— Похоже, что Генпрокуратура всерьез заинтересовалась вашими доходами. Вас подозревают в уклонении от уплаты налогов.

— В возможном уклонении. И не только меня.

— Но сейчас вы у нас в гостях, поэтому хочу обговорить это. В последнее время Генпрокуратура не только вами заинтересовалась, а и другими народными депутатами. Как будет развиваться ваша история?

— Сложно прогнозировать. Однозначно, буду сотрудничать с правоохранительными органами. У меня достаточно аргументов, почему это неправда. К сожалению, Генпрокуратура превратилась из надзирательного органа в политический. Громкие заявления, шоу с вертолетами — мы все свидетели того процесса. Но, думаю, так же есть и вторая задача. Было объявлено, что сорок заявлений будут внесены уже в сентябре для того, чтобы снимать неприкосновенность с депутатов. Как она снимается, видели на примере Максима Полякова, Борислава Розенблата, Евгения Дейдея и Михаила Добкина. То есть, своих берегут, а с оппозиционных политиков снимают. Потом, естественно, пытаются упечь за решетку или получить какие-то космические залоги.

Максим Поляков — депутат от Народного фронта и с него тоже сняли неприкосновенность.

— Да,  но его не взяли под стражу. А Добкин прошел суд, точно так же, как Вадим Новинский и другие оппозиционные политики. Это такой инструмент, который подарило НАПК нашему правительству. К сожалению, никакой эффективной деятельности от них мы не увидели, но вот такой репрессивный новый механизм появился. И он очень выгоден власти. Тем более, накануне внеочередных выборов. Представьте вместо общественной работы, работы в сессионном зале, в комитетах на округе – мы все неугодные, будем ходить и давать показания в прокуратуру о том, в чем не виноваты.

Оксана Корчинская об обострении в АТО и будущем медреформы (видео)

На самом деле, когда было е-декларирование, я говорил, что это полная профанация и в нем много дыр. Во-первых, провластным депутатам это позволило узаконить еще не полученные доходы. То есть, для них это была как нулевая декларация. А для всех остальных бизнесменов – стало крючком.

Популярные статьи сейчас

Беда случилась с экс-любовником Пугачевой: что с ним сейчас, появилось видео

Ведущая "Танців з зірками" Онуфрийчук ошарашила кадрами из бедной африканской деревни: "Это их выбор"

Беда случилась с экс-любовником Пугачевой: что с ним сейчас, появилось видео

"Что нам делать, помогите!": женщину затащило под лед на крещенских купаниях, кадры трагедии

Победительница "Х-Фактора" Аида Николайчук выплеснула накипевшее: "Быдло неотесанное"

Показать еще

Даже если посмотреть на постановление, которое вынес Печерский районный суд Киева, налоговая должна проверить период с 1998 по 2017 год. Напомню, что она не имеет права проверять период более трех лет, тем более, проводить какие-то вычисления. Присутствие там заместителя Юрия Луценко говорит о том, что дело для них было суперважным. Естественно, я довольно яркий оппозиционный политик, имею телеканал – и им это очень не нравится.

— Вы говорили, что имеете аргументы. Вот установлено, что Мураев подал в Национальное агентство по вопросам предотвращения коррупции декларацию за 2015 год, в которой указали два миллиона долларов, один миллион евро и 18,5 млн грн наличных средств. Кроме того, стоимость вашего задекларированного автомобиля составляет 960 тыс. грн. При этом, по данным Государственной фискальной службы, доходы Мураева с 2007 по 2015 год составили менее двух миллионов гривен.

— В 2007 году мне был 31 год. А до этого времени я не жил? Если вы внимательно посмотрите мою биографию и бизнес-путь, то увидите огромное количество предприятий, тысячи рабочих мест, строительные компании с огромными оборотами. Это добывающие, торговые, инвестиционные и так далее.

— Вы успешный бизнесмен, зачем вам было нужно идти в политику?

— Я в политике с 2006 года. Тогда впервые стал депутатом областного совета и председателем Комиссии по энергосбережению и жилищно-коммунальному хозяйству. Затем избирался во второй раз. Был главой администрации Змиевского района Харьковской области с 2010 года. По этому мажоритарному округу прошел в парламент.

— Зачем вам это было нужно?

— Думаю, что любой нормальный человек воспринимает новый опыт и ставит перед собой новые цели и задачи. В бизнесе я состоялся. Мои предприятия до сих пор функционируют. Точно так же, когда я покупал медиа. Мне было интересно, насколько я буду эффективен, как менеджер. Политика – это способ изменить ситуацию и обстоятельства. Мне это было интересно. Я понимал, что могу это уже себе позволить. Потому что был достаточно обеспечен, и амбиции все равно присутствуют. Кроме того, обстоятельства так складывались. Все мои коллеги, с которыми работал, считали, что это для меня необходимо. И в этом я видел свое внутреннее развитие и рост. Все сошлось, и я попал в политику.

А претензии эти — смешные. Еще раз говорю: есть декларации с 23 лет с шестью нулями, которые я подавал. Но почему-то им не удобно на них смотреть.

— Вы в 23 года стали миллионером?

— Можно посмотреть мои декларации в налоговой, можно кредитную историю в банках, с которыми я работал, где мои депозиты. Было бы желание. Еще раз говорю: к сожалению, прокуратура превратилась в карательный орган. На все обстоятельства не обращают внимания. Помните, как в «Чародеях»: вижу цель, не вижу препятствий, верю в себя. Поставлена ​​задача – превратить парламент в стадо управляемых баранов, и ее выполняют.

Николай Томенко о реформах и кадровой политике Кабмина (видео)

По сути, сегодня все вертикали власти узурпированы в руках президента. Единственное – парламент. Видим, что нет коалиции и его нужно как-то заставить и подчинить воле президента. Или всех самостоятельных сильных людей убедить в том, что им в следующий созыв идти не нужно. Иначе, они будут отвечать за то, что заработали вчера или позавчера. И будет выборочное правосудие. Там должны сидеть те, кто будут по указанию поднимать руки. Мы же живем в парламентско-президентской республике, правильно? Так вот высший законодательный орган в стране хотят подчинить. Сейчас нужно растоптать образ и полномочия народного депутата.

— То есть, ваши политические амбиции и идеология их устраивают — только из-за этого, да?

— У нас есть исполнительная, законодательная и судебная вертикали власти. После того, как Оппозиционный блок, Народный фронт и БПП проголосовали так называемую судебную реформу – они сдали эту вертикаль власти в полное подчинение президенту. По этому закону, по переходным положениям, к концу 2017 года он самостоятельно назначает и освобождает судей. Раньше это делал парламент. Так же, формирует и расформировывает суды. Вывели кучу надстроек. Понятие «добродетели» судьи, вы его может объяснить? По этим причинам судью можно легко уволить. Если он примет решение, которое не устраивает Банковую – его просто уволят по надуманной причине. Поэтому суды сейчас принимают абсолютно безграничные, беспрецедентные решения. В том числе, создавая правовую коллизию. Вот в моем случае, проверить период за 20 лет – это нарушение действующего законодательства. Но суд идет на это потому, что прокуратуру представляет первый заместитель – который у Луценко работал первым замом в МВД, затем был его адвокатом, а теперь в Генпрокуратуре. Здесь совершенно четко понимаю, что это – политический заказ. Думаю, что любой здоровый украинец понимает, зачем это делается.

— Что интересно: почему в рейтингах, в анкетах для соцопросов — Вадим Рабинович, а вопросы именно к вам?

— У меня, наверное, более жесткая и радикальная позиция по отношению к этой власти и не боюсь высказывать свое мнение. Во-вторых, власть сейчас взялась за все средства массовой информации. Мы это видели, когда жгли «Интер», угрожали «112», News one, что произошло со «Strana.ua» и «Вестями». Им нужно монополизировать СМИ, чтобы на черное всегда говорить белое. Вы будете включать и видеть, какие у нас президент и премьер-министр молодцы, как все растет. Но, тем не менее, открывая холодильник, будете понимать, что это не так.

— Хотела бы поговорить о вашей политической жизни. Я вот так аккуратно спросила по рейтингам вашей партии. Какие они сейчас — в партии «За жизнь» и у вас лично?

— Если видели, было опубликовано обширное исследование, которое делали три крупнейшие социологические компании. У нас сейчас третий рейтинг по стране, и президентский и парламентский. Обогнали Оппоблок. Думаю, что это закономерно, но меня огорчают другие вещи. То, что Тимошенко по-прежнему занимает первое место, а Порошенко – второе. Люди не учатся. Они все во власти системно уже не одно десятилетие. Неоднократно обманывали, но, тем не менее, люди ведутся на красивые слова, внешность и бюджеты, которые они выбрасывают на проведение предвыборных кампаний.

— И все же — в анкетах для соцопросов в скобках после партии «За жизнь» всегда стоит фамилия Рабиновича. И его меряют в качестве кандидата в президенты.

— В скобках обычно ставят лидеров. У нас такая политическая культура. Лидер партии – Рабинович, а глава политсовета – я. То есть, я – представитель исполнительной власти. Для меня ближе то, что можно потрогать руками. То есть, я строю политическую партию, работаю с людьми.

— Давайте предположим, что ваша партия побеждает на выборах и Рабинович даже, возможно, становится президентом. Какие у вас амбиции – куда метите?

— Еще раз говорю – для меня важнее исполнительная власть. Я понимаю, куда вести страну и какая должна быть ее концепция развития. Рабиновичу сегодня 64 года и он может занимать только выборные должности. То есть, в президенты он, возможно, будет баллотироваться. Но это будет решать съезд и политсовет. Тот, кто будет более электорально привлекательный, кого будет поддерживать больше людей, тот и будет представлять партию. Пока мы не светим всю команду, потому что даже я, имея статус народного депутата, поддаюсь регулярному давлению. Против меня возбуждены уголовные дела за призывы к свержению конституционного режима, незаконное прослушивание, теперь – возможная неуплата налогов. Регулярно работают, чтобы как-то ограничить мое медиа и политическую активность.

Александр Палий о победах и умении их видеть (видео)

— Каковы ваши отношения с Рабиновичем? Многие говорят, что они ухудшились. Это правда?

— Когда мы растем, и власти, и оппозиции, очень хочется, чтобы проект рухнул. Если обратите внимание, все эти статьи выходили с маленьким значком «реклама». Кто-то за это платил. Кому это выгодно – можете догадаться. Это выгодно как власти, так и Оппоблоку. Поскольку они начали сдавать позиции, ведь все понимают, что Оппоблок регулярно и системно подголосовывает за власть, сдавая страну в руки президента.

Есть разногласия. Мы – живые люди. У каждого есть разное видение развития или взаимодействия с общественными организациями и другими политическими силами. Но это – рабочий процесс. Если бы у нас был конфликт – вы бы об этом узнали.

— То есть, его нет?

— Нет.

— Если вы все-таки станете премьер-министром – какие три вещи сразу же сделали бы?

— Нельзя стать премьер-министром без поддержки людей. К сожалению, все те, кто становился – врали. Говорили одно, а делали совсем другое. Вспомните знаменитое выступление Арсения Яценюка на шоу у Савика Шустера. Когда он клеймил Николая Азарова и рассказывал, сколько должен стоить газ, как развивать экономику, какие непомерные тарифы. А потом они пришли и сделали наоборот. Думаю, что меня вряд ли можно обвинить в том, что говорил одно, а сделал по-другому. Поэтому, если моя концепция будет принята и нашу партию поддержат, я готов взять на себя ответственность. Понимаю, кто чем должен заниматься в стране.

— Если мы вспомнили предыдущую власть, как вы думаете, на ряду с Януковичем — Пшонка и Азаров …

— Скажите, вы жили в Украине в 2013 году и сейчас?

— Конечно.

— Сейчас стало лучше или хуже?

— Постоянно слышу, вот ищем виновных, а лучше в нашей стране не становится. Обычные люди всегда критикуют того, кто придет к власти.

— Януковичу, Кучме, Кравчуку, Ющенко – всем можно ставить этот вопрос. Но период максимальной стабильности и роста экономики – это как раз 2010-2013 годы. Если посмотрите макропоказатели, инфляцию, индексы, стабильность валюты, приток инвестиций, ВВП, рост промышленного производства – поймете, что этот период был одним из самых успешных. Наряду с периодом Кучмы. Сейчас мы ежегодно падаем. И эта власть управляет страной меньше, чем Янукович, а ситуация ухудшается. Полная деиндустриализация.

Сейчас находимся на пороге принятия полностью антисоциальных законов и законов, которые сдают национальные интересы. Имею в виду снятие моратория на продажу земли и свободный рынок. Тогда даже перестанем быть хозяевами земли. Думаю, вопрос нужно задавать сейчас, а не оглядываться. За эти два с половиной года страна отброшена на столетие назад. Нам говорят, что как здорово – мы аграрная страна. Друзья мои, во всем мире сельское хозяйство в развитых странах более 10% не занимает. В Соединенных Штатах – всего четыре. Нам нужна новая индустриализация, а они наоборот уничтожают конкурентов для европейского рынка.

— Конечно, нам нужно, чтобы наша страна шла вперед. Скоро День независимости, хочу, чтобы вы оценили – кого из президентов Украины вы считаете наиболее эффективным и худшим?

— Я хочу еще раз напомнить – мы живем в парламентско-президентской республике. Спрашивать, в принципе, нужно из правительства. Кто такой президент? Он гарант Конституции. Такого масштабного пренебрежения правами, как сейчас, не было никогда. Я считаю, что худший президент – Петр Порошенко.

— А Янукович?

— Были определенные перегибы, но его правительство, считаю максимально эффективным. Его обвиняли, что мы свернули с европейского курса. Но большинство законов, которые требовала Европа и возможность подписания договора об ассоциации с ЕС – заслуга его правительства. Относительно Кравчука – он сдал ядерное оружие и разрушил все кооперационные связи. Кучма – это зарождение олигархата и первая приватизация, первый глобальный обман украинцев. Когда ваучеры оказались, по сути, в четырех кланов в стране. Вся промышленность оказалась в их же руках. То есть, страна была обворована. Думаю, это было сделано сознательно.

Янукович должен был проявить большую принципиальность и удержать законность в стране. Если бы тогда верховенство права удержалось, таких бы потрясений, потери территорий и возможности этой непрофессиональной команды разрушить экономику страны – не было. Поэтому претензии есть ко всем. Но худший президент – последний. Потому, что он не выполняет свою основную функцию. Конституция просто растоптана ногами. Понимаю, что через неделю он будет докладывать, как все здорово. Но посмотрите – у нас нарушена каждая статья.

— Какую из политических партий вы считаете своими конкурентами на выборах? И с кем допускаете объединение дальше в парламенте?

— Объединяются с теми, кто разделяет идеалы, имеет одинаковые ценности и видит одинаковый выход из сложившейся ситуации. Мы предлагаем совсем другую концепцию – что Украина должна быть внеблоковым нейтральным государством с глубокой децентрализацией. Нужно дать полную свободу регионам. В центре оставить только финансовую систему, армию, государственные монополии и министерство иностранных дел – чтобы внешний вектор определялся центрально для каждого региона. Все остальное отдать на места. Пока эту концепцию никто не разделяет. Но я уверен, что другого выхода в Украины нет. Иначе нас ждет югославский сценарий.

— Кого видите следующим президентом? Вы, наверняка, будете голосовать за Рабиновича?

— Считаю, что эту должность вообще нужно отменить.

— Вообще без президента?

— Вообще. А вы знаете президента Германии?

— Франк-Вальтер Штайнмайер, но функций у него не много, там больше в парламент.

— А у нас у каждого, кто попадает в кабинет на Банковую, Боженька ум забирает, наказывая его. И каждый пытается подмять под себя все вертикали. Вспомните Януковича с его конституционной реформой, когда он ее отменил, вспомните Ющенко.

— Возможно, с Рабиновичем вы спорите, потому что говорите ему, что президент не нужен в нашей стране?

— Он как раз разделяет мое мнение. Здесь у нас полный консенсус. Но надо понимать, что сначала нужно создать жесткое правовое государство. А джина, которого выпустили три года назад из бутылки, нужно назад же и засунуть. Если он не будет влезать, значит, надо засовывать в другое место. А для этого должно быть жесткое управление. Потому что эта анархия и произвол разрушают страну, инвестиционный климат, и просто порождают неверие в граждан.

У нас сейчас никто не проводит перепись. По разным оценкам, украинцев в стране – около 30 млн. Мы потеряли огромное количество наших граждан. По данным Минсоцполитики, у нас всего 10 млн рабочих мест. А трудоспособного населения – 20 млн. То есть, кто-то работает в Европе, кто-то – в России. Но это не от лучшей жизни.

Алексей Арестович о Путине и третьей мировой (видео)

— А было 54 млн.

— Это было на момент обретения независимости. Затем гуляла цифра 48. Сейчас – минус два миллиона Крыма, непонятная ситуация на Донбассе, количество трудовых мигрантов. И страна стала в полтора раза меньше. Это, как раз, наследие, которое мы получили от неправильного государственного управления. Задача государства – создать условия для развития и гармоничной жизни граждан. Должна быть страна возможностей. А у нас – страна невозможностей. Потому что управляют кланы и все тянут под себя. Эту ситуацию надо менять и это возможно сделать.

— Будем надеяться, что ситуация изменится. Краткий блиц, если можно, отвечайте — да, нет, не решил. Как вы будете голосовать за предложенные законопроекты — об особом статусе Донбасса?

— Смотря, какой смысл будет в нем.

— Не решили?

— Я считаю, что особый статус должен быть у каждого региона Украины. А законопроекта нет в полном виде.

— Законопроекты в рамках медицинской реформы?

— Категорически нет.

— Пенсионная реформа?

— Нет.

— Молитва «Отче наш» перед заседаниями Совета?

— Точно буду голосовать за закон о проверке психического состояния высших чинов нашей власти, а также о наркологическом контроле.

— Визовый режим с Российской Федерацией?

— Категорически нет.

— Полное снятие депутатской неприкосновенности?

— Тоже нет. Не в этой ситуации. Считаю, что перед законом должны быть все равны, но не тогда, когда у власти, по сути, диктатура. А по поводу виз – страна должна быть максимально открытой. Мы должны работать со всеми, с кем выгодно. Должна быть свободная трудовая миграция и миграция капитала. Тогда экономика будет успешной. Закрываться от кого-то – это внешний вектор и запрос тех, кто поставил эту власть у руля, не больше. Украинцам это не выгодно. Более трех миллионов наших граждан работают в России. Если мы введем визовый режим – получим симметричный ответ. Нам этих людей как-то нужно будет кормить.

— Вот сложно для народного депутата ответить — да, нет или не решил.

— Просто на сложные вопросы нельзя отвечать линейно. Этого не поймут телезрители.

— По поводу депутатской неприкосновенности, вы не голосовали за представленных Генпрокуратурой кандидатов. Отсутствовали тогда?

— Нет. Был в сессионном зале, но не голосовал. Я – за страну, которая живет по законам, а не по понятиям. По понятиям Розенблат и Поляков неправы. Мы это видели в видеофильме, который представила Генпрокуратура. Но несанкционированные следственные действия, провокация взятки – это то, что противоречит действующему законодательству. На этом основании депутаты не могут быть осуждены. Здесь есть и политические, и понятийные подтексты. Участвовать в этом не хочу.