В 2004 и 2013 годах люди вышли на улицы, в первую очередь, из-за недовольства качеством жизни. Сначала их обманули, наступив на избирательные права, потом перехитрили, сменив вектор развития страны с запада на восток.

Давид Сакварелидзе о политических репрессиях, протестах 17 октября и потерянном времени

Politeka выяснила, как же за четыре года изменился протестный потенциал украинцев и готова ли власть использовать те же методы борьбы, что и ее предшественники?

∗∗∗

Чем недовольны люди?

∗∗∗

В декабре 2013 г. данные соцопроса, проведенного Фондом «Демократические инициативы имени Илька Кучерива» и Киевским международным институтом социологии, показали, что 70% участников первых масштабных протестов вышли на Майдан из-за действий милиции во время разгона. Отказ от Соглашения об ассоциации с ЕС был важен для 53,5%, жажда перемен в стране руководила 50% митингующих, а желание изменить власть в стране повлияло на решение 39% принять участие в протестах.

Соцопрос, проведенный летом 2017 г. Институтом социологии НАН Украины в сотрудничестве с Благотворительным фондом «Социальная инициатива», показал, что 68% украинцев связывают рост напряженности в стране с боевыми действиями, 48% считают, что виновата безработица и бедность населения, 46% винят рост тарифов.

Майдан, ЕС, Евросоюз

Популярные статьи сейчас

Галкин, засняв жующую Аллу Пугачеву на домашней кухне, показал, что они едят "Сколько той жизни"

Утонувшую на Крещение женщину нашли, жуткие кадры: "тело было в 150 метрах от..."

"Сердце сжимается от слез матери": жизнь 22-летней Жанны после расстрела в Днепре висит на волоске

Нацгвардеец опубликовал видео перед трагедией на «Южмаше»: что известно о молодом бойце

Жена "Холостяка" Никиты Добрынина заявила об отмене их отпуска на Мальдивах: что произошло

Показать еще

∗∗∗

Как люди относятся к правоохранителям?

∗∗∗

По данным Института социологии НАН Украины в 2013 году (еще до Майдана), милиции доверяли 0,8%. Тогда же МВД называло и другие цифры. По их информации, основанной на данных Харьковского института социальных исследований, милиции доверяли 26% украинцев.

Летом 2017 г. министр внутренних дел Арсен Аваков заявил, что 42%украинцев доверяют полиции. По более ранним (декабрь 2016 г.) данным Киевского международного института социологии, уровень доверия к Нацполиции составлял 22,9%, к патрульной полиции – 25,6%.

майдан_расстрел

Директор социологической службы «Украинский барометр» Виктор Небоженко убежден, что, несмотря на рост доверия к правоохранителям, столкновения между ними и митингующими все же могут произойти.

«Организуйте встречу гражданских активистов с вооруженными полицейскими, и неизбежно кто-то перейдет черту, — говорит эксперт. — Чем больше полиции будет втянуто в конфликт с протестующими, тем выше вероятность, что это выйдет из-под контроля обеих сторон, и прольется чья-то кровь.


К тому же власть заинтересована стравить полицию и протестующих, чтобы между ними появилась стена ненависти. Ведь любая власть никогда не знает, перейдет полиция на сторону народа или будет выполнять приказ о прекращении беспорядков.


В Украине сейчас около 40% полиции будет с народом. Этот процент — это люди, которые прошли войну».

∗∗∗

Применит ли власть силу против митингующих?

∗∗∗

Соцопросы в 2013 г. показали, что украинцев возмутили действия силовиков при разгоне Евромайдана. Можно сделать допущение, что если бы тогда Виктор Янукович пошел на диалог с общественностью и изменил свое отношение к Соглашению об Ассоциации с ЕС, Майдан не был бы таким, каким мы его помним.

Командир Нацгвардии вступился за силовиков Евромайдана

Виктор Небоженко убежден, что нынешняя власть, несмотря на подобные заявления, все же может повторить ошибку предыдущей и разогнать протест.

«Любая власть считает себя сильнее демократии, — считает эксперт. — Сейчас власть выбрала традиционную стратегию — затягивание времени. Протесты — это эмоциональный подъем населения, а не организованная политическая борьба. Массовые протесты имеют склонность к напряжению, которое впоследствии приходит. Янукович тоже надеялся в 2013 году, что люди до Нового года начнут расходиться.

Поэтому все действия власти сегодня — это не компромисс, а лишь затягивание времени, чтобы не было общественного напряжения.

Плохо, что власть не имеет собственной политической силы. Тогда партии, поддерживающие президента Петра Порошенко, могли бы договориться с партиями, которые выступают против него. Сейчас же рейтинг Петра Алексеевича держится на административном ресурсе. Если спросите, готовы ли сейчас эти 9%, которые будут голосовать за президента, поддерживать его борьбу с протестующими, то они не согласятся. Если же нет политической силы, на которую можно опереться, ему приходится опираться на титушек, спецслужбы и полицию».

Ольга Головка, Ганна Гончаренко