В этом интеграционном объединении, в которое примерно год назад вступила Киргизия, нарастают трудно разрешимые противоречия. Наиболее выпукло они проявляются во взаимоотношениях России и Беларуси.

В конце прошлого года белорусский лидер Александр Лукашенко отказался подписывать Таможенный кодекс ЕАЭC до урегулирования торгово-экономических противоречий. С тех пор они не уменьшили своей остроты. Не помогла даже встреча президентов России и Беларуси.

Черногория ушла от России — на очереди Сербия?

Как заявил после нее Александр Лукашенко, было найдено решение нефтяного и газового спора. Однако в Москве поспешили дезавуировать белорусского бацьку. Никаких послаблений не будет до тех пор, пока Минск не рассчитается за прошлые поставки. Все вернулось на круги своя.

Затем наступила очередь Россельхознадзора. В конце февраля в этой организации обвинили представителей Белоруссии в Евразийской экономической комиссии в блокировании инициатив России, касающихся вопросов технического регулирования и сельского хозяйства. Это при том, что продовольственная белорусская продукция, в частности молочная, сталкивается с постоянными препонами при поставках в Россию именно со стороны Россельхознадзора.

В этой обстановке Путину было крайне важно посетить столицы центральноазиатских государств для сверки часов. В том числе и по проблемам ЕАЭC.

Популярные статьи сейчас

Филипп Киркоров на семейном празднике решился показать "маму Наташу" своих детей: "Как похожи"

Трагедия под Черниговом: число жертв резко увеличилось, новые данные

Будет ли локдаун на Новый Год: в МОЗ раскрыли, какими будут праздники и что надо иметь каждому

Тысяча гривен за вакцинацию: в МОЗ срочно предупредили о новой схеме мошенников, как не попасться

Комаров из "Мир наизнанку" расцвел рядом с на 14 лет младше женой: счастливые кадры

Показать еще

Не только благодарность

Первым пунктом в дорожной карте визитов Путина был Казахстан. Здесь предметом обсуждения были не только уже названые проблемы, но также участие Астаны как в сирийском урегулировании, так и в урегулировании споров с Беларусью. Такое предложение сделал президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. В телефонном разговоре с Александром Лукашенко казахстанский елбасы (лидер нации) «выразил озабоченность» по поводу российско-белорусского конфликта и предлагал поделиться собственным опытом в разрешении подобных проблем с соседями. Похоже, что Минск не склонен принимать посреднические услуги Астаны.

После совместного посещения президентами горнолыжного курорта под Алма-Атой, на переговорах, по официальному сообщению Кремля, обсуждались «актуальные вопросы двустороннего сотрудничества и ключевые темы международной повестки дня». Имелась в виду встреча в Астане по урегулированию сирийского кризиса. Хотя стороны оценили переговоры положительно, на самом деле процесс фактически не продвинулся. Это показали переговоры в Женеве, которые должны были стать продолжением встречи в Астане.

В двусторонних казахстанско-российских отношениях тоже не все гладко. Путин вынужден был подтвердить «снижение товарооборота в стоимостном выражении».

За обтекаемой формулировкой проглядываются неважные показатели в торговле внутри ЕАЭC. За девять месяцев прошлого года общий товарооборот стран-участниц ЕАЭC достиг $29,5 млрд, что оставляет примерно 7,5% от их товарооборота с третьими странами — $361,7 млрд. И в первую очередь это падение необходимо отнести на снижение взаимной торговли между локомотивами союза — Россией и Казахстаном.

Ситуация в Казахстане, при всей видимой стабильности, весьма беспокоит Москву. В первую очередь из-за приближающегося транзита власти. Пока все под контролем, но Казахстан и вся Центральная Азия — уже давно не безусловная сфера российского влияния. Хотя Вашингтон и Брюссель несколько ослабили свое внимание к региону, но есть еще Пекин. В Москве есть о чем беспокоиться. Казахстан — первый в списке ее тревог.

Киргизия

Бедная полезными ископаемыми республика занимает исключительно важное геостратегическое положение. К тому же в отличие от своих соседей с жесткими авторитарными режимами, в Бишкеке по центральноазиатским меркам просто разгул демократии.

Три года антироссийским санкциям: как агрессора бьют рублем

В ноябре должны состояться президентские выборы. Нынешний глава государства Алмазбек Атамбаев в них участвовать не будет, так как уже пребывает на посту два срока подряд. Самое интересное, и это еще одна особенность Киргизии, что имя будущего президента не знает никто, даже Атамбаев. Борьба предстоит жесткая и результат ее может оказаться неожиданным. Пока же действующий президент заявил в присутствии Путина, что после выборов «останется в политике». Тем самым указав на свои возможности влияния не только на выборы, но и на политический курс страны. Это заявление не следует переоценивать, но прислушаться стоит.

В силу известных обстоятельств, кандидат, которого будет поддерживать Москва, какие-то бонусы может получить, но это не ключ к победе, а дополнительные возможности. Несомненно, что эти вопросы обсуждались на встрече президентов, но в открытое пространство не вышли. Скорее всего, Москва не будет связывать себя каким-то прямым выбором, потому что это может стать ставкой не на ту лошадь. Тем не менее к этому вопросу еще вернутся. Атамбаев получил приглашение посетить Россию, что подчеркивает отношение к президенту, которому осталось пребывать на посту около девяти месяцев.

Второй важной проблемой при обсуждении в Бишкеке стала безопасность и размещение в стране российской военной базы в Канте. В отношении нее в Киргизии налицо явный скепсис. Путин во время своего центральноазиатского турне постоянно подчеркивал опасность терроризма, исходящую, в первую очередь, из Афганистана, а также Ближнего и Среднего Востока. За несколько дней до своего визита Путин заявил, что в Сирии находится около 4 тысяч боевиков из России и примерно 5 тысяч из стран Центральной Азии.

В связи с этим Путин с некоторым нажимом на совместной пресс-конференции с Атамбаевым заявил, что «если когда-то Кыргызстан скажет, что мы настолько укрепили свои вооруженные силы, что такая база не нужна, мы в этот же день уйдем».

«Нам нет никакой необходимости здесь размещать воинский контингент», — добавил он.

Другими словами, база и воинский контингент нужен Киргизии для ее же безопасности.

путин_атамбаев
Владимир Путин и президент Киргизии Алмазбек Атамбаев

Для усиления эффекта Путин ясно дал понять, что страна находится на полном российском обеспечении. Благодаря вступлению Киргизии в ЕАЭС за девять месяцев прошлого года на 18,5% выросли переводы из России киргизских трудовых мигрантов. Они составили $1,3 млрд, а это примерно треть ВВП страны. Газпром довел уровень газификации Киргизии до 60%, и более 1 млн т нефтепродуктов поставляется беспошлинно.

В то же время участие Киргизии в ЕАЭC привело к возникновению ряда сложных проблем. Падает экспорт киргизских товаров, в первую очередь продовольственных, в Казахстан и Россию вроде бы из-за их несоответствия нормам. Все это вызывает рост социальной напряженности, что в условиях приближающейся избирательной кампании может привести к непредсказуемым результатам.

Таджикистан и другие

Встреча с президентом Таджикистана Эмомали Рахмоном была посвящена все той же проблеме безопасности и трудовой миграции таджиков в Россию. Несмотря на все усилия, Москве пока не удалось добиться вхождения Душанбе в ЕАЭC. Не в последнюю очередь из-за многих проблем, которые нужно решить на этом пути.

Два года без Немцова: как в России избавляются от оппозиции

В Таджикистане находится самая крупная зарубежная военная база России — 201-я. Некоторые части российских войск контролируют направления, идущие от границы во внутренние районы страны.

С некоторого времени охрану границы с Афганистаном осуществляют только таджикские пограничники. Были опасения, что они не справятся с потоком террористов и наркотрафиком. Но они не оправдались. Тем не менее Путин настоял, чтобы российские военные были допущены до границы с Афганистаном и, наконец, получил согласие Рахмона.

Вторая проблема — трудовая миграция — оказалась гораздо более сложной. По разным оценкам, в России находится от 700 до 900 тысяч таджикских трудовых мигрантов и примерно 200 тысяч, которым из-за административных нарушений запрещен въезд.

Как сказал вице-премьер правительства России Игорь Шувалов, амнистия коснется только тех, кто в силу различных обстоятельств нарушил миграционное законодательство, но не был вовлечен в криминальную деятельность. Путин со своей стороны заявил, что «эта тема обсуждалась, решение найдено». Без подробностей.

Демонстрацией тесных отношений стало награждение президента Таджикистана Рахмона российским орденом Александра Невского.

Хотя Россия хотела бы вступления Таджикистана в ЕАЭC, в Душанбе к этому подходят очень осторожно. Там видят на примере Киргизии, что негативные последствия сильно перекрывают позитивные.

Вот почему пока Москва сосредотачивается на вопросах безопасности. Это проблема не только Таджикистана или Киргизии, но также Туркмении, которая дальше уходит в каспийский регион, Южный Кавказ и, собственно, Россию.

Под этим углом следует рассматривать заявление Путина, что он звонил президенту Туркмении Бердымухаммедову в присутствии Рахмона. Разговор шел о возможном визите российского президента в Ашхабад. Это была демонстрация того, что в Душанбе правильно оценили угрозы, исходящие от террористов, и принимают помощь России. Теперь то же самое должна сделать и Туркмения из-за слабой защищенности ее границы с Афганистаном.

Аналогичные переговоры ведутся и с Узбекистаном. Предполагалось, что Путин в ходе своего турне посетит и Ташкент, но узбекский лидер предпочел сам приехать в Москву. Слишком сильного сближения с Москвой в узбекской столице опасаются и предпочитают выдерживать равное удаление от центров силы. К тому же узбекская армия считается наиболее сильной в регионе, а спецслужбы достаточно прочно контролируют границу с Афганистаном и Таджикистаном.

Здесь есть и еще одно обстоятельство дипломатического свойства. Свой первый визит узбекский лидер нанес не в Москву, а в Астану. Теперь настала очередь посетить Белокаменную. Скорее всего, визит состоится во второй половине апреля.

В целом, центральноазиатское турне Путина с точки зрения безопасности можно считать для России достаточно благоприятным. Расширение военного присутствия в Киргизии и Таджикистане давно было в планах Кремля. Таким образом там хотят контролировать ситуацию в этом регионе.

Сюда же можно отнести и некоторое потепление отношений с Ташкентом и Ашхабадом. Вряд ли они станут очень тесными, но сдвиг налицо.

Тем не менее, за исключением проблем безопасности, ничего положительного в экономической и финансовой сферах достигнуто не было. Не случайно ни в одной столице не подписали ни одного соглашения или даже меморандума.

Все это говорит о том, что ЕАЭC переживает не лучшие времена. У членов союза разные устремления, но все они хотят от России экономических и финансовых преференций. На этом этапе в Кремле решили, что лояльность в сфере безопасности контроля стоит затрат и согласились предоставлять, в первую очередь Киргизии и Таджикистану, необходимую поддержку.

Осталось определить, надолго ли хватит у Москвы необходимых ресурсов.

Юрий Райхель