Новые диктаторские законы: партийные вожди обманут избирателей, а депутатов превратят в рабов

Это не первый случай, когда президент идет на утверждение законодательных инициатив парламента, вызывающих неоднозначную реакцию в обществе и сомнительных с точки зрения Конституции, гарантом которой Порошенко должен выступать.

Например, в январе глава государства очень оперативно подписал принятые Верховной Радой изменения в регламент, согласно которым Рада получает право принимать в целом изменения в конституцию через одну очередную сессию после предварительного утверждения документа, а не обязательно на следующей сессии после первого голосования (как было раньше).

И это не смотря на то, что статья 155 Конституции Украины ясно гласит: «Законопроект о внесении изменений в Конституцию Украины … считается принятым, если на следующей очередной сессии Верховной Рады Украины за него проголосовало не менее двух третей от конституционного состава Верховной Рады Украины».

Фактически, Рада постановила, что следующая ее сессия – это не обязательно следующая сессия, поставив под сомнение тот факт, что один плюс один будет два. Хотя очевидно, что Регламент парламента не может подменять собой прямые нормы Основного Закона, а толковать Конституцию может лишь Конституционный Суд.

Но парламент изменения в Регламент принял, а президент все это санкционировал.

Популярные статьи сейчас

Расстроенная Ротару поделилась редким архивным фото своей мамы: "Светлая память"

Беда настигла Комарова из "Мир наизнанку" за тысячи километров от Украины: "Все произошло мгновенно..."

Оборвалась жизнь известной актрисы, которая участвовала в «Танцах со звездами»: подробности трагедии

Мартыновская и Ярославский раскрыли секреты закулисья "Мастер Шеф", чем кормят и за что ругают: "Это правда"

Кухар оплошала в эфире "Танців з зірками", Горбунову пришлось вмешаться: "Ой, извините"

Показать еще

Ранее Порошенко так же быстро подписывал бюджет, законы о раскрытии банковской тайны и об урезании социальных выплат.

Что объединяет все вышеназванные нормы? Они сомнительны с точки зрения отечественной Конституции, но получали одобрение со стороны гаранта, поскольку того требовала политическая конъюнктура. В этом смысле президент всегда руководствовался логикой: нельзя, но если очень хочется – можно.

Бюджет и «экономические» нормы были очень нужны, чтобы залатать дыры в государственных финансах и выполнить требования западных партнеров. Поправки в регламент – чтобы продемонстрировать, что Украина все же не срывает выполнение минских соглашений.

Видимо, и сейчас главе государства «очень нужно», чтобы действовали нормы о возможности исключать кандидатов из партийных списков после выборов. Причем настолько, что его соратник Гройсман усиленно проталкивает все это через парламент, а сам Порошенко спешит все подписать.

Так каков же интерес украинского лидера?

Следует отметить, что в Раде по данным изменениям в законодательстве о выборах существовал широкий консенсус политических лидеров. В частности, инициаторами законопроекта были Юлия Тимошенко («Батькивщина»), Максим Бурбак («Народный Фронт»), Олег Ляшко (Радикальная партия), Олег Березюк («Самопомич») и Юрий Луценко (БПП).

Что принесет Украине закон о «партийной диктатуре»

Поскольку данная норма касается только кандидатов, которые пока не получили мандаты, то на данный момент ее введение имеет сугубо теоретическое значение. Вот только стали бы из-за «теоретических раскладов» так спешить лидеры всех основных парламентских сил?

Очевидно, во фракциях Верховной Рады и в Администрации президента предполагают, что скоро возможна существенная замена депутатского корпуса, и отнюдь не в порядке проведения досрочных выборов.

Единственная ситуация, при которой новопринятые нормы могут быть задействованы, — это массовый исход депутатов из парламента в исполнительную власть. Это возможно, если в ближайшее время будет глобальное переформатирование власти, что может быть связано с созданием новой коалиции.

Ведь по заведенной у нас традиции в случае формирования новой власти предметом торга становится буквально все: от министерских портфелей и должностей их заместителей до глав местных администраций и директоров госпредприятий.

Очевидно, именно к большому переделу и готовятся в парламенте. Или, по крайней мере, считают его более чем вероятным, а потому предпочитают быть готовыми к его осуществлению.

Почему для лидеров фракций так важен этот закон? Ни для кого не секрет, что сами они формировали собственные партийные списки в 2014 году как попало, там оказалось немало случайных или откровенно враждебных людей.

В частности, первым «на заход» в парламент от БПП сейчас значится Андрей Богдан – адвокат Геннадия Корбана, связанный с Игорем Коломойским. Соответственно, из списка БПП никто не может уйти в исполнительную власть, поскольку так они сразу же отдадут место врагу.

В этом контексте стоит вспомнить о многочисленных разговорах, в которых Юрия Луценко называют гипотетическим кандидатом в генеральные прокуроры. Теперь, опираясь на новые законодательные нормы, Луценко может спокойно уйти из парламента, БПП – подчистить свой список, заведя вместо Юрия Витальевича нужного кандидата.

Видимо, такой же логикой пользовались и прочие партии. Кроме того, партийные вожди могут получить прекрасный механизм для дополнительного заработка, выдвигая кандидатам условие заплатить за мандат «по второму разу», иначе его просто могут исключить из списка.

В любом случае политические игроки готовятся к переделу должностей. И поскольку в качестве скамейки запасных рассматривается Верховная Рада, то это означает: 1) вопрос технократического правительства закрыт; 2) передел будет тотальный, по старым лекалам личной преданности, а не принципам конкурсного отбора; 3) передел будет в ближайшее время, иначе спешить бы было некуда; 4) к переделу готовятся все партии, которые в 2014 году сформировали большинство, независимо от того, что они заявляют сейчас.

И президент санкционирует этот передел, поскольку, очевидно, договоренность о нем достигнута при его личном участии. Он также планирует принять в нем участие, а «западные партнеры» его санкционируют, поскольку альтернативой может быть только проведение досрочных парламентских выборов, чего пока никто не хочет.