Благодаря чему власть находит в парламенте необходимую поддержку своих законодательных инициатив, можно ли считать декларацию, подписанную Блоком Петра Порошенко, «Народным фронтом» и Радикальной партией, созданием коалиции и какая информация относительно торговли с ОРДЛО должна стать публичной, рассказал гость Politeka Online народный депутат от Радикальной партии Олега Ляшко Игорь Попов.

— Вы были представителем Ющенко в Верховной Раде. Какой опыт вам дала эта должность?

игорь_попов
— Прежде всего, конечно, знание регламента работы Верховной Рады. Сейчас депутатом намного легче работать, ведь внутренние процедуры довольно сложные, много моих коллег потратили месяцы, чтобы их освоить. Так же регламент работы Администрации президента. Это огромный дом, где 500, а иногда 700 сотрудников, у которых своя иерархия, свои процедуры. Как вообще работает институт президента, также важно понимать.

— Что интересного для наших людей вы увидели на этой должности?

— Деятельность этого органа особо нигде не прописана. Прописана должность президента и его полномочия, а он для себя создает вспомогательные органы, например Государственное управление делами, которое обслуживает не только президента.

Надо знать и понимать, что миллиардный бюджет не только для гаранта – есть еще Государственное управление делами и другие центральные органы исполнительной власти. Президент создает Администрацию, там есть свои интриги, свои структуры. Это все постоянно меняется, оно чаще всего очень непублично. Почти все наши главы АП последних лет не были публичными фигурами, и это правильно. Они знают слишком много — сложно понять, чем можно делиться на публике, а чем нельзя. Для этого есть споуксмен, секретарь, который чувствует эту грань, может рассказать то, что нужно рассказать, а может что-то скрыть.

Популярные статьи сейчас

Одесская электричка вспыхнула во время движения: видео огненного ЧП

"Холостяк" Макс Михайлюк признался, с кем всё время сравнивал Дашу Ульянову: "после первого свидания..."

Звезда "Холостяка" полностью разделась и показала, чем покоряет мужские сердца: "Прикрыла двумя пальцами..."

Как выглядят сестры-красотки Веры Брежневой, Бузовой, Асмус, Фриске и других звезд: неожиданные фото

Показать еще

Сейчас вы пользуетесь опытом, который получили до этого. Почему именно Радикальная партия?

Игорь Лосев: Власть замусорена кремлевской агентурой

— Есть две причины. Во-первых, я разделяю то, что эволюционным путем в Украине очень трудно что-то изменить, поэтому нужны радикальные реформы, которые будут менять одни институты на другие, будут проводить тотальные чистки в коррумпированных органах. Во-вторых, так случилось, что на президентских выборах я сотрудничал с Олегом Ляшко. Увидел, как он работает, узнал о команде. Поэтому нашли общий язык уже перед парламентскими выборами, когда он мне предложил место в списке.

— Ваша политическая сила сейчас в коалиции?

— Конечно нет. Де-факто. А де-юре Радикальная партия вышла из коалиции после голосования за особый статус в Конституции и с тех пор не возвращалась.

— Лидер РП (Радикальной партии) Олег Ляшко призвал все политические силы, кроме «Оппоблока», приобщиться к созданию новой коалиции. В то же время упреки относительно возвращения партии в действующую коалицию он опровергает. Говорит, что нельзя вернуться в коалицию, которой нет. Но, анализируя деятельность Радикальной партии в Верховной Раде, мы видим, что Ляшко и его партия всегда были в коалиции. Я имею в виду, когда трижды голосовали за бюджет, когда голосовали за нужных людей на должности. То есть в унисон с коалицией вы все равно голосуете.

— Я бы так не сказал. За генпрокурора, за другие одиозные назначения фракция не голосовала.

Относительно бюджета каждый раз была длительная дискуссия. За окончательную версию, где учтены наши пожелания относительно минимальной зарплаты, РП голосовала. Каждый раз взвешивали, что будет большим злом, а что — меньшим.

А что много голосований фракции совпадают с результатом, так это из-за того, что в течение последнего года Верховная Рада голосует за какие-то вечнозеленые законопроекты. Красиво это называется «объединить зал», а на самом деле они за все хорошее, против всего плохого, ничего не меняют в жизни. Поэтому все голосуют «за». Именно потому, что коалиция развалилась.

Когда властям нужно расширить полномочия прокуратуры или что-то подобное, они договариваются с депутатскими группами в обмен на какие-то кадровые преференции или коррупционные потоки. Все остальное время выставляют законы ни о чем. Даже на эти законы депутаты не ходят, потому что считают, что это не имеет смысла. Поэтому и сомневаются в репутации Верховной Рады.

— Эта ситуация с бюджетом, за который трижды Олег Ляшко призвал не голосовать, а потом вся партия проголосовала, напоминает Симоненко из Коммунистической партии, который выходил к трибуне и призывал не голосовать за антисоциальный бюджет. Потом что-то происходило, его риторика менялась, и он говорил: «Бюджет плохой, но мы не могли за него не проголосовать, потому что в Украине должен быть бюджет».

— Если нет бюджета, страна не останавливается, а начинает жить по бюджету прошлого года. Но из-за того, что ситуация очень изменилась, этот бюджет отличается, он более адекватен, чем прошлогодний.

Надо кошмарить власть, чтобы она учла больше твоих пожеланий. В последние два месяца перед принятием бюджета Радикальная партия составляет список пожеланий, публикует его, направляет правительству, а правительство говорит: «Нет, это невозможно учесть. Мы не можем поднять минимальную зарплату, пенсии».

— И ни разу за три года не учли ваши пожелания?

Дмитрий Добродомов о коррупции в парламенте и возвращении «темников» – видео

— А потом учитывают. Берем напором. Они видят, что голосов нет. Для власти выгоднее пойти на социальные пожелания Радикальной партии, потому что они себе ставят значок в карму, ведь говорят избирателям, что это они подняли. А мы говорим, что это же мы требовали поднять. Но это общая победа.

— А в этом году что они приняли?

— Прежде всего – увеличение минимальной заработной платы. Это было ключевое требование, мы их убедили, что им это тоже будет выгодно. Оно сейчас еще утрясается, но для наименее оплачиваемых сотрудников это стало благом. Очень многим реально подняли зарплату, это достижение.

И для власти это выгоднее, чем отдать должность главы ГФС (Государственной фискальной службы, — ред.) депутатской группе и потерять половину того, что там дерибанят. Именно поэтому для власти эти переговоры являются более успешными, это плюс всей политике, потому что переговоры становятся публичными. Они идут на некий компромисс, от своих позиций в сторону наших социальных требований. Но это публичный компромисс.

— Вернемся к коалиции. Единство ради победы, о котором говорил Олег Ляшко, когда встретились все за круглым столом, вспоминали героев Небесной Сотни, Блок Петра Порошенко, «Народный фронт» и Радикальная партия подписали эту декларацию единства. Ляшко сейчас призывает к созданию новой коалиции. Вы даже предлагаете антикризисный план. Мне интересно, что это за «единство ради победы». Например, «Самопомочи» и «Батькивщины» не было среди подписантов. Возможно ли это единство, если они играют другую игру?

— Главное — прописать ответы на ключевые вызовы, которые есть сегодня. Основной же вызов сегодня – Донбасс. «Самопомич» предлагает стену – отрезать, распрощаться. «Батькивщина» де-факто поддерживает Минские соглашения. Мы же выдвигаем третий вариант. Все фактически движется к тому, что будет третий вариант, когда политической интеграции не будет, ее откладывают очень далеко, безопасность гарантирована международными посредниками, а экономическую и гуманитарную – продлевают.

То есть мы поддерживаем гуманитарные контакты, продлеваем паспорта, считаем этих людей нашими, чтобы хоть когда-то их интегрировать, когда изменится внешняя ситуация. Мы прописываем ответы на такие ключевые вещи, а потом кто-то присоединяется, а кто-то не приобщается.

Это будет публичная оферта, то есть документ, который всем будет понятен. Ведь старое коалиционное соглашение уже частично выполнено, частично неактуально. Коалиции нет. Что делать? Сейчас в государстве никто не отвечает за происходящее. Я был на одном ток-шоу – представители власти жестко критикуют власть. То есть запутывают народ.

— Вы это можете назвать популизмом в политике?

Виктор Таран о российском интересе в блокаде и расходах украинских партий (видео)

— Во всем мире тренд на популизм – начиная с Трампа.

— А кого из украинских политиков вы можете назвать популистами?

— Всех. Все обещают то, что нельзя сделать.

— И Олег Ляшко тоже?

— Нет, конечно. Мы предлагаем радикальные реформы, которые приведут Украину к процветанию.

— Я правильно вас понимаю: все популисты, кроме Олега Ляшко?

— Конечно.

— Вы и еще около 300 депутатов направили в Генпрокуратуру депутатский запрос относительно длительного расследования факта трагической гибели Вячеслава Черновила. Вы верите, что это преступление все же раскроют и что это сделает именно Юрий Луценко?

— Нет, конечно. Так же, как и убийство Джона Кеннеди, Небесной Сотни и много чего другого. Ведь, во-первых, это невыгодно тем, кто может это раскрыть. А во-вторых, за прошедшее время уничтожили и доказательства, и свидетелей. Кстати, наверное, все в курсе, что водитель грузовика, из-за которого произошло трагическое событие, сам попал в другое трагическое событие.

— Это не просто так?

— Наверное, это просто стечение обстоятельств, как и во многих других ситуациях. Ли Харви Освальда (его обвинили в убийстве президента США Джона Кеннеди, – ред.) застрелили сразу после исполнения поручения.

— Все же вы сделали этот депутатский запрос, это хорошо. А кто может это расследовать? Все дела: и Вячеслава Черновила, и Георгия Гонгадзе.

— В деле Гонгадзе все остановилось на Пукаче. Сидел Пукач, курил, решил убить честного журналиста.

— В Украине много таких странных дел. Вы хотите сказать, что их уже не раскроют?

— Если их не раскрывают в течение года-полутора, то обычно такие дела вообще не раскрывают. Спекулируют, обвиняют своих политических и экономических оппонентов, но реального раскрытия уже не будет.

— Каким будет решение Международного суда ООН в деле Украины против России?

— Надо объяснить, что там дело не просто Украины против России, а дело по поводу эпизодов: финансирование терроризма, нарушение Женевской конвенции, дискриминация по расовому признаку (репрессии против крымскотатарского населения в Крыму).

Леонид Кравчук: Я боюсь, что мы можем потерять государство

Эти эпизоды имеют шансы, что на несколько лет будет положительное решение, что суд в Гааге признает вину России. И это правильно. Правильно даже то, что мы сейчас стартуем, потому что надо на всех площадках показывать, что мы правы, а они — нет. Но это не решит глобальных вопросов.

На всех переговорных площадках надо забивать эти месседжи, а на межгосударственных официальных собраниях добиваться резолюций, где в очередной раз будет написано, что Россия агрессор. Иногда нам говорят, что это не так, а мы говорим: «Смотри резолюцию ООН номер такой-то годичной давности. ООН признала Россию агрессором. До свидания». Так во многих спорах можно отстаивать свои интересы.

— Как вы лично относитесь к блокаде? Даже в Гааге Россия использовала эту блокаду в собственных интересах.

— Конечно, каждый нормальный человек будет поддерживать такую блокаду. Надо развязать этот узел – нельзя одновременно торговать и стрелять.

Как по мне, лучше прекратить стрелять и продолжить торговать, чем прекратить торговать и продолжать стрелять. В чем власть не права? Уже два месяца длится блокада – только две недели назад приняли постановление о порядке определения перечня товаров, разрешенных для торговли, и уже две недели не могут определить ни один из этих товаров.

Приезжайте к блокадникам и покажите, чем решили не торговать, спросите, не против ли они, и докажите, что именно эти позиции необходимы.

— Но ведь все уже решили.

— Перечень не утвердили. Нет перечня товаров, по которыму можно торговать. Именно это должно быть реакцией власти – понятно объяснить, почему именно эти товары в таком количестве нужно продавать или покупать.