— Руслан, много лет своей жизни вы отдали партии УДАР Виталия Кличко. Затем из нее ушли. Почему? Неужели идеология «Справедливости» вам сейчас ближе?

— На самом деле, идеология справедливости была всю жизнь. Это как раз то, что побудило пойти в политику. Потому, что было понимание, что нашим государством управляют не те люди, которые бы хотелось, чтобы руководили. Так, в свое время, в Кличко я увидел человека, который прожил долгое время в Европе, имеет европейские ценности, свои средства заработал самостоятельно. Действительно, поверил в этого человека и пошел простым партийцем. Затем возглавил молодежное крыло, а позже — областную организацию. В сложное для нашей страны время, я организовывал майданы в Днепропетровске, был в Киеве.

Владислав Руденко об игре Гройсмана и темпераменте Саакашвили (видео)

После победы, ожидалось, что через эту платформу мы сможем привести к власти новое политическое поколение. Но, к сожалению, Блок Петра Порошенко поглотил УДАР. Я был единственным из областных руководителей, кто не согласился с такой политикой. Мы со всей командой, которую я построил в Днепропетровской области, вышли из этого процесса.

— Знакомы ли вы лично с господином Кличко?

Популярные статьи сейчас

Новое фото сына Пугачевой и Галкина наделало шума в Сети: «Нет ничего общего»

Трагедия в киевском метрополитене парализовала движение транспорта: подробности ЧП

Хименес-Браво из «Мастер Шеф» засветился в постели со своей любимицей: «Типичное утро»

Жену продюсера, работавшего с Луи Армстронгом и Майклом Джексоном, застрелили в собственном доме: подробности трагедии

Харлан сделала признание об экс-жене Дикусара Алене Шоптенко: "Я навсегда запомню..."

Показать еще

— Да.

— И в каких вы сейчас отношениях?

— Не общаемся.

— Вообще?

— Вообще.

— А как вы его оцениваете на посту мэра Киева?

— Довольно неплохо. К сожалению, нет альтернативы. Пока он делает свое дело. Хорошо или плохо — дадут оценку избиратели. Есть определенные проблемы с тем, как они борются с МАФами. Приобщают титушек — этого категорически нельзя делать. Но город чистый, люди более или менее довольны.

— Если говорить об объединении молодых политических сил, то сейчас действительно наблюдаются политические процессы, ведь надо противодействовать власти. Относительно программных основ, стратегии вашей политической силы — насколько вы сильны, чтобы это сделать?

— Если позволите, скажу несколько слов об истории нашей политической силы. Начинали мы как общественная организация «Антикоррупционное движение», объединили вокруг себя двести общественных организаций по всей стране, создали правовые центры в каждой областной организации. Там оказывали бесплатную правовую помощь. Уже сейчас более двадцати тысячам граждан мы действительно помогли. Также создали проект «Армия достоинства» — это именно атошники. Очень многие из них нас поддерживают, потому что Наливайченко и есть человек, который создавал добровольческие батальоны и выдавал оружие людям, которые становились на защиту страны. Поэтому объединили более десяти тысяч атошников.

К сожалению, единственным субъектом выдвижения во власть является политическая сила. Поэтому мы основали политическую силу, назвали ее «Справедливость». Фундаментом для нее стало общественная среда, военные и волонтеры.

Алексей Кучеренко о тарифах, абонплате и политическом моменте

— Когда-то вы шли за Виталием Кличко, как за лидером, сейчас идете за Валентином Наливайченко. Не боитесь разочароваться и в нем, когда преодолеете проходной барьер?

— Когда я в свое время шел в УДАР, то был романтиком. Когда я шел на Майдан, я тоже был романтиком, это было интересно. Но сейчас, когда потерял друзей среди Небесной сотни и на передовой … Это обучение дало мне понимание, что уже обратного пути нет, романтизм ушел. Мы уже воины нашей страны. Теперь главная задача — объединиться и побороть внутреннего врага: коррупцию и бандитов во главе с президентом.

Я не разочаруюсь, потому что с Наливайченко я был бок о бок на Майдане и на передовой. Сейчас мы вместе отвозим нашим ребятам гуманитарную помощь. Боремся и забираем их из плена. Я действительно вижу в нем желание попасть в историю, как человека, который смог возродить нашу страну, вернуть и реинтегрировать оккупированные территории. Войти в историю, а не банально набить свой кошелек.

— Каким образом вы собираетесь это делать? Потому что мы слышали и от действующей власти те же лозунги. Сколько антикоррупционных органов создано. Много говорим о коррупции, но, по факту, ничего не видим. Только десять человек наказаны за коррупцию.

— Все на самом деле очень просто: нужно отделить бизнес от власти. Потому что, к сожалению, сейчас самый успешный бизнес — это власть. Когда мы отделим бизнес от власти, когда отменим депутатскую неприкосновенность, неприкосновенность судей и президента, изменим избирательное законодательство и внедрим антикоррупционный суд — тогда во власть будут идти ответственные люди. Они будут понимать, что за каждые свои действия они понесут ответственность.

Тарас Загородний о роспуске парламента и коалиционном «Титанике»

— Помните, нам говорила нынешняя власть, мы создадим антикоррупционные органы? Уже есть и НАБУ, и САП, и НАПК. Теперь только не хватает антикоррупционного суда и все — коррупция будет преодолена. Неужели вы верите, что когда создастся антикоррупционный суд, то все будет не так, как сейчас?

— Если не будет неприкосновенности у всех этих органов, то будет все совсем иначе. У нас сейчас есть внешний агрессор — Российская Федерация, и есть внутренний — это именно коррупция. Это те люди, которые пришли на нашей с вами крови и выводят миллиарды долларов в оффшоры. Как в свое время мы объединились в 2013 году и выгнали Януковича, как волонтеры объединились в 2014-м и защитили страну от внешнего агрессора, так же сейчас пора объединяться, чтобы дать отпор внутреннем врагу. Этому президенту с его бандой, которая просто грабит нашу страну.

— Чтобы создать новую политическую партию, нужны немалые средства. На какие средства существует «Справедливость? » Кто вас финансирует?

— Здесь вы ошибаетесь. Значительные средства не нужны. Главное в партии — это люди идея, которая их объединяет. Юридическая регистрация не стоит денег. Деятельность — да. Но в каждой области у нас есть сторонники. И как в свое время волонтеры помогали на передовую, так же люди приходят к нам и говорят: «Чем мы можем помочь?« У одних есть юридическая компания, могут выделить комнату, юристы, которые работают на волонтерских началах. Есть активисты, которые хотят раздавать агитпродукцию. Есть волонтеры, которые собирают гуманитарную помощь для передовой. Есть бизнесмены, вместе с которыми мы закупаем модули жизни. Уже пять отвезли на передовую. Это современные бронированные домики, где ребята имеют возможность хорошо отдохнуть. Это санитарные модули, где можно элементарно принять душ. Есть первый добровольческий медицинский госпиталь имени Пирогова — наши стратегические партнеры. Это — волонтеры-медики. Более двухсот волонтеров до сих пор на передовой оказывают медицинскую помощь. Мы вместе с ними создали такие современные реанимобили для оказания первой медицинской помощи. Я сам, как доброволец помню, как на передовой мы жили в окопах — по колено в воде. Как подвешивали ведра и так принимали душ. Но тогда это было не важно, потому что главным было защитить нашу страну. Уже прошло более трех лет войны. Сейчас волонтеры уже должны возить на передовую письма от детей. Чтобы поднять психологически и мотивировать наших ребят. А они до сих пор возят генераторы, квадрокоптеры, продукты и амуницию.

Тарас Загородний о роспуске парламента и коалиционном «Титанике»

— Это очень приятно, что существуют такие люди. Но все же вернемся к «Справедливости». Все таки, кто финансирует вашу партию? По всему Киеву мы видим бигборды Валентина Наливайченко, это также на благотворительные средства? Все это недешево стоит.

— Отчетность полностью есть на нашем сайте. Там до копеечки расписано, откуда средства поступают и куда мы их тратим. Конечно, согласно нашему уставу, есть партийные взносы — 20 гривен и 10 гривен ежемесячно. Есть помощь на политическую деятельность от тех бизнесменов, которые хотят нам помогать. Их фамилии тоже есть в открытом доступе, можно проверить. На последнем политсовете мы приняли решение: запустили кампанию в Киеве для того, чтобы повысить узнаваемость политической силы и призвать людей присоединяться. Решили, что те средства, которые в последнее время поступали, мы потратим на визуализацию нашей политической силы в Киеве.

— Скажите, вы все же объединились с «Движением Новых Сил» Михеила Саакашвили?

— Давайте сразу, чтобы не было всевозможных интриг. Смотрите, есть политическая сила «Справедливость», есть «Движение Новых Сил», политическая сила УНА-УНСО, есть «Альтернатива» и «Волна» Чумака. Мы объединились для совместной цели — это преодоление внутреннего врага. Конечно, мы понимаем, что эра обычных политических сил закончилась. Сейчас нужно объединять людей вокруг цели. Люди понимают, что власть полностью себя дискредитировала. Нужно или заставлять ее работать, или заставить ее уйти. Для нас очень важно, чтобы это объединение в штабы совместных действий дало общественное сопротивление этой власти. Если мы не сможем дать общественное сопротивление — не выдержат атошники и дадут свое. Оно будет продолжаться всего пару дней, но тогда трудно будет все это останавливать и наводить порядок в стране.

— Были анонсированы акции протеста на осень, Саакашвили об этом говорил. Сейчас он за пределами страны. Кто поведет людей на улице?

— В том числе, Саакашвили. Он вернется. Надо признать, что лишение его гражданства — это чисто политическое решение президента. Это его слабость и подлость. Видим, как страна банально превращается в корпорацию «Рошен». Сегодня он дал гражданство, а завтра захотел — и забрал. Послезавтра он у меня заберет гражданство потому, что я критикую его режим. Через неделю — у вас, потому что вы меня пригласили.

— Меня не в чем обвинить, во-первых потому, что я не гражданка другой страны, а здесь родилась и выросла. Во-вторых, вы же помните, почему его лишили гражданства? Потому, что он не указал в миграционном письме, что на него есть уголовные производства в Грузии. Саакашвили сказал, что это ложная анкета. Но в Грузии на него действительно есть не одно производство. Это же не Порошенко придумал.

— Вы сами верите в это? Ни одна страна не признала эти уголовные производства. Во-вторых, не было суда, где бы Саакашвили признали виновным. Говорить о том, что Порошенко не знал о политическом преследовании Саакашвили в Грузии — смешно. Вот у меня вопрос к Порошенко: почему ты не лишил гражданства десятки своих друзей из Верховной Рады, имеющих двойное гражданство? Которые выводят десятки миллиардов долларов в оффшоры. Почему не лишили гражданства предателя-Януковича, террористов Захарченко, Плотницкого? Если это справедливость, то нужно, чтобы она была во всем. Иначе, мы просто потеряем государство. А уничтожать таким образом оппозиционные силы — это просто еще больше мобилизует людей.

А осенью — да, мы действительно мобилизуемся. У нас уже более трехсот штабов по всей стране, которые занимаются, в том числе, мобилизацией людей. Осенью присоединятся еще пять политических сил, уже присоединились более двухсот общественных организаций. Мобилизация будет, но это будет общественный тип мобилизации.

Георгий Учайкин об оружии из АТО и ответственности за каждый выстрел

— Почему так мало людей вышли на протест относительно Саакашвили?

— Я присутствовал тогда на Майдане. Люди узнали об этом вечером. Тогда это была информация, как вброс в СМИ. Это сейчас понятно, что президент уже подписал указ. Никто не понимал — это правда, или просто какая-то технология. И мы днем ​​собрались, действительно, только киевским активом общественного движения «Справедливость» и «Движения Новых Сил». Было до пятисот человек. И здесь дело даже не в персоналиях, а в том, что наш президент превращается не просто в мародера, а в диктатора.

— Дональд Трамп обвинил Конгресс в ухудшении отношений с Российской Федерацией. Мол, это было решение конгрессменов о санкциях и он не мог его не подписать. Как вы думаете, что это значит для внутренней политики США и для поддержки Украины?

— Однозначно, прежде всего, Трамп будет президентом США и будет думать о своей стране. Так же, как и Конгресс. Нужно понять, что их действия относительно санкций — очень правильные, и нам они очень помогают. Бывший посол в НАТО, которого они назначили для урегулирования российско-украинского конфликта, Волкер — это тоже очень знаково. Потому, что он полностью владеет информацией о нашей ситуации. Он будет все делать для того, чтобы этот кризис нивелировать. Но здесь Украине нужно понять: мы не можем идти ни на какие компромиссы по возврату утраченных нами территорий.

— Вы активный участник Майдана, даже получили там ранения. Были на фронте в составе добровольческих батальонов. Насколько вы разочаровались в событиях сегодняшнего дня? Многих ваших собратьев уже нет в живых. Неужели это все можно решить снова Майданом?

— Когда говоришь о людях, которые прошли войну, то хочется, чтобы их дети и внуки ими гордились. А сейчас все делается, чтобы дискредитировать добровольцев. Свыше тысячи двухсот добровольцев сейчас сидят в тюрьмах — за что? Они не понимают. Они знают, что отдавали жизнь за эту страну. Мы дали этой власти возможность в 2014 году вывести страну из кризиса. К сожалению, мы ошиблись, и, к сожалению, они нас предали. Поэтому здесь очень эмоционально тяжело себя удержать, чтобы не заняться самосудом. А общественное и политическое движение дает возможность доносить свою позицию людям и общественным давлением пытаться выгнать эту власть. Для меня главное, чтобы мы завершили Революцию Достоинства революцией сознания. Чтобы могли сменить депутатов, которые сидят по двадцать шесть лет и только меняют флажки, на людей, которые не были еще во власти, но доказали свой патриотизм на Майдане и на фронте.

— Вы готовитесь, все же, к очередным выборам, которые состоятся через два года, или рассчитываете на внеочередные?

— Последнее голосования в Раде по снятию неприкосновенности мне лично дало понимание, что следующие два года будут потеряны для нашей страны. Осенью мы будем требовать, чтобы они снимали неприкосновенность, создавали антикоррупционный суд, меняли избирательное законодательство. Если этого не сделают, будем добиваться досрочных выборов. У них еще будет шанс, если они услышат миллионы украинцев. Но то, что доверия к этой Верховной Рады нет — это однозначно.

Вдумайтесь, в Японии власти подали в отставку только потому, что к ним уменьшилось доверие. Не уровень жизни, а доверие к власти. У нас уровень жизни на грани выживания, а доверия к власти вообще нет.

Олег Демчик о том, как Трамп уговаривает Путина и манипуляциях Ryanair

— Как можно заставить депутатов проголосовать закон о выборах?

— У них есть опыт 2013 года. По нашей информации, они уже сейчас прогревают свои самолеты в аэропортах. Но они ошибаются, если думают, что успеют до них добежать.

— Вы видите выход лишь в том, что улица может помочь?

— К сожалению, единственным давлением на власть сейчас есть общественное давление. Сотни обращений, которые мы сделали в Генпрокуратуру, в суды, в НАПК, в НАБУ — никакого влияния не имели.

— Я видела ваш пост в Фейсбуке, где вы писали, что «БПП лопнул, как мыльный пузырь. В последнее время наибольшее количество бегунов в поисках новых партий — именно действующие депутаты из БПП». Неужели к вам тоже приходили и хотели присоединиться?

— Как руководитель штаба общественно-политического объединения «Справедливость», я занимаюсь нашим кадровым резервом и развитием партийной структуры. И, действительно, за последний месяц, очень много действующих депутатов от БПП приходили к нам.

— Фамилии можете назвать?

— Пока не буду. Понимаете, почему они нам не интересны? Потому что они приходят и говорят: «Мы же всегда с вами, мы вас поддержим, когда надо будет. А вы дадите нам потом возможность быть с вами во власти? » Нам такие люди не нужны. У нас есть люди, которые годами с нами в борьбе, именно их и будем заводить во власть. Это должны быть те, кто имея власть, сделают все, чтобы спасти страну.