Об акции и мотивации

Назар Приходько
Бываю там каждый день. Количество часов разнится в зависимости от ситуации «на периметре», как говорится. Если ситуация напряженная, нужно оставаться дольше, на ночные дежурства. Если ситуация спокойная, можно послушать кого-то, встретиться, обменяться последней информацией — и идти домой.

Там чувствуется, когда что-то будет, а когда ничего не будет. Там достаточно прозрачная атмосфера.

От 300 до 500 человек там все время. Живут, мерзнут. Борются, иначе говоря.


Мотивация у таких, как я, существует еще с 1 декабря 2013 года: довести Революции Достоинства до логического завершения, научить власть выполнять обещания, на которых она приходит, добиться справедливости для всех людей, независимо от их социального статуса.

Популярные статьи сейчас

Лобода после четырех лет молчания даст сольный концерт в Украине, цены на билеты космические: подробности

Мощный торнадо прокатился по украинскому курорту: угрожающее видео

Внезапно оборвалась жизнь известного украинца, друг сообщил подробности: «Надолго останется в сердцах»

В Украине активизировались домушники, опасный момент сняла камера видеонаблюдения: "Метки на двери..."

Стихия забрала жизнь украинского врача: за 20 лет успел спасти сотни детей

Показать еще

Я понимаю, что «справедливость» – очень громкое слово. Но к ней стремятся реально все. Недаром в разговоре все постоянно используют «справедливо – несправедливо». Мы боремся за справедливость для всех и понимаем, что если не бороться, если ничего не делать, то потом винить придется только самих себя.

Если ты вышел с какими-то требованиями, то достигай этого. Это, собственно, главная мотивация: достичь поставленной цели.

О потребностях, требованиях и импичменте

Мы не заявляли о большой социальной реформе. Мы заявляли о большой политической реформе. Возьмем это в качестве базы.

Прикосновенность близко: готовы ли народные избранники?

Эта база, в том виде, в котором она заявлялась, просуществовала два дня. Из-за подводных камней и не очень порядочного поведения некоторых организаторов.

Если изначально было три требования – отмена депутатской неприкосновенности, изменение избирательного законодательства, создание антикоррупционного суда, – то уже в первый день, 17 октября, в противовес другим организаторам один из лидеров Валентин Наливайченко сказал, что необходимо принять закон об импичменте президента, с этого нужно начинать. До начала акции представители движения «Справедливость» занесли эти требования в Администрацию президента. Об этом ни на одном властном или околовластном канале никакой информации не было.

Идея внести пункт о законе об импичменте президента была в воздухе. Об этом говорили все больше и больше. А здесь я вернусь к непорядочному поведению некоторых организаторов.

Почему-то некоторые представители либерального крыла и представители различных антикоррупционных и грантовых организаций взяли на себя полномочия заявлять, что они представляют мнение всех присутствующих, и требования по закону об импичменте президента у них нет. Центр противодействия коррупции начал вопить, движение «Честно», Transparency International, «Реанимационный пакет реформ». Они отмежевались. В силу этого прошла определенная чистка.


Если мы говорим о депутатской неприкосновенности, то принимать только ее – это неправильно. Ведь это определенным образом открывает путь для диктатуры одной личности, которая сидит на Банковой. У которой неприкосновенность будет и не будет механизма отзыва с должности. А депутаты будут раздеты перед законом.


Мы выступаем за снятие неприкосновенности со всех. Если ты коррупционер, государственный изменник, тебя не должна защищать неприкосновенность.

О руке Кремля и финансировании протестов

Рука Кремля – это Порошенко. Проанализировав эфиры российских телеканалов, можно заметить, как там сейчас отбеливают Порошенко.

Алексей Арестович о самосознании домохозяек, информационной цинге и паттернах Майдана

Например, фраза эксперта: «При всей нашей ненависти к Порошенко, он гибкий и с ним можно договариваться». Кто-то там, кажется, Жириновский, говорил, что «Порошенко должен показать силу и разогнать протест».

Вынимают из каких-то ящиков седовласого предателя Владимира Олейника. И он заявляет, что финансирует одну из палаток.

Я на соседнюю палатку могу налепить, что ее спонсирует королева Елизавета II. Давайте говорить предметно.

Арсен Аваков (именно он заявил о финансировании палатки Олейником, — ред.) – еще один такой достойный доверия, что у меня головокружение будет. У Авакова и его покемонов Шкиряка, Геращенко и других риторика любого протеста в Украине – это рука Кремля.

За что получил Барна? Именно за такую риторику. Когда он ветерану батальона «Донбасс» задвинул, что он, ветеран, отрабатывает кремлевские деньги. И справедливо получил по лицу.


Давайте говорить прямо: неужели мы превращаемся в какую-то УССР-2? Где партия сказала надо, комсомол ответил – есть, а любой протест, это, как говорится, «иностранные агенты и западные интервенты».


Давайте придем к пониманию: если мы строим демократическое общество, где каждый имеет право на мирный протест, то риторика Порошенко, которого отбеливает Кремль, Авакова, который играет в свою собственную игру, идет вразрез с тем, что они декларируют, когда им это выгодно.

О механизме протеста

После зачистки от неблагонадежных элементов, которые пытались слить протест, ходили сами на Банковую без вотума доверия, было принято решение: давайте наведем порядок внутри для нормальной координации, стратегии перспектив.

Валентин Наливайченко о причинах коррупции, манипуляции власти и дальнейших протестах

Далее на территории под парламентом, которую мы называем «территорией совести», был создан лагерь в лагере, лагерь военных, которые вместе с нами вышли на протест: представители батальонов «Донбасс», «Айдар», некоторые демобилизованные из ВСУ и других военных подразделений, даже некоторые отдельные представители Нацгвардии есть, из боевых батальонов – имени Кульчицкого и «Азов».

Лагерь был создан, и он контролирует на территории безопасность, следит, чтобы не было провокаций.

Ведь после 17 октября, когда справедливо разъяренная толпа разносила металлодетекторы, было принято решение, я так понимаю, что начальником киевской полиции Крищенко, о том, чтобы перестать обыскивать.


Никого не обыскивают, открывай дверь — заноси, что хочешь. Это означало бы, что в любой день у нас в палатках могли найти все, что захотите: автоматы, гранатометы, гранаты. И сказали бы, что это мы вооружились.


Есть политический лагерь, который продолжает лоббировать политические требования, плюс закон об импичменте. Идет нормальная координация.

Об ультиматуме президенту и плане действий

Это было в субботу. Я не представитель военных, но знаю, чего они требуют: самостоятельного внесения законопроекта об импичменте президента и внесения закона об Антикоррупционном суде, потому что, по решению Венецианской комиссии, это должен делать именно он. Для этого два депутатских законопроекта были отозваны: законопроекты депутата от БПП Алексеева и Егора Соболева.

Они были отозваны, двери открыты, заноси, Петр. Но пока что не торопится. Парламент на этой неделе не работает. Но не надо надевать красивый костюм и нести под камерами Парубию. Передай в Секретариат ВР.

Если президент этого не сделает, в пятницу вечером военные сами скажут, что будет дальше.


Мы дальше стоим. В политическом лагере продолжают стоять две политические силы, которые представлены широко: «Рух новых сил» Михаила Саакашвили и движение «Справедливость» Валентина Наливайченко. Также есть палатка «Самопомочи».


Саакашвили объявлял, что это неделя семинаров, он хочет проводить просветительскую работу на политической почве, объяснять людям, кто за что в Украине отвечает.

На территории регулярно и ежедневно появляются Саакашвили, Соболев, Семенченко, Наливайченко, Сакварелидзе. А заявляли об участии в акции 23 политические партии и организации. Да, есть представители таких сил, у которых еще нет структур. Они приходят, но нет возможности держать там какую-то свою палатку.