Эксперты проанализировали развертывание "неофициальных" военных структур президента турции Реджепа Эрдогана и его вмешательство в соседние страны

Несмотря на то, что президент Эрдоган смог некоторым образом подавить господство TSK (Вооружённых сил Турции), политическая культура «глубинного государства» все еще очевидна в империи Эрдогана. Однако, оно превратилось из инструмента кемалистских и секуляристских репрессий в амбициозное средство реализации неоосманской программы и как инструмент, предназначенный в первую очередь для внутренних дел, — в инструмент для достижения внешних амбиций, пишет jiss.

Сегодня AKP Эрдогана и ее союзник правят турецким государством без какого-либо значительного сопротивления. Обе стороны доминируют во всех государственных органах и механизмах, включая глубинное государство и его тайные инструменты. Чтобы укрепить свои позиции дома, Эрдоган продолжает придерживаться жесткой исламистской, националистической и все более резкой неоосманской позиции во внешней политике Турции.

Помимо использования TSK в экстерриториальных военных кампаниях Турции, Эрдоган использует «Серых волков», SADAT и другие элементы в реализации своей программы. Этим организациям поручено обеспечить и гарантировать правление Эрдогана в Турции от любых попыток государственного переворота. Но они также служат амбициям Эрдогана за рубежом.

Действия Турции в Европе, Сирии и Ливии служат конкретным примером этого. Сотрудничество между SADAT и Сирийской национальной армией создало новую ситуацию, в которой Турция впервые обладает большим резервом доступной, легко развертываемой и легко используемой иностранной рабочей силы в качестве важного инструмента проецирования силы; инструмент, который обеспечивает степень правдоподобного отрицания.

Популярные статьи сейчас

Пластические хирурги занесли Алле Пугачевой смертельную инфекцию: "Тихо загибалась"

Измученный болезнями 91-летний Чапкис вышел на связь и рассказал, что с ним сейчас: "Уже три дня..."

Дана Балана засекли на белоснежной яхте с блондинкой на другом конце света: "Как Тина язык показывает"

Полураздетая Кароль разочаровала вульгарной выходкой: "Зачем на Юли Саниной мужа залезла?"

Трагическое ЧП в Киеве: на улице средь бела дня внезапно оборвалась жизнь человека, что произошло

Показать еще

В сочетании с хорошо известными турецкими неофициальными, но управляемыми правительством группировками, такими как Серые волки, становится ясно, что Эрдоган теперь имеет в своем распоряжении частную военную и военизированную систему. Он использует этот аппарат для внутренних и зарубежных операций без официального контроля.

Последствия этого разнообразны. Требуется тщательное дальнейшее изучение этого тревожного факта.

После того как избили заместителя председателя «Партии будущего», её глава Ахмет Давутоглу сделал очередные замечания в адрес Эрдогана, он свои слова назвал «дружеским предупреждением».

Он сказал, что турецкий президент находится под контролем неких серых кардиналов «глубинного государства» - derin devlet. В Турции называют это «vesayet» дословно – «опека». Т.е., по его мнению, Эрдоган не совсем свободен в своих действиях и обременен обязанностями перед неизвестными влиятельными кругами.

После попытки переворота мнение в отношении Эрдогана кардинально изменилось у двух политиков – Бахчели и Перинчека (партия «Родина»/Vatan). Их взгляды идеологически отличаются. Один правый националист, другой левый, но тоже националист. Кто-то считает Бахчели и Перинчека представителями «глубинного государства».

В общем, Давутоглу говорит, что Эрдоганом не просто управляют, но скоро его «сместят», даже если он победит на выборах. При этом он использует слово «tasfiye» - арабское слово, которое с турецкого на русский переводится как «ликвидировать», «убрать». Но означает все же «убрать с должности», а не что-то насильственное.

Интересно, что эти заявления не понравились не только сторонникам Эрдогана, но и оппозиции. Они считают, что Давутоглу этими заявлениями как будто обеляет турецкого президента. Т.е. если его есть за что обвинять, то в данном случае вина лежит на «глубинном государстве».

По словам Давутоглу, Эрдоган находится на перепутье, он хочет избавиться от «влияния», и потому говорит о реформах, но «глубинное государство» не хочет, чтобы он говорил об этом.

Кстати, интересно, что после того как Бюлент Арынч (когда-то ключевая фигура в правящей партии ak parti) заговорил о том, что нужно выпустить Османа Кавалу (богатый общественный деятель, которого обвиняют в организации протестов в парке Гези) и Демирташа (экс-председатель прокурдской hdp) так как их задержания столь длительное время незаконны (и сделал он это сразу после того как турецкий президент пообещал реформы в правовой сфере), политик получил кучу негатива, после чего ему пришлось покинуть совет президента. И это объясняют тем, что Эрдоган хочет реформы и через своих людей дает сигналы обществу, но некие силы его одергивают. Есть еще несколько примеров такого рода.

Давутоглу называет «глубинным государством» остатки сил, совершивших «постмодернистский переворот». И особенность этого переворота 28 февраля 1997 года, что делало его «постмодернистским», заключалась в том, что военным не пришлось применять силу, достаточно было пройтись маршем нескольким танкам в одном из районов столицы Анкары. И правительство Эрбакана ушло в отставку (Эрдоган тогда был мэром Стамбула от партии этого политика / Refah Partisi).

Подразделение специальных операций вооруженных сил Турции

Сухопутные войска являются самым многочисленным видом ВС Турции и составляют их ядро. По своей численности и боевому составу они превосходят все другие армии стран НАТО на европейском театре военных действий и уступают в альянсе лишь СВ США. Общая численность военнослужащих турецких СВ составляет около 400 тыс. человек.

В соответствии с планом реорганизации и модернизации национальных ВС турецкие Сухопутные войска должны быть готовы к ведению высокоманевренных военных действий в различных условиях обстановки. Этого планируется достигнуть за счет оснащения воинских частей новыми образцами вооружения и военной техники. В их составе повышается удельный вес современных танков, боевых бронированных машин, артиллерийских систем на самоходной тяге, противотанковых и зенитных ракетных средств, а также ударных вертолетов армейской авиации.

За счет повышения боевой мощи СВ Турции планируется в ближайшие годы сократить их численность до 280–300 тыс. человек.

В подчинении начальника Генерального штаба СВ Турции имеются также Силы специальных операций (свыше 15 тыс. человек), а в военное время в соответствии с Конституцией страны предусматривается включать в состав Сухопутных войск части и подразделения жандармерии (100 тыс. человек), которые в мирное время подчинены министру внутренних дел.

Руководство Турции уделяет также повышенное внимание вопросам развития и совершенствования Сил специальных операций, способным эффективно решать различные задачи в военное и мирное время. Силы специальных операций рассматриваются Анкарой в качестве важнейшего средства обеспечения боевых действий соединений и объединений Сухопутных войск на театре военных действий. Наряду с этим они способны самостоятельно решать широкий круг задач в интересах обеспечения нацбезопасности страны.

Силы спецопераций функционируют в составе отдельного командования Генштаба, которое возглавляет командующий, непосредственно подчиненный начальнику Главного оперативного управления Генерального штаба Вооруженных сил Турции. В командование входят: штаб, центр подготовки, три бригады, полк поиска и спасения в боевых условиях, центр поиска и спасения в чрезвычайных ситуациях, авиационное командование, группа сотрудничества с гражданской администрацией, группа поддержки.

Авиационное командование Сил специальных операций предназначено для проведения специальных и поисково-спасательных операций, оно включает штаб, взвод штабной и обслуживания, две авиагруппы (самолетов и вертолетов спецназначения), ремонтное подразделение и подразделение обеспечения.

Авиагруппа самолетов спецназначения включает шесть транспортно-десантных самолетов CN-235, которые организационно сведены в три авиационных звена, а авиагруппа вертолетов спецназначения состоит из звена тяжелых вертолетов AS-532 «Кугар» и двух звеньев средних S-70A-28S.

Оснащение частей и подразделений Сил специальных операций современными видами оружия и военной техники осуществляется в соответствии со стоящими перед ними задачами.

Снаряжение спецгрупп в значительной степени зависит от цели мероприятия и, как правило, включает укороченное и облегченное стрелковое оружие с прицелами ночного видения и приспособлениями для бесшумной стрельбы, малогабаритные противотанковые средства, гранатометы, минометы, подрывные комплекты, средства специальной радиосвязи, комплекты средств радио- и радиотехнической разведки.

Среди специмущества – парашюты для прыжков с большой высоты, огнеупорная спецодежда, робототехника для поиска взрывоопасных предметов, тепловизоры, индивидуальные приборы ночного видения, миниатюрные видеокамеры с возможностью передачи изображений на расстояние в режиме реального времени, средства индивидуальной защиты и средства транспортировки боевых пловцов (подводных диверсантов), а также различное штурмовое снаряжение и инструменты, мобильные терминалы спутниковой связи, снегоходы и пр.

Следует особо отметить, что в составе транспортного парка командования Сил специальных операций имеются автомобили повышенной проходимости «Энгерек» на базе джипа «лендровер», вооруженные 12,7-мм пулеметом или 40-мм гранатометом либо 57-мм безоткатным орудием. Причем автомобили оснащаются специальными фарами инфракрасной подсветки, а также приспособлены к транспортировке вертолетом.

Следует особо отметить тот факт, что оперативная и боевая подготовка в формированиях Сил специальных операций организуется и проводится в целях поддержания их боевой готовности на уровне, гарантирующем переброску и развертывание в кратчайший срок в районы оперативного предназначения, выполнение задач как самостоятельно, так и во взаимодействии с силами общего назначения видов Вооруженных сил Турции и вооруженными силами союзников. Причем подразделения Сил специальных операций могут привлекаться для подготовки силовых структур дружественных Турции государств и проведения различных гуманитарных операций.

Ежегодно по плану турецкого Генерального штаба проводится до 10 различных учений с задействованием личного состава и техники Сил специальных операций. Наряду с этим по планам двустороннего военного сотрудничества регулярно проводятся совместные учения турецких подразделений с аналогичными формированиями вооруженных сил США, Великобритании, Германии, Пакистана, Иордании, Азербайджана и Швейцарии.

Серые волки

«Серые волки» появились на свет в конце 1960-х, когда турецкой ультраправой «Партии националистического движения» и ее харизматичному лидеру — полковнику Алпарслану Тюркешу, большому поклоннику фюрера и открытому фашисту, понадобилось молодежное крыло. Организация получила название «Серые волки», по-турецки «Бозкуртлар».

В основе идеологии организации лежал пантюркизм — мечта о великой секулярной Турции, империи, которая объединит все «туранские» народности на основе крови, а не мусульманской веры. Эта идея автоматически делала «волков» противниками тех стран, где жили тюркоязычные меньшинства, — Ирана, КНР и СССР. «Бозкуртлар» заявляли, что борются за идеи Ататюрка, и называли себя «идеалистами».

«Волков» набирали в основном среди молодых безработных и студентов, тренировали в лагерях, сеть которых была создана по всей стране. Организация насчитывала десятки тысяч членов, спаянных строжайшей дисциплиной. Подчинялись «Бозкуртлар» напрямую Тюркешу.

Тесные связи с Эрдоганом

«В Европе „Серые волки" формируются в „Турецкой федерации", которая, в свою очередь, имеет зонтичные организации в каждой стране, причем самая крупная организация находится в Германии», — объясняет исследователь, добавляя, что «подобные зонтичные организации существуют во Франции, Нидерландах, Бельгии, Австрии и других государствах». Они, в свою очередь, состоят из «местных ассоциаций». В Австрии, например, «существует около двадцати» таких ассоциаций. Через них происходит набор новых членов, при этом их участники делятся на два типа. «С одной стороны, они состоят из детей и молодежи, чьи семьи являются частью ультраправой среды выходцев из Турции. А с другой — туда приходят молодые тюркоязычные ребята, которые столкнулись в Европе с расизмом и маргинализацией», — продолжает он. Втягивание молодежи в организацию сопровождается «очень разнообразной» пропагандой, начиная от «музыки различных жанров, например, рэпа», и заканчивая «уличными бандами и рок-клубами, которые отождествляют себя с „Серыми волками"». Затягивают еще и «интернет-пропагандой и пропагандистскими фильмами, для показа которых часто арендуют большие кинотеатры». Все это «играет существенную роль» в работе по привлечению последователей «в дополнение к обычной деятельности ассоциации».

В Турции «Серые волки» поддерживают Партию националистического движения, которая «с 2018 года правит Турцией в коалиции с AKP». Эта крайне правая партия «также поддержала Эрдогана на президентских выборах 2018 года». Кстати, Эрдоган на них выдвигался еще и от коалиции «Народный альянс», членом которой также является партия «Великое единство» Мустафы Дестиджи. По мнению Раммерсторфера, эта коалиция привела партии к «идеологическому сближению»: «Партия националистического движения стала более религиозной, а AKP — более националистической». Более того, «в турецких вооруженных силах, особенно в специальных антитеррористических подразделениях, которые ведут борьбу против курдов, у „Серых волков" много сторонников». Ко всему этому следует добавить «близкие к Партии националистического движения вооруженные группы, действующие в Сирии, частично в союзе с салафитами». Надежной информации об этом нет, но не исключено, что активисты из среды «волков» выступают на стороне Азербайджана в конфликте с Арменией.