Высший антикоррупционный суд отказался рассматривать обвинительные акты фигурантам дела о расхищениях имущества Южно-Украинской АЭС, которые уже ранее были отклонены другими судам

Эти ходатайства прокурора САП суд отклонил, зафиксировав в судебном решении его попытку обмануть судью, пишет издание «Капитал» со ссылкой на соответствующее постановление суда, информирует Обозреватель.

Издание напоминает, что впервые уголовное производство №32013110110000482 было возбуждено органами внутренних дел Николаевской области еще в конце 2013 года. Прокуроры искали доказательства нарушений в течение двух лет. Однако следственная группа под руководством прокурора Вячеслава Халявки после длительного расследования так и не объявила никому подозрение и наконец в 2016 году закрыла дело: оборудование было поставлено в полном объеме, убытков и пострадавших не было.

После того как Халявка стал детективом НАБУ, а еще один бывший прокурор Николаевской области – Сергей Козачина – ушел работать в Специализированную антикоррупционную прокуратуру, дело восстановили.

Популярные статьи сейчас

Пополнение в семье 54-летней Повалий: появились первые фото малыша, «Наш пирожочек»

Всплыл «грязный» секрет Квартала 95, об этом никто не рассказывал: «Идея была Вовина»

Дорофееву засняли в самый неподходящий момент, фото разлетелось по сети: "Замучили девку"

Звезда "Игры престолов" засветилась без белья на красной дорожке: "Вот это фигура!"

Показать еще

За три года работы по делу, к нему накопилось много вопросов. Например, обвинения предъявили директору харьковского завода Алексею Масолобову, который оказался в СИЗО только потому, что искал покупателя на свою продукцию – то есть реализовывал полномочия, предоставленные уставом.

«Другого подозреваемого - Дмитрия Лысенко - Халявка и Козачина своими действиями, по сути, сделали пожизненным инвалидом. Попав в СИЗО, куда его в принципе нельзя было доставлять, в тяжелом состоянии, практически сразу после ДТП и нескольких операций, с раздробленными костями таза, он не получил надлежащего лечения», - говорится в материале.

Лысенко уже признали потерпевшим в результате действий детектива НАБУ и прокурора САП, пишет издание.

Но главным инструментом были “сделки со следствием”, в рамках которых “менее значимым” фигурантам предлагалось дать показания на “более значимых” и в результате получить основания для выдвижения обвинений “крупной рыбе”. После этого из “большого дела” выделяли отдельные производства в отношении каждого конкретного фигуранта, чтобы суды могли рассматривать их отдельно.

Большинство «сделок», совершенных под давлением, уже отменены судами. Например, отменены сделки с финансовым директором “Элетекс-С”   Валентиной Пелых, с директором “Арстрейд” Кириллом Сахно а также с директором предприятия Еленой Чернушко. Во всех случаях САП подавала апелляции и проиграла.

«Причиной, по которой суд “завернул” сделки со следствием - стало среди прочего несоблюдение принципа презумпции невиновности в отношении третьих лиц. То есть обвинительные показания на других “соучастников”. Более того, Апелляционный суд Харьковской области в деле Пелых и вовсе указал, что в деле с потерпевшим (“ЮжАЭС”) сделка со следствием в принципе невозможна», - отмечается в материале.

Одну из таких «отказных» сделок прокурор Козачина попробовал «провести» через Высший антикоррупционный суд. Об этом стало известно из обнародованного недавно постановления ВАКС по делу Сахно.

«По мнению адвокатов, это нужно прокурору, чтобы “тихим сапом” зафиксировать спорные обстоятельства дела (если они бы стали частью утвержденной судом сделки, их бы не пришлось доказывать в отношении других фигурантов)», - отмечает издание.

В судебном заседании Козачина пояснял суду, что это два разных акта (отклоненный раньше и новый, который подан в ВАКС), но по факту так и не смог предоставить новый документ. То есть фактически обманул судью прямо в заседании. В результате суд не дал ввести себя в заблуждение и отказал в утверждении «липового» обвинительного акта. Все это описано в судебном постановлении

«Суд посчитал, что выполнение требования Козачины о пересмотре обвинительного акта создаст прецедент и нарушит принцип окончательности и обязательности предыдущего, не подлежащего обжалованию решения суда. А это, в свою очередь, является нарушением Конвенции по правам человека и фактически открывает фигуранту дела прямой путь к выигрышному иску в ЕСПЧ», - говорится в материале.