Об освобождении Умерова и Чийгоза

Фактически освобождение Ильми Умерова и Ахтема Чийгоза проходило в режиме спецоперации, то есть сотрудники ФСБ взяли их, посадили в самолет, который из Симферополя вылетел в Анапу, а из Анапы в Турцию. На текущий момент де-юре, то есть по бумагам, они все еще в Крыму. Никаких подтверждающих документов о том, что они покидали пределы Крыма, просто не существует. Кроме того, необходимо все-таки выяснить их правовой статус. Если они были помилованы указом президента Путина, то уголовное преследование в отношении них прекращено. Умеров и Чийгоз заявляли о том, что они намереваются приехать к себе на родину в Крым. Там остались их семьи, родные. Без достоверной информации относительно их правового статуса это сделать будет затруднительно.

Все указы президента публикуются на официальном сайте Администрации президента Российской Федерации, но информации об Умерове и Чийгозе там не оказалось. Я и мой крымский коллега направили адвокатские запросы в Администрацию президента Путина с требованием предоставить информацию относительно этих указов, выносились ли они вообще. Если выносились, то какая информация в них содержится. Нам пришел ответ, что информация не будет предоставлена, поскольку эти сведения относятся к ограниченному доступу, то есть засекречены. На основе чего – это большой вопрос. Дело в том, что в Конституции России есть статья 24, которая прямо говорит, что если государственный орган или должностное лицо вынесли какой-то акт, который затрагивает права и свободы человека, то этот человек вправе знать, что за документ в отношении него был вынесен. Собственно, на этом и построены наши иски. Требуем от Администрации президента Путина предоставить эту информацию в отношении Чийгоза и Умерова. Мы считаем, что засекречивание абсолютно незаконно.

Кто принимал решение о засекречивании – нам доподлинно не известно. По закону, решение о засекречивании актов, которые выносятся президентом, принимает глава Администрации. Существует такая практика, что в случае, когда происходит обмен иностранных агентов, шпионов, которые были осуждены в России, на российских шпионов, которые были осуждены в другой стране, они также посредством процедуры помилования освобождаются от уголовной ответственности, а эти указы засекречиваются. Но мы знаем, что ни Чигойз, ни Умеров ничьими агентами не были. Была информация в турецкой газете «Хабер тюрк» о том, что якобы взамен передали двух российских агентов, которые планировали на территории Турции совершить убийство нескольких чеченских оппозиционеров. Может быть, это связано с этим, мы не знаем. Этот судебный процесс и направлен на то, чтобы докопаться до истины.

Надеюсь, что в ходе судебного процесса нам все-таки удастся рассекретить документы. В противном случае, если нам будет отказано, мы последовательно пройдем все инстанции на территории России, обратимся в Европейский суд. Конечно, он займет нашу сторону.

Популярные статьи сейчас

Погода приготовила украинцам настоящие испытания: о зиме можно забыть, детали прогноза

"Мисс мира 2019" поразила своей красотой: фото роскошной победительницы

Соблазнительная Ким Кардашьян забыла надеть белье под роскошное платье: "от этого фото аж в пот бросает"

"Вот такая скотина": Полякова откровенно рассказала, как отшила похотливого министра времен Януковича

Показать еще
Закон о реинтеграции Донбасса: окончание войны или новые угрозы?

То, что сейчас происходит в оккупированном Крыму – это тотальное беззаконие со стороны российской Администрации. Готов ли Кремль превращать достаточно драматическую историю Чийгоза и Умерова в фарс и арестовывать их еще один раз? Думаю, что с большей степенью вероятности Кремль пойдет по уже проторенной дорожке. Мустафе Джемилеву, Рефату Чубарову был запрещен въезд в Крым. Когда они приезжали, на админгранице российские пограничники просто их не пускали. Мне кажется, что этот вариант будет более реалистичным, чем еще раз арестовывать Чийгоза и Умерова.

Оснований для того, чтобы не допускать их на родину, нет. Но мы понимаем, что фактически выдуманные обстоятельства предполагаются. То есть, условно говоря, какой-то сотрудник ФСБ просто напишет, что они представляют угрозу безопасности Российской Федерации, как это было в случае с Мустафой Джемилевым. И все, идите судитесь, делайте что угодно.

О ситуации в оккупированном Крыму

Сейчас ситуация в Крыму достаточно тяжелая. В конце прошлого года было возбуждено новое дело — так называемое дело Виджие Кашка. За вымогательство взяли под стражу нескольких ветеранов Крымскотатарского национального движения. При задержании 83-летней Виджие Кашка настолько непропорционально применили силу, что в результате этого воздействия она умерла. После задержания она погибла в скорой помощи по дороге в больницу. Все это пожилые люди. Это показывает то, что теперь российская власть преследует не только достаточно молодых мужчин крымских татар, но не щадит никого: ни стариков, ни детей.

Кроме того, там достаточно большой объем административных дел. После очередного выпада российских властей сотни крымских татар вышли с одиночными пикетами. Хотя по российским законам не требуется никаких согласований, все они были оштрафованы. Суды продолжились и после Нового года. Эта динамика, мне кажется, будет только увеличиваться. В 2018 году, безусловно, будут новые аресты, новые задержания и новые сломанные человеческие судьбы.

В Крыму я фактически безвылазно проработал два года. Мог своими глазами наблюдать, что происходит. Во многом ожидания жителей Крыма от прихода России оказались не оправданы. Они думали, что та картинка, которую пропагандистские российские СМИ демонстрируют, это правда. Правдой это не оказалось.

Уровень жизни очень сильно упал. Крымская экономика, которая стояла на двух столпах — туризм и аграрное хозяйство — сейчас в упадке. Туристы туда не могут приезжать. Прежде всего потому, что значительное количество туристов приезжали железнодорожным путем, а железнодорожного сообщения с Крымом нет. Самолетами туда людей не навозишь. Во-вторых, уровень сервиса остался прежним, а цены возросли очень сильно. Цены там гораздо выше киевских. Они московские. Поэтому даже те бюджетники, которых Россия завозит, никакого влияния на экономику Крыма не оказывают, потому что у них просто нет денег.

Антикоррупционный суд: как изменится жизнь украинцев и станут ли меньше воровать

Что касается сельского хозяйства, то без воды ничего вырастить невозможно. Своей воды в Крыму практически нет. После закрытия Северо-Крымского канала эта отрасль тоже пришла к достаточно серьезному упадку.

Неплохо на полуострове себя чувствуют те, кто какое-то отношение имеет к органам государственной власти, к силовикам, но в целом уровень жизни очень сильно упал. Поэтому многие из тех, кто приветствовал приход России, сейчас уже начинают задавать вопросы. Другой момент, что в России вопросы особо не позадаешь, могут и по голове настучать. Поэтому недовольство растет и будет только возрастать.

Что касается референдума. Выборка нерепрезентативная. Референдум проводился под дулами автоматов. Условно говоря, многие из тех, кто даже сходил на референдум тогда, сейчас уже все больше и больше смотрят в сторону Украины. Но это не касается крымских татар. Крымские татары даже в самое тяжелое время, в 2014-2016 годах, в подавляющей массе сохраняли патриотические позиции, приверженность территориальной целостности Украины. Конечно, огромное значение для них имели позиции лидеров, прежде всего Мустафы Джемилева. Несмотря на то, что связи с Украиной так или иначе рвутся, на текущий момент именно позиция крымскотатарского народа, наверно, является основной связующей нитью, которая не дает возможности окончательно разорвать отношения между жителями Украины в материковой части и в Крыму.