Нарушение презумпции невиновности, то есть обвинения в преступлении, факт которого не доказан, — это прямое нарушение прав человека

Впрочем, часто люди, занимающие высокие государственные должности, позволяют неофициально брать на себя полномочия суда. Как передает Znaj, об этом на странице в Facebook написала член Высшего совета юстиции Алла Лесько. Таким образом она ответила на заявления спикера Генеральной прокуратуры Ларисы Сарган.

Дело Януковича: ГПУ внесла изменения из-за письма Путину

В свое время Лариса раскритиковала другого члена Высшего совета юстиции Павла Гречковского, которого подозревали в мошенничестве. Вся суть претензий сводилась к тому, что он обладает немалыми доходами, ездит на дорогом авто, а также будто бы пытался уйти от ответственности.

Впрочем, тогда чиновник не учла главного — озвучивать подобное мнение до непосредственного факта доказания любого преступления незаконно, ведь существует презумпция невиновности, то есть обвинения в преступлении, факт которого не доказано. Именно она закреплена в Конвенции о защите прав человека и основных свобод (п. 2 ст. 6). То есть нарушив ее, человека автоматически лишают права на справедливое решение суда, ведь это единственная инстанция, которая может вынести приговор.

Член совета юстиции также подчеркнула, что закон запрещает преждевременно делать какие-то выводы относительно уголовного производства, особенно — государственным служащим. Согласно Конвенции, такие действия также выносятся на рассмотрение суда, как нарушение прав и свобод.

Популярные статьи сейчас

Новая беда настигла семью больной раком "Моей прекрасной няни" Заворотнюк: "Надавили на самое больное"

Не стало актера советских фильмов и известных сериалов: коллеги сообщили об утрате

52-летняя Лопес в шелковом халатике пошалила на улице, показав идеальный отдых: кадры

Проявите максимальную осторожность: украинцев ждут самые опасные дни в декабре, астрологи назвали даты

Оборвалась жизнь звезды фильма "Красотка" с Джулией Робертс: о трагедии молчали почти месяц

Показать еще

Она подчеркнула, что часто в юридической практике встречаются случаи, когда даже обнародование данных личной жизни оправдывают тем, что это было необходимо на данный момент. Однако исключения только подчеркивают важность правил.

По ее мнению, любой чиновник не имеет морального права действовать вопреки букве закона, даже в том случае, если это банальное выражение субъективного мнения.