Благодаря формуле «Роттердам +», государственные шахты в 2016-2019 годах впервые получили возможность продавать уголь по справедливой цене

Об этом заявил народный депутат, лидер Независимого профсоюза горняков Украины Михаил Волынец.

«Контролирующие органы отвлекают внимание на формулу «Роттердам+» при воздействии которой государственные шахты в то время получили дополнительные средства в 10 млрд грн. Если бы этих средств не было, если бы не было сбалансированной цены, которая постепенно увеличивалась от 830 грн за тонну как я уже сказал 2500-2800 грн., То угольной отрасли Украины уже бы не было. Уже полностью бы мы зависели от страны-агрессора по поставке угля», - заявил лидер профсоюза в эфире телеканала« Украина24».

Нардеп отметил, что после отмены формулы в июле 2019 года, цену на уголь государственных шахт снова начали регулировать в ручном режиме, что привело к недополучению шахтами доходов.

Напомним, 20 мая САП уже в четвертый раз закрыла дело «Роттердам +» из-за отсутствия в ней состава преступления. Первый раз дело было закрыто еще 27 августа 2020. Затем аналогичные решения принимались в январе и марте 2021 года.

Популярные статьи сейчас

Галкин показал необычное увлечение 72-летней Пугачевой и их дочери Лизы: "Гениально и просто"

Дети и взрослые погибли в воде на Троицу под Киевом: детали трагедии

Тина Кароль призналась, как ее сыну живется за границей: «Даже в школе дети говорят ему...»

Самолет со спортсменами рухнул сразу после взлета, много погибших: первые кадры трагедии в России

82-летнюю украинку могут отправить в тюрьму на 15 лет: что натворила старушка

Показать еще

Эти решения также были подтверждены Офисом генерального прокурора и выше Антикоррупционным судом Украины.

В начале мая Офис генпрокурора удовлетворил просьбу НАБУ и заменил прокурора по делу для повторного объективного изучения материалов дела.

Расследование дела «Роттердам +» продолжалось более 4 лет. В этот период было проведено более 10 государственных и международных экспертиз, которые все подтвердили экономическую и юридическую обоснованность формулы.

Соответственно, в ходе расследования не были установлены ни убытков от действия формулы, ни пострадавших.