С Новым годом, товарищи!

«Давайте начнем 2016-й год, – предлагает Ким Чен Ын в письме к народу, – с захватывающего взрыва нашей первой водородной бомбы, пусть весь мир смотрит на нашу социалистическую ядерную республику и великую Трудовую партию». Почему бы нет? Трудовые коллективы за. «Мы, работники сельского хозяйства, – пишут труженики села в газету, – горды званием граждан великой ядерной державы и обязуемся дать рекордный урожай в этом году».

Иными словами: «Почему у нас раньше урожаи низкие были?». – «Это у нас H-бомбы не было».

Корейцы покупают общественное благо – оборону – за 25% своего ВВП. В общем-то, любой товар покупают при наличии потребности, причем потребность угасает по мере ее удовлетворения. (Хороший пример басня «Демьянова уха» – Фока, друг Демьяна, любит уху, но угроза пятой тарелки заставляет беднягу бежать из гостей). H-бомба – товар другого рода: чем больше есть, тем больше нужно. Потребность в безопасности удовлетворяется: да, мы живем плохо, зато нас не бомбят – боятся наших «Тэпходонов» (корейский аналог «Искандеров». – Ред.). Но актуальность этой потребности не угасает. Казалось бы, есть бомба – хорошо, в следующем году потратим ВВП по-другому. На деле не так: наша бомба вызывает злобу и зависть всего мира, против нас устраивают заговоры даже в ООН, значит, нужно крепить оборону. То есть H-бомба – это отчет о уже проделанной работе и одобрение того, что будет сделано.

Вопрос о легитимации в тоталитарном государстве неоднозначен. Зачем вождю симпатии рабов? Однако, судя по опыту СССР, падение энтузиазма масс гибельно для режима. В КНДР энтузиазм есть: ликующие толпы приветствуют «решающую победу революционного дела чучхе». Тут, правда, есть еще момент: насколько энтузиазм искренен. Наблюдателя удивляют кадры, на которых толпа военных восторженно бежит за поездом Кима, все приветственно машут руками. Зачем так бежать? Ответ, пожалуй, в истории одного советского партийца в изложении Солженицына. Идет партконференция. Брошен лозунг «Слава Сталину!». Все встают и хлопают. Хлопают 5 минут, 10 минут, уже устали, закончить бы. Наконец один перестает хлопать, все с облегчением садятся на места. Ночью за этим выскочкой приходят: «За что?». – «Вы первым закончили аплодировать».

То есть Ким Чен Ыну нужно быть тем, кому хочется аплодировать или кому опасно не аплодировать. Оба варианта подойдут.

Популярные статьи сейчас

Алла Пугачева впечатлила заметно помолодевшим видом на прогулке с детьми: "Похожи с Вайкуле стали"

Трагедия с украинским дипломатом, полиция и соседи раскрыли подробности: "В Киеве на даче..."

Олег Винник неожиданно сообщил о своей болезни, концерты отменены: "Мне очень больно"

Пугачева с Орбакайте отожгли на вечеринке у Баскова, Галкин все снял на камеру: «Алла не меняется!»

Комаров из "Мир наизнанку" очутился на границе Афганистана и рассказал о пережитом: "Нас всё время..."

Показать еще

Заметим в скобках: часть аплодирующих искренне за власть. В голодной стране элементарные блага считают преимуществом, поэтому ценят место в партийной иерархии, статус горожанина, работу, на которой не нужно махать мотыгой. Пади режим, эти блага можно потерять. В единой Корее вряд ли будет востребован, к примеру, партработник. Как говаривал Цезарь: лучше быть первым в деревне, чем вторым – в Риме.

В кого бомба

Адресат назван точно. Это США – те, кто «всячески пытаются помешать процветанию нашей нации, улучшению жизни народа». Однако до Америки эхо взрыва не долетит. Потери несет Китай.

Все: США, Япония, Южная Корея – ждут от Пекина жестких мер. Без его доброй воли любые санкции будут сотрясанием воздуха. Китай – чуть ли не единственный торговый партнер КНДР. Откажись США от торговли с Пхеньяном, там этого не почувствуют: нельзя потерять то, чего не было. Другое дело Пекин. К примеру, в КНДР всего один НПЗ, который работает исключительно на нефти из Китая. Своей нефти в стране нет. Прекратись поставки (или назначь Китай рыночную цену), не будет ни нефти, ни бензина, а значит, вся военная мощь станет просто грудой железа.

Пекин мог бы пойти на такие санкции: КНДР ему давно в тягость. Дело в том, что мир воспринимает Северную Корею как сферу влияния Китая. Но те делают то, что хотят. Так, новое испытание стало сюрпризом для Пекина. Получается, Китай хочет стать сверхдержавой, а соседа у себя под боком не может контролировать. Это репутационные потери, с реальными последствиями. Пекин заинтересован в дружбе с Сеулом. К слову, на парад в сентябре в честь победы во Второй мировой Си Цзиньпин пригласил Пак Кын Хе, президента Южной Кореи, а не Ким Чен Ына. Пак Кын Хе приехала и говорила о сдерживании КНДР. Тогда Китай казался приоритетным партнером в этом вопросе, поскольку у него (в отличие от США) есть рычаги влияния на Пхеньян. Теперь наступает разочарование. Это значит, что Юг сделает ставку на военную мощь США. Уже идут консультации о размещении в Южной Корее американской ПРО. Это – то, что Китаю нужно меньше всего.

С другой стороны, для Пекина режим Кимов – меньшее из зол. Представим, Кимов больше нет, что дальше? На Север Кореи приходят военные США, Китай теряет буфер, разделительную зону. Это в то время, как Пекин всячески отодвигает линию соприкосновения с оппонентами: строит искусственные острова в Южно- и Восточно-Китайских морях. Строго говоря, Южной Корее крах КНДР тоже не на руку – ей не справиться с 25 миллионами бедняков, которые захотят жить в едином государстве.

Получается, Китай должен удержать КНДР от новых испытаний (чтобы заручиться дружбой южан) и в то же время сохранить режим в КНДР (чтобы в регионе не было ни беженцев, ни американцев). Между такими Сциллой и Харибдой без помощи Пхеньяна не пройти. Вот тут появляется предмет торга: что Китай готов дать Пхеньяну, чтобы там воздержались от новых экспериментов и не позорили великого соседа.

Бег по кругу

Совбез ООН, собравшись по горячим следам, решительно осудил то, что КНДР нарушает все его резолюции. И поэтому начал работу над новой резолюцией.

Новая резолюция, по словам постпреда США в ООН Саманты Пауэр, будет включать жесткие и всеобъемлющие санкции. Эксперты сразу вспомнили пакет санкций по Ирану. Дело в том, что в отношении КНДР все еще не введены т. н. вторичные санкции – под которые попадают торговые партнеры страны-изгоя. Эти санкции будут введены при одном условии: если Китай решит прекратить торговлю с Кимами. В противном случае вето гарантировано: ведь от вторичных санкций пострадают в первую очередь китайские фирмы. Во вторую – российские: РФ совсем недавно наладила в КНДР экспорт сена (!).

Китай, не желая краха Кимов, торговлю не прекратит, а значит, поддержит умеренный пакет санкций. Об этом на языке дипломатии заявил заместитель постпреда КНР в ООН Ван Мин: санкции должны быть «подходящими».

Все идет к тому, что новая резолюция повторит судьбу прежних: КНДР от нее будет ни холодно ни жарко. В конечном счете предметы роскоши семейство Кимов может ввезти контрабандой из Китая.

А была ли бомба?

Стоит ли волноваться? Новый взрыв был такой же, как в 2013-м. Просто Ким Чен Ын за два дня до срока стал праздновать день рождения, запускать фейерверки. В конечном счете все сведется к этому.

«Мы не примем КНДР как ядерную державу, – уверяет Джон Керри, – и последнее испытание только укрепляет нашу решимость». Тут слова «ядерная держава» звучат как медаль, выдаваемая достойным. На деле КНДР уже ядерная держава, и ее технологии не стоят на месте. Посмотрим динамику мощности взрывов: 2006-й – менее 1 килотонны, 2009-й – от 2 до 6 килотонн, 2013-й – от 6 до 7 килотонн. Это все еще немного: бомба, сброшенная на Хиросиму, была 15 килотонн. Но работа идет: 6 килотонн лучше (или хуже) 1 килотонны.

Есть вариант разоружить КНДР силой. Но это вряд ли: в роли полицейского все ждут выступления США, а у них уже нет боевого задора. Пожалуй, КНДР останется на плаву, если не переступит некой красной черты. Речь идет, прежде всего, о передаче ядерных технологий другим странам, террористам. Гипотетически передай Пхеньян технологии ИГИЛ, военная операция начнется. Но этого КНДР делать не будет. Диктор ТВ заверяет: мы – ответственная ядерная держава.