— Вы были помощником народного депутата, а может и сейчас им являетесь. Это Николай Томенко?

Александр Федоренко
— Да. Но после того, как Николая Владимировича незаконно действующая власть лишила мандата, конечно, я уже не помощник народного депутата.

Но сейчас вы возглавляете партийный центр в Киеве, то есть можно считать, что вас по карьерной лестнице продвинули?

— Хочу сказать, что помощником был номинально, поскольку до того дважды был депутатом Шевченковского районного совета, депутатом Киевсовета, для меня это определенное эволюционное развитие. Поэтому должности помощника и председателя партийной организации никак не связаны.

Хочу поговорить именно о вашей политической партии или политическом проекте, как это называется?

— У нас все-таки партия, а не проект. Проекты создаются под выборы, там, по сути, нет живых людей. Есть спонсоры, небольшая номенклатура, личность, которая хочет попасть во власть. Это – проект. А у нас партия, которую мы создали год назад.

Марек Серант о поезде в ЕС, львовском мусоре и исторической политике (видео)

Мы не проводили шумных съездов, поскольку партия уже сделала второй шаг. Первый – это создание общественного движения, ряда общественных организаций. Мы учли украинские реалии — что наше действующее законодательство не позволяет общественным организациям полноценно участвовать в выборах, поэтому были вынуждены переходить к формату партии, поскольку именно партии участвуют в выборах, выдвигают кандидатов в президенты, народные депутаты, местные советы.

Популярные статьи сейчас

Ани Лорак упала на колени в мини-платье и застыла в пикантной позе: «Можно смотреть вечно»

Внучка Ротару задрала блузку и устроила грязные танцы, бабушке будет стыдно: "Ух, дала жару"

Украинская Кардашьян без купальника устроила фотосессию для взрослых на пляже: "Ох и размеры!"

Каменских забыла о стыде и показала "подружек" в одном кружеве: "Сладкая конфетка"

Показать еще

Год назад мы провели съезд и утвердили партию, которая имеет название – Общественное движение Николая Томенко «Родная страна». За год мы создали ячейки почти во всех областях Украины, выпустили шесть газет, сейчас продолжаем эту работу: пишем программу партии, план действий для Украины. В марте провели форум, сейчас проводим круглые столы во всех областях по определенным разделам этой программы. В Херсоне проводили по экологической политике, в Хмельницком — по туризму.

Мы хотим, чтобы программу делали специалисты из разных отраслей, а не несколько политтехнологов, которые, опираясь на социологические данные, выбирают проблемы, больше всего волнующие людей, а потом обещают их решить, не конкретизируя, каким именно образом. И с этими лозунгами идут на выборы. Наша партия хочет написать основательную программу по всем разделам, где будет четкий ответ: как провести реформы в Украине и сделать ее процветающей страной.

Желание у вас такое прекрасное, чудесное, но партия существует уже год. Почему вы до сих пор этого не сделали?

— Мы делаем, этот процесс продолжается. По нашим подсчетам, примерно ко Дню Независимости завершим написание этой программы. Затем съезд партии ее утвердит, и с этой программой партия уже пойдет на выборы.

Сейчас создается много политических проектов, но не знаю, можно ли их называть партиями. Ведь у нас этот процесс перманентный: за 25 лет было создано не знаю сколько партий. Только за последний год, наверное, десятки. И Михаил Саакашвили создал свою партию, и Надежда Савченко, и Сергей Тарута. О чем это говорит? Обычно, как вы правильно сказали, в начале партии создаются под выборы. Почему сейчас такая активность?

— Эта активность была заметна еще год назад, когда начали обсуждать, что коалиции в Верховной Раде почти нет, будут досрочные выборы в ВР. Прошлым летом действительно все увидели, как многие политиков создавали свои собственные проекты.

Однако я говорил, что, к сожалению, в этих проектах нет живых людей. То есть есть лидеры партии, а за кулисами какой-то спонсор, который выделил деньги на этот проект. Далее следует несколько обещаний: или снизить тарифы, или прекратить войну. И все. С этими лозунгами они идут на выборы.

А сколько живых людей в вашей партии «Родная страна»?

— Если брать киевскую организацию, которую я возглавляю, то где-то 300-400 человек, но точно сказать не могу. Там каждый день меняется статистика по тем, кто вступил в ряды нашей партии.

А по Украине в целом?

— По Украине в целом — центральный аппарат владеет такой информацией.

— То есть у вас нет таких данных?

— Нет, я же возглавляю Киевскую организацию.

Скажите, насколько перспективно создавать новую политическую партию? Ведь перед выборами будет большая конкуренция. Как донести избирателям, что им нужно выбирать именно вашу партию, чтобы пройти проходной барьер в 5%?

Борис Беспалый о дерибане государства, квалификации президента и деньгах для общин (видео)

— Вы знаете, мы готовы к конкуренции, поскольку нашу партию возглавляет выдающийся украинский политик Николай Томенко. Он за свою жизнь сделал очень много хороших дел для Украины. Я считаю, что рассказывать украинцам, кто такой Николай Томенко и что он сделал, не нужно. Все и так знают.

Я думаю, что для успеха любого проекта или партии нужны три составляющие. Первая — это лидер партии. Считаю, что Томенко стоит вровень с такими политиками, как Тимошенко, Порошенко. То есть он им в популярности не уступает.

Вторая — это структура. Почти во всех областях были созданы центры партии, сейчас создаются по районам и так далее. Поскольку досрочные выборы вряд ли состоятся, я думаю, в 2019 году или даже ранее, до конца этого года, мы этот процесс завершим. «Родная страна» — это реальный живой организм с живыми людьми, объединенный лидером и идеей.

Третья – это, конечно, деньги. Но тут есть отличие от других проектов — у нас нет какого-то спонсора, который финансирует нашу партию. Она финансируется членами партии. У нас нет олигархов, а есть люди, являющиеся бизнесменами, есть депутаты местных советов, ученые. То есть каждый делает такой вклад, какой может. Считаю, что у нас есть все шансы на успех. По моему мнению, на сегодняшний день нет ни таких лидеров, ни таких проектов.

Если сравнивать с тем же Саакашвили — что он сделал для Украины? А Ляшко? Может, он сделал больше, чем Томенко? Может, Гройсман умнее? То есть по личности лидера можно сделать вывод о том, насколько эта партия будет выполнять свою программу. Потому что, к сожалению, действующее украинское законодательство не предусматривает обязательность выполнения программ. Все партии обещают, выборы заканчиваются, а на следующий день эти программы идут в утиль.

Я думаю, что мы будем также поднимать вопрос, чтобы как-то законодательно закрепить обязательность выполнения программ победивших партий. Тогда, я считаю, каждая партия будет ответственно подходить к написанию программ, следить за своими обещаниями.

Скажите, пожалуйста, вот вы упомянули о финансировании политической партии и сказали, что политическая партия «Родная страна» существует на членские взносы. Какое должно быть финансирование, чтобы содержать целую политическую партию? И вообще, какой порядок сумм?

— Все зависит от активности партии и от того, насколько лидер любой партии является известной личностью. У нас с лидерами все понятно, не надо тратить миллионы, чтобы объяснить, что некое лицо станет национальным лидером и что-то будет делать.

Вот на примере вашей киевской ячейки: сколько вам нужно в месяц денег, чтобы нормально существовать, двигаться и продолжать свою деятельность?

— Я возглавляю организацию, но не получаю за это деньги. Так же районные организации возглавляют люди, которые хотят быть депутатами Киевсовета. То есть они пришли к нам не получать деньги, а наоборот — они еще уплачивают взносы на печать газеты, содержат офис за свой счет.

Сейчас существует Национальное агентство по вопросам предотвращения коррупции, мы отчитываемся на сайте НАПК за каждую копейку. Это, кстати, можно проверить, увидеть отчет. Все деньги, что мы получаем, тратим на программные цели. Когда будет большее количество членов — будем больше тратить. Сделаем тираж газеты не 100 тысяч, а 200 или 300 тысяч, печатать будем не раз в месяц, а три раза. Сейчас мы в процессе становления, и какой-то четкой суммы, вот нужно столько и не меньше, нет. Сколько бы ни было денег, мы их потратим с пользой.

— Насколько это возможно — создать партию такого масштаба, как создают Томенко или Тарута, Саакашвили. Может ли это сделать молодой перспективный и амбициозный политик, получится ли повести за собой массы? Сколько денег ему на это нужно и что делать? Может, люди хотят молодых и амбициозных.

— Я считаю, что люди всегда хотят молодых и амбициозных, но молодость очень быстро проходит.

Я имею в виду, что нужны новые лица.

— Новые лица — это очень хорошо, но нужно все же смотреть, что этот человек сделал. То есть, если ничего в своей жизни хорошего или выдающегося человек не сделал, а только собирается, то у меня к нему вопросы.

Потому что Петр Алексеевич нам обещал и АТО прекратить за несколько часов, и «Рошен» продать. Все послушали, а чем это закончилось?

Петр Алексеевич не новый человек в политике. Скажите, пожалуйста, кто ваши основные конкуренты? Вы в Верховную Раду планируете баллотироваться?

— Мы планируем принимать участие как в президентских выборах, так и в выборах в Верховную Раду, а также, конечно, в местных.

Николай Томенко собирается быть следующим президентом?

— Это будет решаться ближе к президентским выборам, но я считаю, что он вполне достоин баллотироваться на этот пост.

— Какие политические силы могут вам составить конкуренцию?

— Мы не думаем о конкурентах, мы думаем о себе, о своей программе и о том, как ее донести и как ее потом запустить. Конкуренты пусть думают о своем.

— Планируете ли с кем-то объединяться?

— Николай Владимирович ведет такие переговоры с партиями демократического толка. Понятно, что мы не можем объединяться с бывшими представителями Партии регионов, Оппозиционным блоком. Также мы находимся в оппозиции к действующей власти. То есть всех, кто поддерживает нашу идеологию, мы можем считать своим союзником.

— А чью идеологию поддерживаете вы?

— Наша идеология — это сочетание социальной и национальной идеи. Наш лозунг: «Человек и Украина — превыше всего».

— Хотела с вами еще поговорить о Киеве. На каком уровне он сейчас находится? Соответствует ли европейским стандартам, можно ли Киев назвать европейской столицей?

— Я уже говорил, что два созыва был депутатом Шевченковского райсовета, поэтому могу сравнить времена Омельченко и Черновецкого.

Айдер Муждабаев о ментальном расизме, хреновых политиках и коренном народе Крыма (видео)

Говорили, что Омельченко что-то неправильно в Киеве строит, что его надо убрать. Потом пришел Черновецкий — оказалось, что то, за что критиковали Омельченко, увеличилось в сотни раз. Потом пришел Кличко, который был супероппозиционером, так умирал за Киев, правда, живя в Германии, но за Киев он очень болел. Пришла к власти команда Кличко уже после Революции.

Вот вспомните все скандалы последнего времени с застройками: Никольской Слободки и проч. Застройщики оказываются депутатами из фракции Кличко. То есть ничего не изменилось, с каждым разом становится все хуже. Можно привести очень много примеров.

Кличко недавно заявлял, что мы делаем в Киеве дороги с 5-летней гарантией, это раньше деньги разворовывали. А я вам предлагаю посмотреть, в каком сейчас состоянии дорога на выезде из Киева на Одесскую трассу, которая была проложена два года назад. Средняя полоса уже пошла волнами, я не знаю, сколько теперь будет стоить ремонт.

Нынешняя власть от прошлой отличается только пиаром. Методы те же, лицо почти то же. Потому что команду президента составляют бывшие регионалы, бывшие представители Блока Черновецкого в Киевсовете. То есть, по сути, ничего не изменилось. Мост упал – виноват глава районной администрации.

Были ликвидированы районные советы — это еще один такой вопрос в Киеве. Регионалы и Черновецкий ликвидировали райсоветы и, кстати, в этом голосовании принимала участие и фракция Кличко в полном составе, сам он тоже голосовал. Но почему-то перед выборами 2014 года, как только пришли к власти, никакого возвращения. Потому что назначить десять глав госадминистрации гораздо легче, чем участвовать в районных выборах, побеждать, а только потом, когда депутаты изберут председателя совета, президент должен этого человека назначить председателем райадминистрации.

Ну зачем этот процесс? Лучше назначить десять людей, которые не имеют никакого отношения к району и потом будут управлять этим процессом. Перед 2015 годом — так же. Я в Киевсовете выступал за возвращение райсоветов, наша комиссия по самоуправлению. Городской совет вроде бы пошел на компромисс: решение о возвращении этих советов было проголосовано, но его исполнение отложили на март прошлого года. В 2015 году прошли выборы, все через суд заблокировали, но советы до сих пор не были восстановлены. Всеми наработками прежней преступной власти пользуется нынешняя власть, она все углубляет и расширяет.

Вам не кажется, что, возможно, и киевляне между выборами не так активны? Вот, например, возьмем ситуацию с горячей водой в Киеве, которой нет. Могут ли киевляне как-то влиять на мэра, Киевсовет?

— К сожалению, я считаю, что киевляне вряд ли могут влиять на мэра.

Вы же говорили, что человек у нас — превыше всего.

— Но это наш лозунг, а не Виталия Кличко. К сожалению, я понимаю, много материалов в СМИ о том, что Кличко не управляет Киевом. Когда я был депутатом Киевсовета, Кличко появлялся максимум на 10-15 минут на сессию, потом он уходил, где-то находился в отпуске. Можете посмотреть, сколько дней в году не работал — где-то около 200 дней находился в отпуске.

А кто у нас на самом деле управляет городом, когда Кличко в отпуске?

— Условно назовем — окружение Кличко. А кто на самом деле…

— А вы можете нам сказать?

— Это же неофициальная информация. У этого человека нет поста. Он руководит, потому что ему поручили. Есть такие люди, которые осуществляют управление Киевом, поэтому все обращения к мэру неэффективны. Мы можем определить, что волнует киевлян: откройте сайт Киевсовета там, где петиции — и вы увидите, что пишут киевляне. Те же проблемы: застройка, вода горячая, проблемы детских садов. На сайте говорится об успехах Кличко, а потом, когда посмотришь на эти петиции, оказывается, что там все с точностью до наоборот.

— А что же в Киеве с горячей водой? Этот вопрос волнует каждого киевлянина.

Николай Сунгуровский: Сейчас уже поздно заканчивать АТО

— У меня тоже дома нет горячей воды. Это меня волнует, но я понимаю, что она будет только тогда, когда будет.

— То есть непонятно когда, а может, и никогда.

— Она будет, но об этом никто не знает, даже Кличко.

— Недавно сгорело здание бывшего киевского гастронома. Пожарная служба очень долго ехала, долго не могли погасить огонь, потому что окна были завешены сетками. Из-за этого вода не попадала в помещение. Кто за это отвечает? Кто эти сетки вешает на окна? Кто за огнеопасность несет ответственность? Это же центр столицы.

— Это очень хороший пример. Я проезжал рядом, когда был этот пожар, видел, как пожарные лили воду. Там еще флаг Украины висел.

То, что немцы в войну не разбомбили, Черновецкий не застроил, то при Кличко сожгли. Виноваты в этой ситуации, я считаю, как городская власть, так и владелец, который выкупил это здание. Понятно, что есть несколько проектов реконструкции, даже некоторые планировали там построить здание выше, чем ЦУМ. По моему мнению, это сознательный поджог, разрушение памятника архитектуры. Кстати, там жил и гетман Павел Скоропадский, и художник Врубель, и Панас Саксаганский, и Квитка-Основьяненко. То есть это не какое-то непонятное здание. По сути, историческая ценность этого здания гораздо выше, чем архитектурная. Его, во-первых, нельзя было разрешать приватизировать, а во-вторых, надо было восстановить этот отель. Сделать комнату, где жил Скоропадский, где жил Врубель. Это можно было сделать визитной карточкой города.

— А кто мог поджечь это здание?

— Я считаю, что поджег тот, кто хочет его разрушить и построить что-то другое.

Может, там владелец новый. Может, те, кто приватизировал, а у них представители новой власти перекупили, решили, что пора уже действовать. Кстати, когда выдавалось разрешение повесить эти баннеры, а их давала городская власть, то надо было учесть и такую ситуацию.

— В последнее время в Киеве происходят какие-то непонятные вещи, некоторые люди думают, что в столице Украины стало опасно жить. То маршрутки у нас взрываются, то вода, то стреляют. Вам не кажется, что это звоночки чего-то?

— Я не претендую на истину в последней инстанции, но считаю, что это звоночки  для городской власти. Постоянная ложь о том, что в Киеве якобы что-то делается, но вмешиваются высшие силы. Когда власть врет, что все хорошо, каждый раз случаются такие вещи. Говорят, что у нас самые лучшие дороги — пожалуйста, смотрите, как мосты падают.