«Крупные международные компании пока боятся инвестировать в украинскую газодобычу»

«Крупные международные компании пока боятся инвестировать в украинскую газодобычу»

Politeka: Премьер-министр Арсений Яценюк сказал, что Украина готова строить LNG-терминал – это даст нам газовую независимость и дополнительные рабочие места. Как быстро можно воплотить эту идею?

В. Логацкий: Акцент надо сделать на том, что анонсированный премьер-министром LNG-терминал предполагается реализовывать в сопряжении с терминалом по сжижению газа на грузинский территории. Поэтому следует увязывать эти два проекта. Скорее всего, здесь речь может идти о небольшом проекте. В мире рынок сжиженного газа движется в сторону минимизации: как известно, все большие терминалы в Европе простаивают и загружены в общей сложности примерно на 25%. Терминалов соорудили много, но их номинальная мощность не используется, поэтому даже если этот проект будет реализован, то в увязке с терминалом по сжижению газа, который построят на территории Грузии. Если он, конечно, будет построен. Украинский и грузинский терминалы могут строиться одновременно, если будет принято на той стороне окончательное решение об инвестициях. Кстати, сейчас применяют технологию перевозки танкерами LNG малой мощности по морю. Существуют технологические разработки по транспортировке LNG в специальных контейнерах, которые по размерам и форме напоминают большие морские контейнеры, но с емкостью для LNG. Они могут также оснащаться компрессором паров LNG и даже системой регазификации. Таким образом, довольно сложная технически инфраструктура по приемке LNG может быть сведена к модификации обычных контейнерных терминалов под условия для перевалки LNG.

Politeka: При выполнении каких условий можно рассчитывать, что частные инвесторы вложат свои деньги в проект?

В. Логацкий: Все будет зависеть от развития проекта, судьбу которого определит решение, принятое на грузинской территории. Главное – найти заинтересованные стороны, инвесторов, которые захотят стать участниками проекта. Например, американская компания Frontera Resources Corporation, которую называл Арсений Яценюк. К слову, в Одессе терминал так и не был построен – на его месте морской обрыв. Сделано лишь технико-экономическое обоснование. Можно говорить, что есть возможность строительства терминала при определенных условиях. А они такие: экономическая целесообразность и пропуск через пролив Босфор и Дарданеллы LNG-танкеров. Но мы пока такое разрешение, скорее всего, официально не просили. Ведь согласно международному морскому праву (Конвенция Монтре), судам длиной до 300 метров разрешается прохождение проливов. То есть международное право не запрещает проход через Босфор и Дарданеллы LNG-танкеров, длина которых не превышает 300 метров.

Politeka: Вы упомянули экономическую целесообразность. Скажите, насколько выгодно на данный момент запускать этот проект?

В. Логацкий: Упомянутая тенденция о недогрузке терминалов по приему LNG в Европе подсказывает, что если мы построим крупный терминал, то он будет недогружен. Похожий опыт Литвы об этом тоже говорит. Данная ситуация побуждает сравнить стоимость газа, доставленного по технологии LNG, и трубопроводного, чтобы сделать правильный выбор. Скорее всего – возвращаясь к украинскому LNG-проекту – на данный момент речь идет о том, чтобы вообще начать бизнес, связанный с LNG в Украине. Например, есть такие условия, когда прокладка газопровода (например, в горной местности) является сложной в техническом отношении или экономически не оправданной, а заинтересованная сторона желает подать туда каким-то образом природный газ. Поэтому существует возможность перевалки небольших партий сжиженного газа на эти территории и регазификации его уже по месту потребления. То есть сейчас такие технологии применяются. Есть также технология, позволяющая использовать LNG в качестве топлива для большегрузных автомобилей – допустим, автотягачей, а также для судов.

Politeka: И на какие объемы газа мы можем в таком случае рассчитывать?

В. Логацкий: Думаю, упомянутый проект не станет таким уж мегапроектом, как об этом говорят. Это скорее будет мини-проект для перевалки небольших партий сжиженного газа. Объемы будут зависеть от спроса, а его на данный момент в Украине еще никто не изучал. И, естественно, объемы будут зависеть от масштабов сжижения на грузинской территории. Как только в Грузии начнут сжижать газ, появится возможность его перевозить небольшими партиями – специальными контейнерами, или небольшими LNG-танкерами – в порты Украины. Газ для сжижения может поступать из Азербайджана, возможно, также подтянут газ из Ирана. Но на данный момент наиболее реальный поставщик – Азербайджан. В зависимости от объемов сжижения можно будет говорить и о емкости украинского терминала. Скорее всего, речь может идти о поставках через LNG-терминал не более миллиарда кубометров природного газа в год. Но подчеркну: сейчас еще вообще ничего не строится.

Politeka: Сегодня Украина не импортирует российский газ. Мы можем отказаться от российского газа?

В. Логацкий: Тут надо учитывать, что, возможно, с приближением нового отопительного сезона что-то изменится. Но пока действительно поставок из России нет – «Нафтогаз» не устраивает цена, предложенная «Газпромом» на третий квартал этого года. С другой стороны, в Украине потребление газа падает, ведь летом нет необходимости в больших объемах. Тут вопрос лишь подготовки к отопительному сезону – не закачиваем газ в больших количествах, потому что не покупаем у России. «Нафтогаз» ранее брал на себя финансовую нагрузку, чтобы обеспечить подготовку к зимнему сезону. А теперь Украина дает понять и РФ, и европейским партнерам, что это больше проблема Европы и «Газпрома». Поэтому если они хотят, чтобы в украинских хранилищах был газ для бесперебойного транзита зимой, то должны либо дать деньги на закачку газа, либо напрямую выступить заказчиком «Укртрансгаза», чтобы закачивать и хранить газ либо европейский, либо российский в украинских хранилищах.

На сегодняшний день мы импортируем из Европы в сутки около 30 млн куб. м газа – он поступает из Словакии. Но нельзя ничего сказать о происхождении этого газа. Через Словакию может импортироваться как норвежский, британский, так и российский газ, то есть смешанный – да какой угодно. Он может даже смешиваться с регазифицированным в европейских LNG-терминалах газом из Алжира, Катара и т. д. Мы платим за тысячу кубометров 240-250 долларов. Но подчеркну: конкретные детали контрактов, включая ценовые параметры, известны лишь сторонам их подписавшим.

Politeka: Как сейчас развивается ситуация с внутренним рынком добычи и продажи газа в Украине?

В. Логацкий: Частным газодобытчикам в Украине не запрещено продавать тем покупателям, которых они найдут. Главным образом это промышленные предприятия. Все будет зависеть от цены. Конечно, промышленность покупает газ намного дороже. Частные предприятия по газодобыче этим пользуются, продавая им напрямую или через посредников для минимизации рентных платежей. Предприятия, где есть доля государственной собственности – например, 100% государственной доли в «Укргаздобычи», – вынуждены продавать газ по более низким ценам населению. Ведь почти весь его покупает «Нафтогаз» по цене 1590 грн без НДС за тыс. куб. м. Собственная добыча газа составляет 40-45 млн кубометров ежедневно. Сейчас он закачивается в подземные хранилища газа и идет на текущее потребление, в том числе населению.

Если создать экономические предпосылки в виде недискриминационного подхода к компаниям, добывающим газ, то можно будет увеличить добычу. Для этого в Украине должна быть обоснованная ставка рентных платежей. Осенью может быть весомое снижение ренты для частных газодобытчиков – примерно вдвое. У частных компаний тогда появится больше денег на развитие газодобычи, геологоразведочные работы – они смогут больше бурить скважин и проводить геологические исследования, покупать более современное оборудование. И получать на этой основе высшую нефте-, газоотдачу залежей, осваивать новые месторождения. У частных предприятий появится ресурс для инвестиций – но вот как быстро может быть реализован инвестиционный потенциал, зависит от грамотного менеджмента.

Politeka: Какие международные компании до сих пор имеют интерес к разработке украинских месторождений газа, к вложению средств в строительство  LNG-терминала, к разработке месторождений сланцевого газа?

В. Логацкий: В Украине были задействованы компании мирового уровня, которые интересовались разработкой сланцевого газа: Shell, Chevron, Eni. Но в связи с военными действиями они пока не рискуют вкладывать деньги. Особенно ввиду того, что в Украине основная газодобыча ведется достаточно близко к территории конфликта: в Харьковской, Полтавской, Сумской, Черниговской, Луганской областях. У небольших частных компаний,  добывающих газ в Украине, падают объемы добычи из-за того, что они эксплуатировали некоторые свои скважины на территории, например, Луганской области. Крупные международные компании в ближайшее время, скорее всего, побоятся вкладывать в украинскую газодобывающую сферу, а мелкие, которые уже работают, продолжают свою деятельность, минимизируя свои риски.

Politeka: Этой зимой особенно много в Кабмине говорили о возможности замещения газа пеллетами и мазутом. Насколько успешно проходит этот процесс?

В. Логацкий: Замещение газа мазутом экономически невыгодно, а вот на пеллеты и вообще биомассу понемногу переходят. В Украине много компаний предлагают пеллеты, их в Украине производят в тех местах, где есть достаточное количество биомассы – как в сельском хозяйстве, так и в деревообработке. Пеллетные заводы у нас финансово выгоднее всего размещать там, где есть древесина и биомасса, полученная как побочный продукт от ведения сельского хозяйства. Однако котлы на пеллетах ведь нельзя ставить в многоэтажных домах, разве что сделать локальную котельную, переведя ее на пеллеты для обогрева нескольких домов. Вопрос замещения газа пеллетами во время отопительного сезона в основном актуален также для частных домовладений. К тому же пеллеты более чем на 20% дешевле газа. Но, конечно, легче автоматизировать процесс сгорания газа в котлах, чем сгорание пеллет, хотя и их использование в котлах можно автоматизировать, если они нормального качества.

материалы рубрики
Николай Томенко об открытии рынка земли: «есть другой путь» Politeka on-line
Николай Томенко об открытии рынка земли: «есть другой путь»
Украинские дороги станут европейскими, принят новый закон: «это откладывали больше десяти лет» Politeka on-line
Украинские дороги станут европейскими, принят новый закон: «это откладывали больше десяти лет»
Вторжение Турции в Сирию: эксперт рассказал об опасности для Украины Politeka on-line
Вторжение Турции в Сирию: эксперт рассказал об опасности для Украины
Катеринчук рассказал о новом антикоррупционном законе: «доносы возвращаются» Politeka on-line
Катеринчук рассказал о новом антикоррупционном законе: «доносы возвращаются»
Журналистка объяснила, как Порошенко удается избегать тюрьмы: «сначала его прикрывал Луценко, теперь…» Politeka on-line
Журналистка объяснила, как Порошенко удается избегать тюрьмы: «сначала его прикрывал Луценко, теперь…»
Эксперт рассказал о ловушке для Рябошапка: «к генпрокурору есть вопросы» Politeka on-line
Эксперт рассказал о ловушке для Рябошапка: «к генпрокурору есть вопросы»
Появились новые детали встречи в Нормандском формате: «парламент не проголосует» Politeka on-line
Появились новые детали встречи в Нормандском формате: «парламент не проголосует»
Названа новая угроза для партии Зеленского: «может полностью уничтожить» Politeka on-line
Названа новая угроза для партии Зеленского: «может полностью уничтожить»
Юрий Атаманюк рассказал о последствиях законов по ФОПам: «везде придет налоговый инспектор» Politeka on-line
Юрий Атаманюк рассказал о последствиях законов по ФОПам: «везде придет налоговый инспектор»
Охотин рассказал о выборах на Донбассе: что должна предложить Украина Politeka on-line
Охотин рассказал о выборах на Донбассе: что должна предложить Украина
Эксперт объяснил, как Луценко испортил международный имидж Украины: «ради собственной выгоды» Politeka on-line
Эксперт объяснил, как Луценко испортил международный имидж Украины: «ради собственной выгоды»
Американский военный раскрыл правду об отношениях Украина-США: «мы смотрим на две самые ужасные вещи в мире» Politeka on-line
Американский военный раскрыл правду об отношениях Украина-США: «мы смотрим на две самые ужасные вещи в мире»