Можно ли сегодня назвать Киев действительно европейской столицей?

— Не могу сразу с уверенностью сказать, что Киев соответствует требованиям к европейской столице, ожиданиям людей. Конечно, есть определенные предпосылки, но в то же время хотелось бы лучшего.

— А что вы хотели бы изменить? Допустим, в последнее время мы часто слышим, что жители столицы недовольны застройками живописных уголков, это даже доходит до протестных настроений. Вы часто общаетесь с людьми. Что они об этом говорят?

— Они говорят: «Вы депутат – меняйте систему. Это можно сделать в два счета, ведь вы принимаете все решения». Где-то есть реальные пожелания. Они недовольны властью, но в то же время не все люди понимают, что входит в полномочия депутата. Грубо говоря, не знают инструкцию: кто такой депутат, как им пользоваться.

Я часто готов им помочь, но сталкиваюсь с противодействием этой системы, которая создана бизнесом. Депутаты, чиновники, руководители департаментов – винтики, которые четко выполняют поставленные задачи, очень часто не в интересах киевлян. От этого, конечно, страдает наш авторитет как европейской столицы.

— Вы стараетесь эту систему сломать, но ничего не получается. Или все-таки есть успехи?

— Во-первых, нужно разобраться. Я не так долго являюсь депутатом Киевсовета – всего лишь год и четыре месяца. Во-вторых, как говорится, век живи – век учись. Ведь система постоянно меняется, приспосабливается к современному ритму жизни.

Популярные статьи сейчас

Экс-любовник Аллы Пугачевой перестал есть, печальные подробности: "Не хватает сил"

"Холостяк" Макс Михайлюк признался, с кем всё время сравнивал Дашу Ульянову: "после первого свидания..."

Кошевой из "Квартал 95" напугал внешним видом рядом с женой: "Зарабатывает такие деньги и не может..."

Косоглазая Ивлеева из "Орла и решки" потрясла постельным фото с Элджеем: "В отношениях главное..."

Показать еще
Озеро надежды. Как киевляне отвоевывают водоем у власти и застройщиков

Определенные успехи есть. На округе у себя, допустим, за этот год я сделал три сквера. Мы дали статус сквера трем территориям, которые раньше планировали застроить. Это зеленая зона, которая была еще при Советском Союзе, строились эти массивы в 50-х годах. Просто тогда не было такой потребности. Была развита инфраструктура, широкие дороги строили, ветки метро были, парки, скверы, садики, школы… А в 2000-х годах началась урбанизация без соблюдения правил градостроения. Пытались застраивать свободные внутриквартальные участки в ущерб зеленым зонам, парковкам. Конечно, это приносит дискомфорт.

У меня на округе были три участка, где застройщики планировали возводить высотки. Общественность знала об этом, противостояла. Это было одним из требований, и мы его реализовали. Сейчас задача – выделить деньги, чтобы «Киевзеленстрой» занимался облагораживанием этих территорий. Юридически статус зеленой зоны мы дали, защитили от застройки, но нужно еще приводить в порядок.

— А на какой стадии история с Утиным озером?

— Сейчас нет видимых попыток застройщика выйти на площадку. Но я чувствую, что они готовятся, отрабатывают какую-то стратегию, которую потом попытаются реализовать.

— То есть застройщик не успокаивается, продолжает бороться за эту территорию? Есть видео, как год назад он прибегал к разнообразным методам, в том числе задействовал «титушек». Местные жители и активисты протестовали против застройки, там была и полиция, но не на стороне людей. Продолжается ли борьба за Утиное озеро?

— Продолжается. Сейчас не выходит застройщик, поэтому открытых действий с нашей стороны нет. Он приостановил свою деятельность, чтобы люди, может быть, забыли.

Я считаю, что они готовятся. Недавно было противостояние на Ревуцкого, 8, где компания строит заправку. Люди этим возмущены. Они изучили документацию, законодательство, сделали массу обращений, получили ответы. Там есть явные нарушения, поэтому на сегодняшний день они даже дежурят, блокируют это строительство мирным путем.

Это нонсенс: не депутаты и чиновники защищают интересы украинцев, а граждане самостоятельно это делают. Пару недель назад заезжала крупная техника на заправку, было несколько нарядов полиции. Возглавлял эти наряды Чувилкин. Титушки уже стали нарицательным образом — это ребята спортивной внешности, которые занимаются преступлениями. Чувилкин, возможно, тоже скоро станет нарицательным. Это полицейский, который как частная охранная фирма на зарплату от застройщика выполняет задачи бизнеса, а не защищает закон.

— Как на это реагирует КГГА? Вы эти вопросы поднимаете?

— По-разному. Что такое КГГА? Это конкретные люди принимают решения, которые могут своими действиями либо дискредитировать образ того же чиновника, что у нас сейчас и происходит, либо, как в Европе, развивать страну.

— Как они реагируют на ситуацию с Утиным озером? Бездействуют вообще? Я знаю, что вы поднимали этот вопрос неоднократно, даже обращались к народным депутатам.

Алексей Новиков: Сейчас в Киеве уничтожают Утиное озеро, а потом могут взяться и за Днепр (видео)

— Есть люди, которые поддерживают закон, а есть те, которые пытаются найти возможность сказать: «Ми не виноваты, отвечаем только за вот этот вот этап, например отвод земли. Мы отводили под реконструкцию объекты сервисного обслуживания водителей. То, что дальше – уже не наши вопросы».

Напоминает ролик Райкина, где он приходит в кривом костюме посмотреть на того человека, который эту одежду сшил. Ему выводят сотню человек, принимавших участие в изготовлении костюма, и он возмущается: «Посмотрите, он же кривой. Один рукав длиннее другого, штанина подстрелена, шиворот-навыворот». Ему один человек отвечает: «Вы знаете, я пришивал пуговицы. К пуговицам есть претензии?». Райкин говорит: «Нет, пришиты намертво». И так во всем.

В Киевском городском совете 120 депутатов. Я детально изучаю этот вопрос, потому что я не был специалистом в топливно-энергетическом комплексе, но у меня есть определенный статус – мандат депутата дает возможность максимально разобраться. Инициативная группа жителей обратилась, мы написали массу обращений и получили определенные документы – экологическая экспертиза не проводилась, рядом проходит теплотрасса, поэтому «Киевэнерго» против строительства, не давала согласия, общественные слушания не были проведены должным образом. Мы пытались проводить общественные слушания, но чиновники их проигнорировали.

Есть факт, есть протокол. Компания ОККО вообще написала, что не имеет никакого отношения. Действительно, юридически ОККО ничего не строит – строит компания ООО «Гуель Парк», которая получила в аренду этот земельный участок, и она нанимает подрядные организации по выполнению работ. Мы даже ездили во Львов, пытались донести эту информацию до высшего руководства, потому что думали, что, может быть, руководитель не знает о такого рода проблемах.

На сессии поддержали местную инициативу общественной группы по поводу разрыва договора аренды, чтобы дать этому месту статус сквера. В то же время не все люди понимают нюансы, многие уже обрадовались, расслабились. Но для того чтобы это было поддержано, были даны соответствующие протокольные поручения, теперь нужно разработать проект решения, который должен будет согласоваться по всем профильным комиссиям и, опять-таки, выноситься на голосование Киевсовета. Я вижу затягивание времени. Застройщик к тому времени уже перережет ленточку и начнет разливать бензин.

— А как регулируются подобные вопросы в Европе?

Андрей Павловский о земельном референдуме, пенсии в 63 года и олигархическом консенсусе (видео)

— Мне очень часто говорят, что я против бизнеса. Я повторяю, что я не против, но считаю, что все должны быть в равных условиях. А у нас получается, что у руководителей одной заправки есть возможность договориться с властью, им разрешают в более, скажем так, привлекательных с точки зрения бизнеса местах установить эти заправки либо построить дом.

Я считаю, что бизнес должен сесть за стол переговоров и договориться: либо действовать согласно нормам, либо их поменять, ведь у них есть рычаги воздействия в Верховной Раде. Мне часто говорят, что в Европе видели заправки даже в жилых домах. Но там нормы это позволяют. У нас это строится вопреки нормам. Ведь абсурд, когда Министерство регионального строительства дает возможность официальным письмом отступить по некоторым пунктам от действующих государственных строительных норм.

— Давайте поговорим о Парке партизанской славы. Люди привыкли к этому месту, много лет отдыхают, там прекрасно и комфортно. Но с ним тоже проблемы. Я знаю, что в Киевсовете создали группу по организации ландшафтного парка, чтобы не допустить уничтожения памятника природы. Как продвигается работа в этом направлении?

— Я возглавляю эту рабочую группу. Действительно, есть активисты, которые берегут природу: там деревья чуть ли не пересчитали все, участвуют в весенних субботниках, высаживают растения, заботятся о болотных черепахах, регулируют их популяцию.

— Хорошо, что у нас есть такие люди.

— Это отлично. Но в чем заключались их опасения? Чтобы парк работал, чтобы на него выделялись деньги, чтобы уберечь, должен быть четко сформированный план действий.

Есть такое понятие, как план организации территории. Это проект, который должен быть согласован, где будет расписано, что здесь такая-то зона, здесь можно организовать какую-то торговлю и т. д. Проблема в том, что часть территории, которая предусмотрена под зеленую зону (60%), пытаются перевести под хозяйственную зону, что даст возможность поставить там массу кофемашин, другую торговлю. От этого будут страдать реликтовые деревья и ландшафты. Были даже предложения от активистов сделать эту зону заповедной.

Это красиво звучит, но статус заповедника предусматривает ограждение территории, туда смогут ходить только ученые и сотрудники. Для людей вход будет закрыт. Конечно, это вызовет только отторжение.

На сегодняшний день мы получили от «Зеленстроя» Дарницкого района конечную редакцию плана организации территории, раздали его активистам, депутатам этого района, чтобы они внесли корректировки. Они будут учтены, парк будет развиваться. Что еще немаловажно — нужно создать администрацию парка. Это должен быть человек — фанат своего дела, который любит природу, уже этим занимается, но работает где-то в другом месте. Он будет заботиться о том, чтобы лет через десять мы могли туда прийти, а там бегала бы косуля. Мы приводили бы детей, со всей Украины ехали бы в этот парк. Все должны знать, что в Киеве есть региональный ландшафтный Парк партизанской славы.