Антикоррупционный суд разобрался бы с делом Романа Насирова в считанные часы, а за назначение на должность главы Государственной фискальной службе должна отвечать СБУ считает гость Politeka Online внефракционный депутат Украины Дмитрий Добродомов.

— Вы по специальности журналист, окончили факультет журналистики Львовского национального университета, много лет работали в медиасфере. Почему вдруг стали политиком?

добродомов
— На самом деле по специальности я не только журналист. У меня первое образование – Львовская политехника, электромеханический факультет. Вследствие определенного случая в жизни я стал журналистом.

У меня лучший друг – журналист, кстати, работает на «5 канале». С детства дружим. Так случилось, что я постоянно был в его компании. Однажды во время сессии мы поспорили, кому труднее учиться и сдавать экзамены. Я ему объяснял, что их гуманитарные дисциплины – глупость, поэтому они могут себе развлекаться, а у меня серьезные дела: теория электрических цепей, высшая математика.

— И кто победил?

— А они говорили, что это элитная работа. Мы поспорили на стипендию, что я напишу материал, а если его напечатают в какой-то газете, то выиграю я. Написал материал – и его напечатала очень молодая тогда газета «Экспресс программа». Я выиграл этот спор. Там меня почему-то заметили и предложили писать дальше. Мне это понравилось, и я начал работать, 11 лет там провел. «Экспресс» – украиноязычная газета с самым большим тиражом, которая до сих пор существует. Я был первым заместителем главного редактора, когда ушел оттуда.

Популярные статьи сейчас

Фигуристая подружка русской Кардашьян устроила непристойные игры в лифте: «Ну что за…»

Русская Кардашьян разлеглась на шезлонге и "потеряла" бикини между пышных форм: "Прекрасная"

За сердце украинской «холостячки» поборется друг Зеленского: "Мишина, встречай!"

"Полностью освобождены от уплаты": пенсионерам сообщили радостную новость, что изменилось

Показать еще

— То есть журналистская карьера у вас пошла в гору? Вы еще работали на телеканале ZIK.

Олег Соскин о борьбе с коррупцией за счет США и антисоциальных требованиях МВФ — видео

— Я его создавал. С идеей первого украиноязычного телеканала с акцентом на журналистские расследования. На самом деле это был настоящий взрыв. Это был 2012 год, я стоял на сцене Национальной оперы Украины имени Тараса Шевченко, мне вручали «Телетриумф», что является самой высокой телевизионной наградой. Тогда я понял, что, наверное, надо завершать этот этап в жизни, и решил касательно политики. А после событий Майдана это убеждение стало однозначным – надо идти. Кто, если не ты? Когда, если не сейчас?

— Во время вашего депутатства вас пытались купить? И кто именно?

— Да, несколько раз были такие предложения. Фамилии вам ничего не скажут. Это, как правило, посредники. В начале моей каденции были такие попытки при решении нескольких кадровых вопросов. Но после того, как я не только отказал, а и объявил об этом на каком-то из эфиров, эти попытки завершились.

Также такие попытки подкупа происходили и во время моей журналистской деятельности, когда были очень серьезные и резонансные расследования. Помню, делали сюжет о спиртовых баронах. Один человек за невыход этой программы предложил $50 тыс. И первые слова, которые я сказал, когда она все же вышла: «Программа, которую вы сегодня увидите, стоит $50 тыс. Именно такую ​​сумму предложили за то, чтобы она не вышла в телеэфир».

Кстати, именно за это телесюжет я получил премию «Телетриумф». После этого случая предложения подкупа также прекратились.

— У вас довольно высокий статус в Верховной Раде – секретарь Комитета по вопросам предотвращения и противодействия коррупции. Через вас пытаются решить определенные вопросы, лоббировать чьи-то интересы?

Юрий Смелянский: Крым для России становится слишком дорогой игрушкой

— Нет. Даже и не пытались. Сказались, очевидно, предыдущие попытки. В начале, два года назад, когда я не принадлежал ни к одной партии, были попытки перетянуть на ту или иную сторону, вступить, например, в «Волю народа» или «Видродження» с вопросом «скажи, сколько». Но это меня не интересовало.

— То есть теперь, учитывая прошлый опыт, вам и не пытаются больше предложить деньги?

— Последний раз такой странный разговор был перед принятием бюджета-2017. Я считаю этот бюджет позорным. Наша партия «Народный контроль» голосовала категорически против, как и по изменениям в Налоговый кодекс, абсолютно неприемлемые и антиконституционные. Вот тогда к нам и обратились как к депутатам-мажоритарщикам, чтобы наша группа проголосовала за бюджет, а наши округа получили бы определенную помощь. Цифру назвали в 20 млн грн.

Это, конечно, не напрямую речь идет о взятке. Но, переведя на парламентский язык, это означает, что если на округ попадает такая сумма денег, то депутат имеет возможность либо через тендеры, либо любым другим образом направить деньги по тем классическим схемам, которые действуют. И получить за это финансовый бонус.

Однако мы проголосовали «красными» кнопками. К сожалению, эти деньги не получили. Говорю «к сожалению», потому что у нас есть куда такие деньги направить на округе.

— В соответствии с сайтом парламента, вы 28 раз пропустили заседания без уважительной причины, то есть 10% от общего количества вашего пребывания в ВР. Какие на самом деле были причины?

— Скажу, что около 5% – это было не то что без уважительной причины, а из-за сложности самой процедуры регистрации: расписаться, воспользоваться соответствующей депутатской карточкой. В основном в пятницу имеем парадокс, когда в зале находится до 100 депутатов, а табло высвечивает больше 300 человек. Так вот в такие игры я не играю, и в моем случае это были банальные опоздания.

Остальные 5% – не успел доехать. Например, летал в Черновцы (это примерно пять часов), а назад возвращался машиной по нашим разбитым дорогам. Как правило, посещение парламента для меня — принципиальное понятие. Так же, как и посещение наших комитетов.

Отмечу, что есть вопросы к чистоте голосований. Есть депутаты со 100-процентной посещаемостью, но, согласно их голосованиям, они в них не участвуют. Ведь на самом деле их нет в зале. Расписываются задним числом, таким образом делая себе статистику.

Проблема посещаемости парламента сумасшедшая. Например, такие дни, как вторник и четверг — именно для голосования, превращаются в фарс, кворума фактически нет. Парламент в период войны выставляет себя посмешищем. Поэтому появляется мысль, что все депутаты бездельники и ничего не хотят делать.

— Сейчас много критики звучит в сторону НАБУ в связи с делом Насирова. Почему якобы НАБУ действовало именно таким образом, когда он был без сознания, а суд принял решение именно ночью?

Виктор Таран о российском интересе в блокаде и расходах украинских партий (видео)

— Не согласен категорически. Все было сделано абсолютно нормально. Единственное что, НАБУ нужно подумать над тем, как обезопасить утечку информации. Я собственноручно изучал махинации Насирова. Его дважды вызывали на заседание, на котором он не появился. В частности, Насиров игнорировал и свое собственное руководство. Спасибо, что министр Данилюк докладывал об этих безобразиях.

Собственно, кто такой Насиров? Он является объектом «договорняка» между властью и олигархическими группами по подголосовыванию. Был неким посредником, в частности по возврату НДС, часто несуществующего.

Поэтому НАБУ поступило безупречно. Вы правильно сказали слово «якобы». Потому что потом Институт кардиологии подтвердил, что такого страшного диагноза нет и он вполне был в сознании. Это такая привычная болезнь чиновников: вдруг что – сразу на больничный.

— А не могли перенести все на понедельник? Чтобы не подвергать сомнению действия НАБУ?

— Все происходило правильно. НАБУ пришло с ордером на обыск ГФС. Это уже Насиров скрылся за стенами «Феофании». Потом выяснилось, что у него есть два паспорта – Венгрии и Великобритании. Чтобы его не постигла участь Клюева, Онищенко, Чауса, которые сломя голову покинули территорию страны.

Поэтому я считаю, что НАБУ повело себя на очень высоком уровне. Я следил за ходом судебного заседания, за следователем, прокурором, которые абсолютно достойно действовали в противовес дорогим адвокатам Насирова. Кстати, эти же адвокаты ведут все дела Онищенко.

Поэтому, отмечу: то, что произошло, это первая победа НАБУ. Наша задача проконтролировать, чтобы все это не спустили с колес, как часто у нас бывает.

— Есть вопросы к судье, говорят, что он удобен для НАБУ, поскольку на него есть дело?

— Я бы ни демонизировал, что он удобен для НАБУ. Он принял соответствующие решения, факт остается фактом, в частности благодаря общественному давлению. Маленькая, но победа. Это сигнал для всех чиновников, топ-чиновников. Очень важно, чтобы все это сейчас не «разбилось» в суде.

Есть вопросы по законопроекту по поводу Антикоррупционного суда, который должен действовать в пределах нашей судебной реформы. Которому уже даже МВФ выставляет свои требования.

— Почему до сих пор его не утвердили?

— Потому что все боятся, что повторят судьбу Насирова. Если бы это дело сразу попало в такой независимый, объективный орган, как Антикоррупционный суд, поверьте, решение было бы вынесено в течение 1-2 часов. Есть железобетонные доказательства, там не надо ничего особенного крутить, откладывать, не являться на работу и т.д.

НАБУ показало, что оно может быть действительно независимым. И сами эти попытки в парламенте по аудиту НАБУ, в частности БПП поставить совсем другого человека, свидетельствуют о том, что Банковая чрезвычайно взволнована активностью этой структуры. А главное – ее результативностью.

— Например, депутат от «Народного фронта» Георгий Логвинский считает, что были действительно допущены процессуальные ошибки антикоррупционными органами, многие юристы в соцсетях, в частности, высказываются аналогично. Может ли это сыграть против Украины, если дело будет рассматриваться в Европейском суде по правам человека?

— Я не юрист, поэтому не берусь судить. Однако, если бы доказательства не были веские, суд не принял бы того решения, которое есть. Хотя давление на суд было немалое, в частности со стороны той же Банковой. Но лучше допустить эти мелкие ошибки, чем еще ждать десять лет и ничего не делать.

Что касается ЕСПЧ, то, зная заключения врачей, это не даст Насирову оснований для выигрыша. Симулировать такую ​​серьезную болезнь – другой вопрос. А те факты, которые уже есть, например, по его гражданству, то это вопрос к правоохранительным органам. В частности, к СБУ, которая должна была проводить спецпроверку таких чиновников. Вопрос к закону о госслужбе, где прямо указывается о запрете занимать должность другим гражданам.

— Вспоминая шутку Коломойского, «в Украине запрещено двойное гражданство, а тройное – не запрещено»…

Семен Глузман: Украина стоит на пороге большой трагедии

— Есть четкий запрет занимать должности.

— Кто был в составе комиссии, которая выбирала Насирова? Неужели тогда не было известно о его гражданстве, кто его проверял?

— Вопрос сейчас к СБУ. Не понимаю, почему она отмалчивается, потому что это ее обязанность проводить спецпроверку чиновников такого ранга. Это прописано в законе. У нас, к сожалению, никто не несет ответственности. Господин Грицак, глава СБУ, сейчас должен выйти и сказать, почему была провалена такая ​​проверка.

— Мирослав Продан занял на время расследования должность председателя ГФС. Он фактически является человеком Гройсмана. Подпадает ли он под проверку СБУ?

— Если уж так случилось, Насирова отстранили, то его обязанности должен выполнять первый заместитель, согласно закону. Однако к этому заместителю немало вопросов. Поэтому сейчас мы настаиваем, и я среди депутатов, которые написали это обращение, чтобы был проведен публичный объективный конкурс на эту должность.

Это обязанность Кабинета министров. Ведь есть закон о государственной службе Украины. Другое дело – как этот конкурс будет проведен. После этого резонансного скандала мы, народные депутаты, будем делать все возможное, чтобы процедура проходила публично.

— Как насчет свободы слова в Украине? Видим, например, непродление лицензии «Радио Вести», закрытие студии Савика Шустера.

— Это звенья одной цепочки. Меня удивляет поведение Петра Порошенко. Поскольку во времена Януковича он сам был объектом преследования, будучи владельцем «5 канала». Он прекрасно знает, какие были «наезды» на его телеканал.

Он, как президент, сформировал экономический блок. В частности, возглавляет коррупцию в нашей стране. Пытается сформировать силовой блок, ему там мешает Арсен Аваков. Хотя я разделяю мнение, что Аваков мешает правоохранительным органам реформироваться. И теперь у президента возникли проблемы с медиа. Своих мощных медиа нет. Поэтому предпринимает шаги, которые могут свидетельствовать о том, что действительно нет свободы слова.

Есть темники, есть «черные списки» людей, куда, в том числе и меня, не приглашают. Однако мне лично повезло, у меня замечательные связи в медиа, поскольку сам возглавлял канал.