Все всегда начинается с малого. С незаметного. С еле уловимого, но быстро разрастающегося. Реальный протест в чем-то похож на злокачественную опухоль — масштабное прорастание сквозь социальные ткани, стремительное метастазирование через коммуникационные сосуды и обязательное ошибочное лечение некомпетентными чиновниками. А здесь, увы, даже не малое сразу.

Уличное октябрьское

Чрезмерно милитаризированный центр столицы на четвертом году постмайдана — идеальная картинка системного раскола. Фактическое обозначение разрыва между оплаченными кровью надеждами и мрачной реальностью.

Само собой, меня лично совсем не впечатлил митинг «17 октября» — среди инициаторов совсем нет талантливых орговиков и кризисных операционистов. Все больше фб-шных троллей. Впечатлила именно показательная милитаризация. Парадоксальным образом обнажающая не силу-систему, но слабость-панику. Система явно боится «завтра». А страх, как известно, всегда проистекает из убийственного непонимания природы протеста. Непонимания собственного реального веса как политиков и того, что действительно раздражает общество. После непонимания обязательно следует раздражение. А раздражает слащавое открытие дорожных километров. И немыслимые официальные зарплаты министров в неэффективной стране. И показная наглость чиновников вместе с безнаказанностью даже тех, кого публично ловят на крысятничестве. Но особенно раздражает нежелание совместно с гражданами платить по счетам, уходить в отставки, идти на перевыборы.

Раздражение разлито в воздухе. А сегодня оно намертво переплелось с тягучим страхом. И официальные баррикады, — которые пока успокаивают, конечно, — окончательно обозначили очередной фундаментальный раскол. Который в Украине, к сожалению, неизменно заканчивается грандиозной потасовкой.

Я понимаю, почему кордоны и щиты. Потому что мы хоть и Европа, но не та — в нас нет законопослушности. У нас на улице всегда слово за слово и бунт. Почему это опять происходит? А потому что нельзя банально нарушать все писанные и неписанные правила Общественного договора и не нести за это ответственности.

Популярные статьи сейчас

Новое фото сына Пугачевой и Галкина наделало шума в Сети: «Нет ничего общего»

Анна Тринчер задела Каминскую из "НеАнгелов", у которой конфликт со Смеюхой: "Была о тебе лучшего мнения"

ЗНО-2022: МОН изменило правила для абитуриентов, появились подробности

Дочь Лорак случайно засветила интерьер их роскошного дома: неожиданное видео

Павлика, Зиброва, Иво Бобула и других потрясла трагедия с народным артистом: "Господь лучших забирает"

Показать еще

Дальше — все очевидно. Нарастающая самоизоляция и агрессивное подавление оппонентов — доминантная технология власти. Оппозиция же неизменно воспользуется технологией самонакручивания, отрицания и… нагнетания. И пойдем мы ровными колонами строго вниз, к конфликту. Решетки и мощные кордоны — это не только профессиональная логистика. Но также обозначение главного: правящая элита чувствует ненависть к себе и точно знает, что эта ненависть очень агрессивна. А незначительный, на первый взгляд, уличный fight Парасюка и Гелетея — свидетельство катастрофической личной вражды. Не договорятся уже. И потому обе стороны выберут отвратительную парадигму – «мы или они». Теперь, кстати, уже неважно — досрочные или очередные выборы. Так или иначе, это будут уже не выборы, но внутренняя жестокая драка на уничтожение. Разница только — когда?

Михаил Подоляк, политтехнолог