дискредитирован этой же общественностью. Вряд ли в этом году мы увидим Антикоррупционный суд в действии. Ведь только отбор судей затянется еще больше, чем затянулся отбор судей в ВС. Очень большой резонанс будет. Да и кто вообще пойдет туда работать, согласится пройти все те испытания, которые сейчас прошли кандидаты на должности в ВС?»

Одна цель — два закона

На сегодняшний в ВР зарегистрированы два законопроекта, которые предусматривают различные варианты формирования системы антикоррупционного правосудия. Первый из них (№6011) предусматривает создание Высшего антикоррупционного суда и Антикоррупционной палаты кассационного уголовного суда Верховного Суда.

Юрий Левченко об украинцах без пенсий и настоящих расходах на армию

Второй законопроект (№6529) предусматривает внесение изменений в действующее законодательство, с выделением в нынешней судебной системе отдельной «антикоррупционной» специализации.

По словам исполнительного директора Transparency International Украина Ярослава Юрчишина, оба законопроекта — как насчет суда, так и относительно палат — находятся на рассмотрении Венецианской комиссии. Ее вывод относительно обоих документов ожидается 8 октября. Только после этого стоит надеяться на голосование в парламенте.

Как пояснил юрист и представитель Украины в Венецианской комиссии в 2013-2017 годах Владимир Пилипенко, к этим законам есть много замечаний.

«Трудно сказать, какой из этих вариантов является более эффективным, – рассказал он. – Очевидным минусом законопроекта №6011 является то, что в нем нарушен базовый правовой принцип: никто не может быть судьей в собственном деле. Высший антикоррупционный суд планируют сделать одновременно и судом первой инстанции, и судом, который будет рассматривать апелляции на свои собственные решения. Это, поверьте, ерунда».

Эксперт убежден, что доработки требует и предложенная в проекте № 6529 схема проведения специализации судей, которые будут рассматривать исключительно коррупционные дела.

«Согласно нормам законопроекта, в каждом местном общем суде должно быть минимум трое судей, которые будут специализироваться на рассмотрении «коррупционных» дел, – рассказал юрист. — В Украине есть суды, общий состав которых составляет лишь пять судей. Получается, что двое судей вынуждены будут рассматривать все гражданские, трудовые, семейные, земельные, жилищные дела. Учитывая тот факт, что лиц, которых привлекают к ответственности за совершение коррупционных преступлений, не так уж и много, получается, что одни судьи будут перегружены делами, а другие – нет».

В частности, многие эксперты соглашаются, что доработки требуют и предложенные в проекте №6529 требования к человеку, который сможет занять должность судьи и будет специализироваться на рассмотрении коррупционных дел.

«Требование о том, что для занятия должности судьи, который будет рассматривать коррупционные уголовные производства, достаточно лишь наличия ученой степени и пятилетнего стажа научной работы (без предыдущего опыта работы на должности судьи) может негативно повлиять на качество рассмотрения таких производств, – уверен Пилипенко. — Целесообразнее было бы проводить специализацию судей из числа тех, кто ранее уже исполнял обязанности следственных судей в течение длительного времени».

Кто и каким образом должен побороть коррупцию в стране – вопрос, на который пока что четкого ответа нет ни у высшего руководства страны, ни в среде самих антикоррупционеров. Более того, нет понимания внутри общества, как судебная реформа, в частности создание антикоррупционных судов, изменит к лучшему далеко не безоблачную жизнь простых украинцев.

Романия Горбач