«Инновации возникают тогда, когда экономика на дне, кризис. Тогда меняется ментальность людей»

«Инновации возникают тогда, когда экономика на дне, кризис. Тогда меняется ментальность людей»

Politeka: Инновационная деятельность – особая форма инвестиций, направленных на разработку чего-то принципиально нового. Понятно, с ней сопряжен более высокий уровень риска. Как поддержать инноваторов? Господдержка инвестиций включает особые меры по развитию инноваций?

А. Гуменная: Инновационная деятельность не просто рискованная, а неопределенная. Неопределенность и риск нужно разделять. В случае риска хотя бы приблизительно известно, что может быть. В случае неопределенности мы в принципе не знаем, какими будут последствия наших решений. Государственная поддержка включает венчурные фонды, позволяющие покрыть финансовые риски, государственно-частные партнерства, создаваемые прежде всего при реализации масштабных проектов. Например, в Испании и Чехии государство берет на себя макроэкономические, политические риски, а частные компании – реализацию проекта, его ресурсное обеспечение. Плюс информационная поддержка. Проблема Украины в том, что крупный бизнес не заинтересован в инновациях. Отдача от инноваций всегда долгосрочная, а наш бизнес построен на краткосрочной эффективности. Поэтому все еще не модернизированы заводы – в металлургии, в химической промышленности. Украина по уровню технологий отстала от развитых стран минимум на один цикл Кондратьева, то есть на шестьдесять лет.

Politeka: То есть от советского времени в Украине остался некий научно-производственный потенциал, который постепенно сходит на нет. Возможно его «второе рождение»?

А. Гуменная: Потенциал был мощный. По стартовым позициям на 1990-1991 гг. Украина опережала своих коллег по бывшему Советскому Союзу. Теперь отстает – например, от Беларуси. Пока еще сохраняется интеллектуальный потенциал. Но есть разница поколений. Старшее поколение лучше подковано теоретически, молодежь – технологически. Задача – объединить старую и новую школу. Технологический потенциал в худшем положении: появились новые технологии, сейчас невозможно работать, как в 1991-м (даже если бы мы сберегли все станки и т. д.). Почему говорят «акула бизнеса»? Акула никогда не останавливается. То же в технологиях. Обновление, замена технологий – циклический процесс: на новых технологиях растут новые кадры, которые затем модернизируют технологии – так без перерыва. Это – инновационное мышление.

Politeka: Конечно, инновации невозможны без профессиональных кадров. Что делается для подготовки этих кадров? Есть инновации в образовании?

А. Гуменная: Если говорить о инновациях, то я бы обратила особое внимание на формирование инновационного мышления в нашем обществе. Например, при факультете экономических наук Киево-Могилянской академии в результате реализации международного проекта создана научно-исследовательская лаборатория «ИННОЛАБ», задача которой – наладить взаимодействие образования, науки, бизнеса. Бизнес должен прийти в университет, рассказать о практической работе. Плюс для него: молодых специалистов не нужно переучивать. Но бизнес не хочет сотрудничать. Мы опросили 120 предприятий Киева, области. Ответ: для чего нам инновации? Правда, это было в конце 2012-го. Это ответ малого и среднего бизнеса, который теоретически, напротив, заинтересован в инновациях, к тому же более гибкий, мобильный. Наш бизнес выразил заинтересованность в одном вопросе: как уклониться от налогов? Сейчас что-то меняется, стимул к изменениям – война, разрыв с Россией. Жизнь заставляет. Инновации возникают тогда, когда экономика на дне, кризис. Тогда меняется ментальность людей.

Politeka: В каких сегментах производства товаров, услуг существуют потенциальные «точки роста»?

А. Гуменная: Прежде всего сельское хозяйство. Исторически значение АПК оценивали по-разному: говорили – только индустриализация! Но у села есть потенциал, поскольку большинство продукции АПК – экспортные статьи. Но, к сожалению, пока это экспорт сырья, а готовую продукцию мы импортируем. Инновации в АПК – в технологиях производства: как сохранить плодородие, повысить урожайность. Конечно, у нас есть технопарки. Первый и наиболее успешный – Институт электросварки им. Патона НАН Украины. Тут, правда, стоит задача перейти к мировой модели взаимосвязи науки и образования – пока у нас они разорваны. То есть нужен кластер образования, или интеграция институтов НАН и университетов. Сейчас взаимодействие есть, но оно не организовано структурно. Инновации не рождаются в маленьком замкнутом мирке. К тому же отбор инноваций идет в больших совокупностях, где более успешные проекты компенсируют менее успешные.

Politeka: Сейчас на слуху понятие «инновационный кластер». Что это?

А. Гуменная: Инновационные кластеры – объединение предприятий, в одной или в смежных областях. Цель – сэкономить ресурсы, например, на логистике. Объединение усилий дает так называемый синергетический эффект. Это то, что раньше называли «концентрация» и «интеграция».

Politeka: Где и какие кластеры в Украине существуют?

А. Гуменная: Первый кластер был создан в Хмельницком. Его специализация – легкая промышленность, в том числе одежда. Сейчас там развивается кластер стройматериалов. В Шепетовке создан кластер зеленого туризма. Кстати, у зеленого туризма есть потенциал. В Черкассах – транспортные перевозки. Житомир – обработка камня. В Одесском регионе создается кластер виноделия. Харьков – традиционно машиностроение. Но тут необходима модернизация. Ровно – деревообрабатывающая промышленность. Вот что дает нам природа и что создаем мы сами. Кластеры важны для регионов, у них большое социальное значение – создание новых рабочих мест, развитие образования, медицины на местах.

Politeka: Что с передовыми технологиями? Например, IT?

А. Гуменная: IT не может существовать в отрыве от экономики. IT – сфера обслуживания (в хорошем смысле), то есть проекты для кого-то.

Politeka: То есть будущее IT зависит от того, будет ли развитие в реальном секторе? Но ведь возможны заказы из-за рубежа.

А. Гуменная: Конечно, IT-специалисты востребованы, есть заказы под конкретные проекты. У IT нет границ. Кстати, у нас есть кластер IT во Львове, там много компаний, которые работают по аутсорсингу. В реальном секторе тоже идут изменения: например, предприятия военно-оборонного комплекса сейчас дают заказы по разработке новых программных инструментов и, конечно, сами ищут инновационные решения. Жизнь меняет приоритеты в стране, война ставит задачу разработать вооружение, технику, которые бы сохраняли жизни людей. Вместе с этим меняются приоритеты в экономике.

Politeka: Для всего этого нужны инвестиции. Наша задача – в том числе привлечение иностранных инвестиций. Но пока Министерство экономического развития и торговли сообщает: растет объем теневой экономики. Почему так?

А. Гуменная: Инвестиции – вопрос тонкий. К нам не идут иностранные инвесторы, потому что нет прозрачности в экономике, в органах власти. Те же причины останавливают внутреннего инвестора. Нет доверия. Конечно, любой проект связан с риском. Но в наших условиях инвесторы боятся не того, что продукт будет неуспешным, а что у них отберут собственность. Нет доверия, нет развития, нет инвестиций. Приток инвестиций зависит от развития страны. Мы говорим о проблемной динамике, но деньги все же есть…

Politeka: Да, например, из Кипра.

А. Гуменная: Из офшоров. Офшорный бизнес сохранится до тех пор, пока не будет доверия. Как ни печально, пока нет ответственности, наказания за преступления, ничего не изменится. Нет контроля, в том числе в госинвестициях. Если говорить о госинвестициях, то более или менее эффективны «неденежные» инвестиции – технологии, оборудование, кадры. Все же можно проследить целевое использование. Деньги просто крадут. Не хочется говорить о наказании, но нужна ответственность. Есть ответственность, появляется доверие, начинаем работать, идут инвестиции.

материалы рубрики
Николай Томенко об открытии рынка земли: «есть другой путь» Politeka on-line
Николай Томенко об открытии рынка земли: «есть другой путь»
Украинские дороги станут европейскими, принят новый закон: «это откладывали больше десяти лет» Politeka on-line
Украинские дороги станут европейскими, принят новый закон: «это откладывали больше десяти лет»
Вторжение Турции в Сирию: эксперт рассказал об опасности для Украины Politeka on-line
Вторжение Турции в Сирию: эксперт рассказал об опасности для Украины
Катеринчук рассказал о новом антикоррупционном законе: «доносы возвращаются» Politeka on-line
Катеринчук рассказал о новом антикоррупционном законе: «доносы возвращаются»
Журналистка объяснила, как Порошенко удается избегать тюрьмы: «сначала его прикрывал Луценко, теперь…» Politeka on-line
Журналистка объяснила, как Порошенко удается избегать тюрьмы: «сначала его прикрывал Луценко, теперь…»
Эксперт рассказал о ловушке для Рябошапка: «к генпрокурору есть вопросы» Politeka on-line
Эксперт рассказал о ловушке для Рябошапка: «к генпрокурору есть вопросы»
Появились новые детали встречи в Нормандском формате: «парламент не проголосует» Politeka on-line
Появились новые детали встречи в Нормандском формате: «парламент не проголосует»
Названа новая угроза для партии Зеленского: «может полностью уничтожить» Politeka on-line
Названа новая угроза для партии Зеленского: «может полностью уничтожить»
Юрий Атаманюк рассказал о последствиях законов по ФОПам: «везде придет налоговый инспектор» Politeka on-line
Юрий Атаманюк рассказал о последствиях законов по ФОПам: «везде придет налоговый инспектор»
Охотин рассказал о выборах на Донбассе: что должна предложить Украина Politeka on-line
Охотин рассказал о выборах на Донбассе: что должна предложить Украина
Эксперт объяснил, как Луценко испортил международный имидж Украины: «ради собственной выгоды» Politeka on-line
Эксперт объяснил, как Луценко испортил международный имидж Украины: «ради собственной выгоды»
Американский военный раскрыл правду об отношениях Украина-США: «мы смотрим на две самые ужасные вещи в мире» Politeka on-line
Американский военный раскрыл правду об отношениях Украина-США: «мы смотрим на две самые ужасные вещи в мире»