О проблемах газодобывающей отрасли в Украине, зависимости от российского импорта, странном «Нафтогазе», экономике проедания в энергетике и потенциале для обеспечения страны собственными энергоресурсами рассказал гость Politeka Online Геннадий Рябцев, эксперт по энергетическим вопросам

Относительно заявления Джона Болтона о поиске Украиной альтернативных источников природного газа

Обратите внимание, что господин Болтон сказал о том, что страна должна отыскать альтернативный источник газа, не из Российской Федерации. То есть, исходя из слов господина Болтона, Украина до сих пор не обеспечила себе энергетическую независимость, в частности в газовом вопросе. То есть все заявления наших чиновников о том, что мы уже независимые, 1000 дней не покупаем у России газ, не соответствуют действительности, если следовать словам Болтона.

Относительно решения Стокгольмского арбитража, согласно которому Украина должна купить у России до 5 млрд кубометров газа в течение 2018 года

Популярные статьи сейчас

Кейт Миддлтон в новом смелом образе обскакала Меган Маркл: "Что скажет королева?"

Скандальная Мендель унизила Коломойского, ситуация накаляется: громкое заявление

Смертельная рулетка для новорожденных: как в Украине играют жизнями детей

Соколова назвала пять будущих "республик" на территории Украины: "первыми захотят автономии"

Показать еще

Скорее всего, так оно и есть. Хотя мы знаем об этих обязательствах российской стороны только со слов руководства НАК “Нафтогаз Украины”, ведь, насколько мне известно, ни правительство, ни президент, ни любой другой чиновник не имеет на руках текста решения Стокгольмского арбитража.

Почему нет официальных документов? Не знаю. Можно спросить у руководителей “Нафтогаза”. Они считают решение Стокгольмского арбитража, насколько мне известно, своей интеллектуальной собственностью.

О поиске источников поставок газа

Во-первых, Украина достаточно богата на природный газ, чтобы принять меры для роста добычи на нашей территории. У нас есть газ не только для того, чтобы обеспечить собственные нужды, но и для того, чтобы обеспечить потребности наших западных соседей. Однако, чтобы увеличить добычу, недостаточно тех законов, которые недавно приняла Верховная Рада Украины: по упрощению газодобычи, улучшению процедур, повышению прозрачности и т. д.

Есть очень четкие механизмы, которые позволят увеличить добычу. Кроме нормативной поддержки, нужна финансовая.

Нужно инвестирование, нужно, чтобы в Украине был создан надлежащий инвестиционный климат, который позволил бы кратно увеличить объемы средств, которые будут вкладывать в украинский добычу. Должны состояться не косметические изменения, должно быть увеличение финансирования не на 20-30%, а кратно. Тогда можно будет рассчитывать, что после 2020 года, то есть через 5-7 лет, мы сможем обеспечить собственных потребителей и собственную промышленность газом внутренней добычи.

Второй источник — рациональное использование того, что мы имеем. Ведь если сравнивать украинскую экономику с польской, то мы видим, что наши соседи в три раза эффективнее используют те ресурсы, которые они имеют. Если мы сможем повысить энергетическую эффективность и применять те технологии, которые позволят не отапливать окружающую среду на наших тепловых электростанциях, — а мы напрасно тратим 30 млн тонн условного топлива ежегодно, — тогда нам не нужно будет столько газа, сколько мы тратим.

газ

Бесполезный расход газа: промышленность или домохозяйства

По состоянию на сегодня промышленность почти не использует газ, особенно в качестве сырья. Это можно видеть по тому, что объемы минеральных удобрений, в частности азотных, сократились в разы. В прошлом году в структуре экспорта на минеральные удобрения приходилось 0,3% поступлений в бюджет. Это нонсенс. Разумеется, мы вынуждены были импортировать, если не можем производить сами, вынуждены торговать с РФ.

Хотя еще несколько лет назад мы говорили, что удобрения, аммиак и другие азотсодержащие соединения являются едва ли не главной отраслью нашего экспорта, наряду с аграрной промышленностью, то есть зерновыми и масличными культурами, и металлургической.

Относительно немотивированности получателей субсидий экономить газ

Это на самом деле проблема. Проблемой является и то, как сейчас используют средства государственного бюджета для решения этой проблемы. Это свидетельствует о том, что что-то у нас в государстве не так.

Ведь вместо того, чтобы направлять средства на стимулирование энергосбережения, у нас остается затратная идеология тарифообразования.

То есть чем выше потери поставщиков, тем выше затраты у поставщиков, тем выше будут тарифы, якобы экономически обоснованные. При этом сами компании совсем не заинтересованы в том, чтобы сокращать эти потери, чтобы модернизировать производство, тогда как потребители, которые автоматически получают возмещение собственного потребления энергоресурсов, не имеют ни средств для того, чтобы покупать более эффективное оборудование, ни стимулов, чтобы экономить.

Следовательно, нужно затратную идеологию тарифообразования превратить в стимулирующую. Вторая проблема, которая свидетельствует, что у нас что-то не так с субсидиями — это то, что 71 млрд гривен в бюджете выделен на субсидирование, тогда как только 4 млрд — на программы энергосбережения и повышения энергоэффективности. Как-то не так распределяются деньги.

Относительно обещаний Насалика в этом году обеспечить все потребности газом собственной добычи

Если речь идет о потребностях населения, то вполне возможно, что так оно и есть, ведь Украина добывает около 20,5 млрд кубометров газа, из них чуть более 15 млрд кубометров добывает государственная компания, которая сейчас упорно работает над увеличением объемов добычи. Всего в Украине потребляют чуть более 30 млрд кубометров. Итак, две трети газа собственного производства. Если прибавить потребление населения непосредственно и потребление теплокоммунэнерго, то выйдем примерно на ту же сумму в 20 млрд кубометров. То есть в этом министр совершенно прав.

Другое дело, что у нас почему-то газ стоит столько, сколько паритет импорта. У нас даже государственная компания реализует газ населению на основе паритета импорта, а не по той цене, которую сама компания определила как такую, которая позволит ей развиваться, получать прибыль и увеличивать объемы добычи.