Что обсуждали вчера на саммите лидеры США и РФ, каких договоренностей могли достигнуть Дональд Трамп и Владимир Путин, как себя теперь будет вести американский президент и чего ждать Украине рассказал гость Politeka Online Сергей Таран, политолог.

Что Трамп делает на встрече с Путиным

Однажды уже была интрига. Первая попытка Трампа договориться с Путиным состоялась сразу после завершения избирательной кампании в США. Еще во время избирательной кампании Трамп говорил, что он будет договариваться со всеми, сможет договориться с Путиным. Трамп — выходец из бизнес-среды, он привык, что со всеми можно договориться. Не имея соответствующего опыта в международной политике, в дипломатии, он действительно лелеял иллюзию, что можно договариваться со всеми. Еще тогда начали вести переговоры с российской стороной, чтобы договориться. О предмете еще не говорилось, речь шла только о том, что переговоры должны происходить.

Напомню, что эта первая интрига закончилась расследованиями вокруг окружения Трампа, громкими отставками, в частности советника по вопросам национальной безопасности, ключевой личности, которая отвечает за национальную политику в США, расследованиями, которые продолжаются до сих пор. Авторитет Трампа пошатнулся настолько, что речь шла даже о том, что он мог не добыть до конца своего срока. Американские институты откалибровали Трампа: Конгресс, Служба безопасности, суды. Откалибровали так, что он начал вести более-менее взвешенную политику.

Популярные статьи сейчас

"Вышли с белым флагом": выяснилось, что на самом деле сейчас происходит на "Азовстали"

"Это принципиальная позиция": в Офисе президента назвали единственное условие для примирения с рф

Рф для войны в Украине ищет оружие по миру, Данилов раскрыл, насколько успешно: "Могу сказать..."

Силы ВСУ идут в контратаки, опубликована актуальная карта: освободят всех, кто сейчас в оккупации

В ПриватБанке сообщили, кто и почему не сможет снять деньги с карточки: «К сожалению…»

Показать еще

Где-то несколько месяцев назад, когда в США чувствовали, что экономика развивается нормально, и Трампу не угрожает импичмент, снова начались шаги во внешнеполитической деятельности.

В конце была очень интересная встреча с северокорейским лидером. Какие будут результаты — мы еще не знаем, но по крайней мере старт неплохой. Наверное, на фоне роста экономики и возможного успеха в разговоре с Северной Кореей у Трампа появилось ощущение, что он сможет все. Теперь мы имеем попытку номер два договориться с Путиным. Чем она закончится на этот раз — мы не знаем, потому что мы не знаем всех деталей, которые обсуждались во время встречи Трампа и Путина за закрытой дверью. Но нужно понимать, что любые результаты должны снова пройти через те же институты, которые откалибровали Трампа во время первой попытки договориться с Путиным.

Так или иначе, вопрос внешней политики окажется в конгрессе, любые договоренности в сфере безопасности будут  проходить согласование спецслужб через Госдеп.

Буквально перед встречей США снова заговорили о том, что Россия вмешивалась в выборы. На фоне этого не так уж просто будет договориться о каких-то триумфальных компромиссах, но попытки будут. Пока что не будет ни перемоги, ни зрады. Это будет серая ситуация, в которой, возможно, будут какие-то договоренности, прежде всего они будут касаться Сирии. Возможно, будут и в отношении Украины, но давайте дождемся того времени, когда хоть что-то из заявленного будет реализовано или по крайней мере будут попытки реализовать.

Иллюстрирует ли поведение президентов реальные отношения между странами

Действительно, каждый американский президент пытался договориться сначала с Советским Союзом, потом с Россией, но выигрывал всегда тот президент, который не договаривался. В этом парадокс. История холодной войны — это не умение американских президентов договариваться с Советским Союзом, а умение американских президентов не договариваться с Советским Союзом.

У меня нет никакого сомнения, что они ни о чем не договорятся и сейчас, хотя, возможно, попытки будут. Для нас вопрос заключается не в том, будут ли реализованы договоренности, а в том, какой ценой они не будут реализованы.

На этот раз цена — это и наша с вами безопасность в частности. Мы в очень трудной ситуации, у нас война с Россией. Вопрос в том, когда американское руководство осознает, что переговоры ничем не завершились. В какую цену это нам обойдется — это главный вопрос. В США есть много людей, которые не воспринимают Россию, потому что у нее такая внешняя политика. Она вмешивается во внутренние дела других стран. Вмешательство очень высокое. Они сейчас вмешиваются в европейские выборы, в частности через провоцирование кризисов на Ближнем Востоке. В Сирии происходит миграционный кризис, мигранты идут в Европу, на миграционном кризисе начинают спекулировать различные популистские партии.

Если бы не было миграционного кризиса, их там вообще не было бы, они были бы маргинальными. А сейчас они становятся популярными.

Конечно, они считают, что Россия является партнером Европы, с ней нужно договариваться. Россия не гнушается никакими средствами, чтобы влиять на политику западных стран. Там не смогут с ней договориться, это слишком разные мировоззренческие парадигмы. Мы должны понимать, что внутри США, в отличие от многих европейских стран, нет откровенно пророссийских политиков и партий. История развития США — это история постоянного противостояния с Советским Союзом.

О бизнесменах из США, которые хотели бы выйти на российский рынок

Вмешиваться в дела США можно даже несмотря на то, что там есть две большие партии. Последние скандалы были из-за того, что было доказано, что российские разведчики вмешивались в избирательный процесс с результатом, несмотря на то, что там есть две большие партии. Нет пророссийских политиков, поэтому вмешательство другое. Что же касается выгодности для американского бизнеса, то это вопрос очень неоднозначный. С одной стороны, для многих американских бизнесменов действительно теоретически интересен российский рынок. Но не нужно забывать, что рынок газа в Европе для США гораздо интереснее. Сейчас скандал между Германией и США из-за “Северного потока 2”. Россия хочет закачивать газ в Европу, но в Европу могут поставлять и американский газ.

Доходы от этого гораздо больше, чем любые прибыли, которые теоретически любой бизнесмен может получить с российского рынка. Более того, это огромное политическое влияние.

Что для России это огромное влияние — мы знаем. Вся история независимой Украины до 2014 года — это в значительной степени торговля с Россией за политическую цену на газ. Любой украинский президент или премьер до 2014 года раз или дважды в год ездил в Москву, сдавал политические интересы страны ради того, чтобы цена на газ не была высокой. Так же и для Европы. Возможно, условия были не такие жесткие, но все равно зависимость от российского газа для Европы имеет политическое значение.

В течение последних лет в Европе начали существенно диверсифицировать источники поставок газа. Но для некоторых стран цена имеет большее значение, чем ценности, поэтому сейчас происходит дискуссия между Германией и США. Для американцев на фоне обострения санкций против России гораздо интереснее было бы зайти на европейский рынок, предложив свой газ. Таким образом США получат не только плюсы для своего бизнеса, но и нивелируют геополитическое влияние России на целые регионы. Это гораздо важнее, чем тот российский рынок, который существует для американских бизнесменов.

Но политика Трампа противоречивая. С одной стороны, мы видим дискуссии между США и Европой, очень странное заявление Трампа о том, что, оказывается, Европа тоже враг Соединенных Штатов, если речь идет об экономике. Впервые за много лет произошло обострение между США и Канадой, что вообще абсурдно. А с другой стороны — есть очень правильная дискуссия с Германией.

Трамп говорит Германии определиться, кто ее партнер, потому что она не тратит на оборону 2%, как обещала, при этом покупая российский газ.

У России есть возможности укреплять собственную армию, которая может угрожать Европе. Почему Штаты должны платить за оборону Европы от России? Получается абсурд: Германия финансирует Россию, а США должны защищать Германию от России за свой счет. С одной стороны, Трамп в экономике поссорился со всеми, а с другой — мы видим абсолютно правильную постановку вопроса относительно Германии. Среди этой неоднозначности нужно понимать две вещи: не надо ждать, что о нас кто-то будет думать, мы должны заинтересовать Запад в помощи нам.