— Вы сейчас не депутат, хотя могли бы им стать в ВР  VIII созыва. Но вы говорили, что не пошли на выборы принципиально. Почему?

— Нужно было пройти какое-то внутреннее очищение. Я была на Майдане в те дни, когда все горело и умирали люди. Увидела, насколько цинично захвачена власть. На крови погибших, на сердечных ранах получена она. Оседлав старые системы, ничего не поменяв, этой властью стали пользоваться, набивая себе кошельки. Я это увидела очень быстро и поэтому даже не подписала новую коалицию в парламенте. Я сказала: «Буду голосовать за все, что нужно Украине, но не хочу иметь с вами никакого дела».

Мне нужно было не позволить себе запачкаться об это. Я даже в Партии регионов не запачкалась об эту систему. Я пришла в политику очень богатым человеком, а ушла из нее без ничего. Все, что у меня было, я вынуждена была отдать за долги по политической кампании «Вече». Моя задача – оставаться собой и не предавать собственную душу и разум. Я увидела, что нужна пауза. Нельзя подыгрывать той грязной игре, которая ведется, и нельзя быть частью системы.

— Но политика всегда грязная.

— Нет, не всегда.

— Вы — политик неоднозначный. Были в Партии регионов. Потом призывали не голосовать за Тимошенко, Януковича, новых политиков. Я имею в виду ваши президентские выборы. До этого вы вышли из Партии регионов, потом опять туда вернулись. А потом ушли очень категорически. Есть ваша цитата: «Я выхожу из фракции Партии регионов. Ни для кого не должно быть сомнений, что в Украине начал реализовываться план по разделению суверенной единой Украины на несколько частей».

— Это заявление сделано 30 ноября 2013 года. Наутро после избиения студентов.

Популярные статьи сейчас

Басков и Киркоров ошеломили пикантными фото с Наташей Королевой: "настоящая пантера"

Косоглазая Ивлеева из "Орла и решки" потрясла постельным фото с Элджеем: "В отношениях главное..."

Беременная партнерша Остапчука по "Танцях з зірками" ошеломила новым фото и признанием: "Вот это новость!"

Резкий обвал доллара, богатства Зеленского и новые выплаты для украинцев — главное за ночь

Показать еще

— Кого вы имели в виду, когда говорили о плане разделения?

Олесь Доний о циниках-кнопкодавах, президентских полномочиях и интеллектуальном кризисе (видео)

— Там было указано – это был план Путина по разделению. Никто тогда не поверил. Все решили, что Богословская решила делать пиар на имени Путина.

Давайте будем до конца честными. Дело в том, что в Украине настоящих политиков можно пересчитать на пальцах двух рук.

— Вы можете назвать настоящих и честных?

— Это разные вещи. Что такое политика? Это умение четко и глубоко проанализировать все сегодняшнее, визуализировать будущее и пройти дорогу из сегодняшнего в будущее с минимальными потерями. По дороге вы формулируете новые правила, законы. По дороге вы боретесь, есть потери, жертвы. Не имеются в виду именно человеческие жертвы, а, например, потеря какой-то области в экономике. Все это во имя цели, которую вы видите, во имя всеобщего блага.

Политики – люди, которые смогли реализовать какие-то хорошие дела, не запачкаться и остаться в государственном мышлении. Не государственники – это бред, это имперское и в Украине не приживется. Государство вторично по отношению к обществу, а общество вторично по отношению к человеку. Главное – человек, индивидуум. Задача государства сделать так, чтобы он был высоко и хорошо образован, имел в жизни цель и мог ее реализовать в этой стране.

— Назовите хотя бы нескольких настоящих политиков?

— При всех плюсах и минусах, это, безусловно, Кучма. Он единственный, кто может сказать, что он – настоящий президент Украины. Недаром его дважды избрали. Он смог построить постсоветское государство. Притом, что я за него ни разу не голосовала, я не могу не признать, что это – настоящий политик. Более того, Кучму никогда не интересовали личные деньги. Он мог прийти на работу в разных туфлях. Если бы его не стали одевать специально нанятые люди, он ходил бы в одной рубашке и в одном костюме.

Еще Юра Ехануров. Министр экономики, министр обороны, премьер-министр, губернатор Днепропетровской области. Никто не скажет, что он сделал какое-то зло на какой-то своей должности, что он чего-то нахапал. Везде он работал по принципу соединения людей. Никогда ни в чем не потворствовал друзьям, никогда не догонял врагов. Всегда пытался вокруг цели объединить людей. Это очень важно для Украины. Она сложена из разных кусков. Разные менталитеты, традиции, отношение к частной собственности, местному самоуправлению.

Настоящий политик – Владимир Горбулин. Человек, умеющий моделировать будущее, прогнозировать, проложить дорогу из сегодня в будущее.

Из молодых назвать кого-то пока очень сложно. К огромному сожалению, кадровая скамейка не была сформирована.

— Как вы можете оценить еврооптимистов: Лещенко, Найема, Залищук?

— Они уже перестали быть журналистами, но еще не стали политиками. Могут стать, но вопрос, станут ли? У меня было огромное разочарование по деньгам. Хотя я прекрасно знала, что эти люди не живут на одну маленькую зарплату. К сожалению, журналистика стала местом огромных денег, контрактов, заказов. Есть приличные журналисты, как и приличные политики, которые не хотят пачкаться и работают профессионально.

Из этих трех могут получиться политики. Но они слишком привыкли хорошо жить, а настоящая политика требует самоотречения.

— Если вы не против, давайте вернемся к вопросу Партии регионов. В 2013 году вы отказались голосовать за правительство «Семьи»-Арбузова и написали, что покинули Украину. Почему это было нужно? Вы боялись за свою безопасность, была угроза?

Хроники олигархии: эпикриз и интенсивная терапия

— Нет. Все просто. Именно мое и моего мужа отсутствие в Украине доказывало то, что мы не голосовали. Мы прекрасно знаем, как работали технологии Партии регионов, когда подделывались подписи под разными заявлениями, голосовали чужими карточками. Мы принципиально решили не голосовать за «Семью». Было понятно, куда все идет. Все шло к развалу Украины.

Единственным способом все сбалансировать было подписание Соглашения об ассоциации с ЕС. Я до последнего дня делала все, чтобы оно было подписано в Вильнюсе.

— Партия регионов все же была за союз с Россией. Вы ушли из комитета по культуре и духовности, чтобы заниматься именно евроинтеграцией. При этом были в Партии регионов.

— Я надеюсь, что у нас последние годы «качелей». Янукович — Тимошенко. Юго-восточный проект – западный проект. Война.

Сейчас у нас, слава Богу, появились общие смыслы, объединяющие страну. Люди кричат: «Хватит нас делить». Мы получаем политическую нацию в Украине.

Я чиста перед Украиной. Я всегда пыталась добиться того избирателя, который голосует за других и новых. 2002 год – команда Озимого поколения. Нам говорили: «Вы классные, молодые, интересная программа. Но вы же понимаете, что не выиграете. Поэтому мы проголосуем за других».

— Это неправильный подход украинцев к выборам: непроходной президент, непроходная партия.

— Это была технология Тимошенко.

— Эта технология работает до сих пор. Люди не довольны ВР, президентом, но они голосовали за них, хотя было столько кандидатов. Это манипуляция.

— Конечно. Двигайте эти мысли. Вы владеете умами. Данная технология была введена Тимошенко: не голосуйте за малые партии – они все равно не пройдут, голосуйте только за лидеров. Зомбирование избирателя. Мы должны его зомбировать в другую сторону: голосуйте за того, кто вам по душе, тогда вы увидите, насколько другими будут результаты выборов.

— Но только по душе тоже не лучший вариант. Нужно узнать о человеке, проанализировать информацию.

— Соглашусь с вами. Я сказала «по душе», а это значит, голосуйте за тех, кому вы верите, кого понимаете. Но это требует от людей усилий. Это вопрос зрелости общества.

Социальные психологи сейчас говорят, что средний психологический возраст украинского избирателя – подросток от 11 до 14 лет.

Если от вас зависит качество власти, постарайтесь уделить этому внимание. Неужели не понятно, что даря вам сейчас сахар, кандидат потом украдет десять пачек?

— Возмущает то, что, видя политика, который не является новичком, люди не хотят анализировать его деятельность. Можно посмотреть на французов. Они выбрали Эммануэля Макрона. Какие у них технологии? По какому душевному зову действуют они?

Год Луценко: деньги Януковича и дела, повисшие в воздухе

— Три избирательных кампании за последнее время показали тенденцию в мире: Трамп, Макрон и новый президент Южной Кореи. Все они не системные кандидаты, они шли не под лозунгом партий, а под лозунгом кандидатов от всей страны. Все они на выборах работали по нишам: слушали запрос граждан и выносили его на уровень государственной политики. Они перестали манипулировать, когда рекламный ролик с утра до ночи катается по всем каналам. А в Украине политику стали продавать как конфеты или таблетки.

С Озимыми, с «Вече» я предлагала новую повестку дня, план развития страны, документ, который до сегодняшнего дня актуален на 90%. Поэтому меня возмущает, когда люди говорят, что нет планов развития страны. Есть, просто вы не трудитесь.

— Вы очень деятельный политик. Но вам не кажется, что Партия регионов наложила на вас негативный отпечаток? Вы не жалеете?

— А каким образом я бы продвигала то, что считала правильным? «Вече» зарубили на выборах. Мы доказали в суде подделку протоколов всех окружных комиссий. Никто не отреагировал. У нас лежал план развития страны. Как нужно было поступить в той ситуации? И Тимошенко – новый большевик – перла во власть так, что мама дорогая. Она стала бы президентом.

Нужно было принимать решение: рассосаться и ничего не делать либо принять предложение Партии регионов. Мне предложили четвертый номер в списке. Я имела возможность получить трибуну, инструмент для продвижения своих идей и возможность контролировать Партию регионов изнутри, что я и сделала.

Почему в 2009 году я вышла оттуда? Потому что был готов антигосударственный план Конституции, который подписали Янукович и Тимошенко. Был готов государственный переворот, который вводил в Украине ту же систему смены власти, как в России при Путине и Медведеве. Партия регионов и БЮТ в 2009 году подписали договор о том, что «сегодня ты президент, а я – премьер-министр, при следующем сроке – наоборот». И так до 2025 года. Они расписали каждый округ Украины. Я оказалась единственным политиком в Украине, который вышел против этого.

Конечно, мне рассказывали, как будет выглядеть мой обгорелый труп в обгорелой машине. На телефон посадили друзей, которые кричали: «Не вздумай делать заявление». Но я его сделала.

— Вам угрожали?

Виктор Небоженко: Правоохранители не нашли аргументов для Интерпола в «деле Януковича»

— А как вы думаете? А когда я вышла на Майдан? Это что, так просто? Проходили мимо, бросали в карман записки, от которых все внутри холодеет.

Если ты совершаешь поступок во благо общества, идя против системы, ты всегда рискуешь. И это вопрос твоей личной ответственности. Я очень благодарна моей дочери, моей семье за то, что ни разу, когда я была на грани жизни и смерти, они не сказали: «Не делай этого». Мама звонила и плакала и в 2009 году, и когда я стояла на сцене Майдана. Но это мама. А семья – ни разу, за что честь им и хвала.

— Сейчас начался суд над Януковичем. Генпрокурор Юрий Луценко говорил о том, что он будет справедливым. Его обвиняют в государственной измене и главное доказательство – его обращение к властям России 1 марта 2014 года. Но тогда и.о. президента уже был Турчинов, Янукович не был президентом.

— Да, действительно была правовая коллизия. Возникшая потому, что в Конституции не была прописана возможность того, что президент сбежит из собственной страны.

Но бывает казус, который не описывается Конституцией. В этой ситуации как принимается решение? Берется так называемый дух Конституции, то есть общий подход, общее формулирование, как должна выглядеть власть, и, в соответствии с ним принимаются политические решения. На тот момент, когда один президент сбежал, а действует исполняющий обязанности, было принято юридически правильное решение. Но был исполняющий обязанности, а не президент.  Так что с юридической точки зрения обвинение правильно – Янукович оставался президентом и он перестал им быть в тот момент, когда был избран новый президент Порошенко. А в связи с тем, что он не находился в стране и не руководил напрямую, брешь в Конституции была заполнена по ее духу.