Земля у моря, которая из райского уголка превратилась в зону отчуждения, усеянную минами

Таким сегодня является село Широкино Волновахского района Донецкой области.

В Украине распространяется страшная болезнь: в правительстве бьют тревогу

В стратегическом смысле Широкино является залогом безопасности Мариуполя, и, можно сказать, что поселок принял на себя основной удар. Как следствие, Мариуполь защищен, зато в Широкино не найти уцелевшее здание, говорится в сообщении фонда помощи украинским военным «Вернись живым».

Ровно три года назад, именно в этот день, 3 июля 2015 года, Широкино был освобожден от оккупантов. Впрочем, это было лишь первое увольнение, второе (и хочется надеяться, уже окончательное) состоялось в феврале 2016 года.

Впрочем, каждый участник событий имеет свое видение относительно даты «окончательного освобождения». Но в одном взгляды сходятся:

Популярные статьи сейчас

Экс-муж Ани Лорак после примирения показал семейную идиллию, возится с дочерью и новым малышом: "Это моя..."

Полякова резко ответила украинцам, высмеявшим ее лицо после ботокса: "Не всем быть богинями..."

На Землю надвигаются мощные магнитные бури: названа дата самого сильного "удара"

"Холостячка" Мишина и Эллерт ошарашили украинцев внезапным расставанием: "Зачем же так жестко Ксю с Сашей..."

"В комнате были мальчики 6 и 9 лет": расправа в Киеве потрясла страну, душегубу вынесли приговор

Показать еще

«Широкино стало такой символической линией разграничения, которой до этого был аэропорт», — комментирует сотник Кирт из батальона «Азов».

«В январе 2015 года был обстрел восточного микрорайона Мариуполя. И тогда надо было «сепаров» оттеснить от Мариуполя. Когда заняли Широкино, тем самым оттеснили позиции артиллерии дальше, уже не могли бить по Мариуполю, тем самым он был защищен. Это было главной целью стратегической на тот момент. Это был февраль 2015 года, первые числа. Тогда были наши первые потери…», — вспоминает командир саперного взвода батальона специального назначения «Донбасс» подполковник Акимович Сергей Георгиевич, позывной «Аким».

Официально летом 2015 продолжалось «перемирие», но залпы минометов и САУ 152-го калибра не умолкали.

«Примерно до конца июня действительно были жесткие бои, 28 числа я был в последний раз под очень мощным обстрелом, когда разрушили много домов по Широкино, в Бердянске. Началось утром, пропала электроэнергия, пострадала техника… Слава Богу, люди не пострадали…», — говорит Аким.

Добровольческие батальоны «Донбасс» и «Азов» меняли на позициях друг друга, ротации происходили каждые пять дней. Также оборону Широкино держали бойцы ДУК (теперь это подразделение УДА) и батальон имени Шейха Мансура. По сути, до конца июля сам поселок удерживали добворольцы. С августа туда зашла морская пехота и разведка.

«Нашу колонну обстреляли, когда мы только заехали, меня тогда сильно ранило. Были ранены и убиты, в том числе боец, который меня вытаскивал — я лежал без сознания, он спас мне жизнь — вытаскивал меня из-под обстрела, и его убили. Это когда наша колонна 15 февраля провтыкала поворот, когда мы «Азов» меняли под обстрелами, и заехали в школу, к «сепарам» по Советской прямо, и как только мы подъезжали, снайпер сразу убил моего товарища, который сидел рядом, по колонне начался шквальный огонь, меня ранило…», — рассказал боец ​​батальона «Донбасс» с позывным Авер.

Другое воспоминание Авера веселее: он с двумя собратьями, Уокером и Третьим (погибшим в 2017 году), угнали вражескую «бэху» — БМП, стояла в зоне, которая простреливалась вдоль и поперек.

Когда была объявлена демилитаризация поселка, по замыслу обе армии должны были отойти назад на два километра.

«Было понятно, что когда мы отходим на наши позиции заходят «сепары». Они никакой договоренности никогда не выполняли. У нас была очень четкая позиция: мы не можем отступать, мы не можем выдавать нашу землю, мы не пойдем на это и не отдадим ни метра украинской земли. Такая позиция всего батальона. Нас поддержал «Азов», и так оно и случилось, мы оттуда не ушли», — рассказывает командир взвода.

«В Широкино до сих пор цветут розы, посаженные при прошлом, довоенной жизни, а истории лета 15-го понемногу превращаются в легенды. Там до сих пор идут бои — только «прилетает» уже с большей дистанции, чем тогда. Стен, которые служили прикрытием за эти годы, существенно меньше », — подытожили волонтеры фонда.