Одним из правил, которое стараются соблюдать жители оккупированного Донецка, является – как можно меньше фотографировать

За несоблюдение этого негласного закона могут обвинить в шпионаже, сообщает «Сегодня».

«До войны я часто фотографировал в городе. Фотоаппарат брал с собой на прогулки, даже если без него – снимал на телефон. Какая-то своеобразная надпись, необычный ракурс или композиция – все старался запечатлеть. Так сказать, заморозить мгновение. Ведь даже привычная городская архитектура в зависимости от времени года и дня на снимке получается совершенно иная. Но сейчас, увы, не могу себе позволить заниматься любимым делом. И тем более – фотографировать здания в городе», — рассказывает местный фотолюбитель Юрий.

В Донецке сожгли флаг «ДНР» и подняли украинский (видео)

«Однажды, когда я сфотографировал гостиницу «Великобритания», до соседней улицы не успел дойти, как меня повязали. Оказывается, у них там рядом какая-то база, где увидели, что я фотографирую здания, и за мной отправили настоящую погоню. Я несколько часов потом объяснял, что я простой фотограф-любитель, а не шпион. А проверяли они все – от содержимого карманов, до страниц в социальных сетях и фотографий на телефоне», — говорит дончанин.

Даже фотографирование собственного разрушенного дома может привезти к недоразумениям.

Популярные статьи сейчас

Доказательства романа Тины Кароль и Дана Балана слили в сеть: "Можно смотреть вечно"

Молодой любовник Седоковой похвастался личным фото с горячей звездой: «нас было трое…»

Пугачева с Галкиным публично унизили Киркорова: что произошло

Всплыл «грязный» секрет Квартала 95, об этом никто не рассказывал: «Идея была Вовина»

Показать еще

«У меня дом в Куйбышевском районе был поврежден обстрелами. Я решил сделать несколько фото для составления акта о повреждениях. Ходил вокруг дома, фотографировал, немного видео записал. Сосед меня из окна не узнал, позвонил в полицию, сказал, что диверсант бродит у пустых домов. Те примчались сразу, меня лицом в землю бросили. Потом уже достали паспорт, посмотрели прописку… Сказали, что в «красной зоне», где обстрелы, не надо фотографировать. Я не понял сразу, почему, а потом догадался – у них техники там понапихано множество за домами. И они боятся, что это попадет в кадр. И диверсанты же могут появиться», – рассказал свою историю Леонид Шлыков.