Подтверждает этот факт буквально паническая реакция на действия украинских военных не только на сепаратистских сайтах и в комментариях одиозных деятелей типа Стрелкова-Гиркина или Ходаковского. На этот раз чувствовалась скрытая тревога даже в Москве, в СМИ, вроде бы относящимся к взвешенным и относительно серьезным.

Черногорский пролет Кремля: российское искусство создавать врагов

Отчего же так забеспокоились в Белокаменной? О Донецке и Луганске и не говорим. Не в первый раз российские наемники открывают огонь по нашим бойцам, не в первый раз Донбасс входит в фазу обострения.

Проблема в том, что изменилась общая политическая ситуация в мире и не в пользу Кремля. Наступают последствия цепи его дипломатических и экономических поражений. Отсюда повышенная чувствительность к любым неблагоприятным сообщениям с фронтов. Хоть из Украины, хоть из Сирии.

Военный фактор

Недавно мало кому известный поселок Желобок оказался в стратегически важном положении. Особенно для сепаратистов. При этом он находится полностью в так называемой зоне ответственности «ЛНР».

По его окраине проходит важная дорога Р-66: Александровка — Лисичанск — Луганск. Местные зовут ее «Бахмутской трассой». Здесь находится развилка на Сентяновку и далее на Голубовку и Кадиевку. В Луганске, еще больше чем в Донецке, зависят от поставок из России, и украинский контроль над трассой грозит большими осложнениями на неподконтрольной территории. Это не только военный, но социально-политический фактор.

Популярные статьи сейчас

Галкин, засняв жующую Аллу Пугачеву на домашней кухне, показал, что они едят "Сколько той жизни"

Трагедия в многоэтажке, с мужчиной расправились прямо в подъезде: о чем рассказали свидетели

Анджелина Джоли на селфи с поклонниками показала свое настоящее лицо: никакой фоторетуши

Никитюк в ярком боди смутила женатых Притулу и Юрия Ткача: "Стилист нашел вариант"

Утонул маленький сын олигарха, все случилось на глазах у брата: «Хватило минуты»

Показать еще

Вблизи поселка находится чуть ли не единственный мост, через который можно провести наступательную операцию в направлении Луганска. Есть от чего нервничать, в первую очередь в Луганске, потом в Донецке, Ростове-на-Дону и, конечно, в Москве. Там по топографическим картам тоже читать умеют.

Эти причины, наряду с другими, объясняют, почему вокруг поселка произошло последнее обострение. С украинской стороны возникла необходимость выровнять линию фронта и сделать для нас более выгодную ее конфигурацию.

Надо отдать должное нашим военным. Проведенная операция, фактически разведка боем относительно малыми силами, оказалась совершенно неожиданной для противника. Источник российского информационного агентства «Росбалт» в «ДНР» рассказал, что «У нас с самого утра была в штабе паника. Толком ничего не понятно, никто не может объяснить, что происходит. Все говорили, что «укропы» пошли на прорыв и могут выйти под Дебальцево. Но толком информации  никакой не было». Он сообщил, что район Желобка обороняли бойцы расформированной бригады Алексея Мозгового (Призрак), вошедшие в состав корпуса так называемой народной милиции «ЛНР».

бойцы АТО

Действия наших бойцов привели к установлению контроля над стратегически важными высотами 195.3, 150.3 и укреплению обороны высоты 175.9. Как пишет Юрий Бутусов, «Начиная с сентября 2016-го, подразделения 93-й механизированной бригады осуществляют постепенное занятие «серой зоны», оставленной нашими подразделениями в 2014-м. За это время вся «серая зона» уже вернулась под наш контроль, на некоторых участках продвижение составило до трех километров… Противник понес серьезные потери, и помешать продвижению не смог».

Одновременно проходила попытка сбить 53 бригаду ВСУ с новых позиций на Светлодарской дуге. В какой-то мере своеобразный ответ на крайне неудачное развитие событий в районе Желобка. Новые позиции на Светлодарской дуге и теперь фактический контроль над Бахмутской трассой серьезно ухудшил общее стратегическое положение сепаратистов. Они уже понимают, что не заставят ВСУ уйти с занятых позиций и усилением интенсивности артиллерийских обстрелов попытаются нести урон нашим бойцам. Однако это изначально проигрышная тактика.

У сепаратистов остается только надежда на массивное вторжение российских войск под любым прикрытием. Об этом прямо пишет Стрелков-Гиркин и другие борцы за русский мир.

Пока этот глас отчаянья остается зовом вопиющего в пустыне. Москва никак не реагирует на такое ухудшение стратегической ситуации из-за серии тактических действий украинской армии. И для этого есть вполне очевидные причины как военного, так и дипломатического характера.

Среди первых отметим невозможность направления в Украину значительного количества российских войск даже перекрашенных в трактористов и комбайнеров. Украинская армия будет сопротивляться, и потери среди наемников возрастут настолько, что скрывать их будет просто невозможно.

Мы несколько переоцениваем невосприимчивость России к боевым потерям. Гибель военных в Сирии вызвала весьма негативную реакцию в обществе. Речь идет примерно о двух десятках человек, но тем не менее… Что же будет при масштабных боях в Украине, когда потери возрастут многократно? Путину людей не жалко. Это у нас сердце болит за каждого нашего бойца, но он вынужден считаться с электоратом из-за приближающихся выборов. В целом, в России отношение к Украине негативное, но из этого совсем не следует, что там будут рады настоящей масштабной войне.

Несмотря на надувание щек, реально боеспособных частей в российской армии не так много. Все направить в Украину невозможно. Ведь нужно же защищаться от НАТО и прочих врагов. Кроме того, быть готовым в любой момент направить войска в Сирию, а, возможно, в будущем и в Ливию. И это, в силу удаленности театра военных действий, не такая простая задача. Не говоря уже о финансовой составляющей, хотя, как показывают последние события, она охлаждает слишком горячие головы в кремлевских кабинетах.

Сдержанность Москвы вызвана и развитием политической ситуации не только вокруг Украины, но и вообще в мире.

Дипломатический тупик

Российская дипломатия не сумела добиться своих целей в отношении Украины.

«Калибр» не тот: почему провалится сирийская авантюра Кремля

Во-первых. И это самое главное. Не удалось заставить Запад и прежде всего США пойти на сговор за спиной Киева. К этому Москва очень стремилась, когда называла достойным собеседником только Вашингтон. Ялтинского повторения не произошло, наоборот, возникло стратегическое поражение, результаты которого проявляются все чаще.

Во-вторых. Не удалось расколоть Запад. Как в отношении Украины, так и Сирии. При всех различиях между Вашингтоном, Парижем, Берлином и Римом в целом позиция остается консолидированной. Что видно по уже почти автоматическому продлению санкций. Фрондерство Будапешта, Братиславы и других также оказалось неглубоким и Москве никак не помогло. Более того, угроза усиления санкций действует в создавшихся условиях даже более эффективно, чем их реальное принятие. Самое главное, что в российской столице не до конца понимают глубину и охват возможных санкций. Из-за этого опасаются их еще больше.

В-третьих. Участились разговоры, что в случае нефтяного эмбарго против России цена на нефть не прыгнет из-за переизбытка предложения, а необходимую перестройку западных нефтеперерабатывающих заводов можно провести за довольно короткий срок. Хотя российские эксперты снисходительно посмеиваются над подобной перспективой, но по всему видно, что в Кремле напряглись. Они наулыбались по поводу сланцевого газа, а потом нефти. Уж кто больше всех порадуется таким событиям, так это Иран — российский партнер по Сирии. О Саудовской Аравии и США даже и не говорим. Нарываться на такой шаг Запада в Москве явно не хотят.

В-четвертых. Отмена виз для Украины означает серьезное дипломатическое поражение Москвы. Там до последнего не верили, что визы отменят. По крайней мере, пророссийская агентура в европейских странах приложила для этого максимум усилий, и денег на все эти мероприятия было потрачено очень много. И все впустую. Теперь уже очевидно, что рано или поздно Украина будет принята в европейские структуры, сколько бы Россия не тормозила этот процесс.

В-пятых. Отрицательным для Кремля следствием является негативное влияние на ближайших союзников по ЕвроАзэс. Москва продемонстрировала свою полную беспомощность, пытая препятствовать движению Украины в западном направлении. Это, что для Путина крайне важно и к этому он очень чувствителен, — демонстрация внешнеполитической и военной слабости России. В Кавказской войне 2008 года она вроде бы продемонстрировала военную силу, за пять дней справилась с Грузией. С Украиной так не получилось и оказывается, что Акела промахнулся. Этот фактор имеет долговременный характер, и его влияние в дальнейшем будет только усиливаться.

В-шестых. Собственно, почему Москва должна реагировать на успешные для украинской армии бои местного, но такого важного значения. Ведь нет продвижения ВСУ далее, хотя это возможно, до линии разграничения по «Минску-1». Какие проблемы здесь могут быть, если Москва горло рвет в призывах из-за их соблюдения. Вот наша армия таким несколько необычным способом и содействует их выполнению.

Широкомасштабные действия любой стороны западные партнеры не поддержат, а вот против восстановления линии по «Минску-1» они возражать не будут.

Косвенным подтверждением этой тактики Киева являются публикации сайтов наемников о том, что командование соответствующих бригад получило «неофициальное» разрешение на разведку боем под Желобком и на Светлодарской дуге.

Это просто смешно. В такой централизованной организации, как армия, никакой самодеятельности по определению быть не может. То, что об этом с нашей стороны нет широкого освещения, не значит, что отсутствуют соответствующие распоряжения. Информационная война предполагает разные действия, в том числе и в отношении разглашения сведений. Тем более, что это тайна условная, так как противник об этом пишет и сообщает.

Антироссийские санкции Молдовы: дипломаты нон грата и страхи Приднестровья

Восстановление линии размежевания по «Минску-1» ставит «ЛНР»-«ДНР» в очень невыгодное военно-стратегическое положение. В первую очередь, в логистике. Отсюда существенное удорожание их содержания, которое падает на Россию. Сделать ничего существенного нельзя, но и оставаться в таком положении тоже долго невозможно.

Москва своими руками создала тот внешнеполитический тупик, в котором она находится. Относительно приемлемого выхода из нее по меркам Кремля просто нет.

Уйти из Украины и Сирии, как в свое время СССР ушел из Афганистана, при нынешнем руководстве просто невозможно. Дело не только в Путине. Сегодняшняя внешняя и внутренняя политика — результат коллективного сговора относительно узкой группы людей вокруг президента России. И если предположить, что он каким-то образом будет отстранен от власти, то в обозримой перспективе ничего существенно не изменится. Напомним, что мысль об уходе из Афганистана проникала в московские коридоры власти почти четыре года.

В нашем случае проблема сложнее. Украина слишком близко и ее восприятие существенно отличается как от афганского, так и от сирийского. Психологически Путин и Ко просто не видит способа выйти из создавшегося тупика и поэтому будет принята тактика ожидания на берегу. Или что-то изменится в европейских столицах, или в Вашингтоне на Трампа сойдет озарение, и он срочно решит поладить с Россией.

По крайней мере, до президентских выборов в Москве ничего не изменится. Расширение вмешательства будет происходить только в смысле увеличения помощи «ЛНР»-«ДНР» боеприпасами и горюче-смазочными материалами. Могут и денег подбросить. Это по возможности. Но на этом все — на большее пусть и не рассчитывают.

Киев, судя по всему, будет продолжить выравнивать линию и улучшать стратегическое положение нашей армии. Это очень пригодится в будущем. Надеемся, что в недалеком.

Юрий Райхель