Почему от избирателей прячут истинный состав парламентского большинства, когда ждать внеочередных выборов и каких ошибок в своей политике допускается президент, рассказал гость Politeka Online лидер общественного движения «Рідна країна» Николай Томенко.

— Ваша политическая жизнь яркая. Вы были в команде Виктора Ющенко, работали вместе с Юлией Тимошенко, были внештатным советником Петра Порошенко, вице-спикером парламента. Какой период политической жизни вы считаете самым эффективным?

николай томенко
— Каждый имел определенную пользу и с точки зрения приобретения опыта, и с точки зрения перспектив для страны. Так складывается, что мой выбор в пользу того или иного должностного лица связан с выбором общества.

Я пришел в политику из университета, я учил депутатов. Я – один из основателей Национальной академии государственного управления при президенте Украины. Это первое заведение, которое готовило магистров государственного управления. В какой-то момент различные политические команды, представителей которых я учил, начали агитировать меня перейти и самому в политическое дело. Так случилось, что я впервые стал депутатом в 2002 году и пять раз подряд избирался, пока у меня не украли мандат.

Популярные статьи сейчас

Одесская электричка вспыхнула во время движения: видео огненного ЧП

"Холостяк" Макс Михайлюк признался, с кем всё время сравнивал Дашу Ульянову: "после первого свидания..."

Волочкова без штанов переступила черту, показав срамные места: "Никакие антисептики не помогут"

"Как будто из дурдома вышел": Кошевой из "Квартал 95" огорошил откровением о семейной жизни

Показать еще

Поскольку я всех учил: перед принятием политического решения надо посоветоваться с обществом, я и дальше так работаю. Общественные настроения очень важны.

История с Ющенко сложилась так, что только он тогда (в 2004 году, – ред.) мог победить Януковича. Альтернативы у меня, как у человека, который четко понимал настроения общества, не было.

— Вы были лидером Оранжевой революции.

— Я активно включился в борьбу, поскольку это проукраинский, проевропейский вектор развития страны. Ющенко – именно такой человек, но впоследствии стало понятно, что должность президента не для него. Она требует другого формата работы, самостоятельности и т.д.

БПП на низком избирательном старте

Я пытался использовать положительные и минимизировать отрицательные стороны каждого политического персонажа, с которым работал. Не всегда это удавалось.

Так произошло с нынешним президентом. Порошенко убеждал, что уже не получает эстетического удовольствия от зарабатывания денег и хочет конвертировать свой деловой успех в то, чтобы сделать успешным государство. Оказалось, что его нравственная парадигма, его обязательства не были подтверждены. То, что деловое мышление победило, означало, что места мне уже нет. Несмотря на то, что с Порошенко я подписал публичное соглашение, где он взял на себя обязательства придерживаться определенной гуманитарной стратегии, которую определила моя команда.

— В каких отношениях вы с Петром Порошенко сейчас?

— Обычно я сам выбираю к кому из политиков идти и от кого уходить. Я сам ушел с поста советника президента.

Один из принципиальных моих законопроектов о запрете вывоза леса-кругляка более 30 дней не подписывался и не ветировался президентом. Я, как автор многих учебников по конституционному праву, знаю, что наша Конституция дает право 15-дневного вето. В течение этого времени президент либо ветирует законопроект, либо председатель Верховной Рады автоматически обнародует его. Я говорил с президентом о том, что не понимаю логику неподписания законопроекта. Он это объяснял переговорами с ВТО, другими согласованиями. Я понял, что это игра. Подал в суд против председателя Верховной Рады. Поскольку суд касался бездеятельности президента и председателя ВР, я отправил свое удостоверение в Администрацию президента и написал заявление. Я считал, что не может советник президента судиться с президентом.

— Но у вас и сейчас идут суды. Вы требуете списки людей, находящихся в составе коалиции.

— Суд в определенный момент начал двигаться не в направлении нынешнего состава коалиции, а в том, каким он был на момент ее создания. Я надеюсь, что суд примет решение обязать председателя ВР обнародовать список народных депутатов, вошедших в состав коалиции на момент ее создания: 14 апреля 2016 года. Это нас вполне устраивает. Мы сможем сравнить, кто был и кто остался. Арифметически отняв, мы увидим, что коалиции из 226 депутатов нет.

Но судьи сейчас в непростой ситуации. Фактически два года президент вправе самостоятельно, в течение так называемого переходного периода, реорганизовывать, ликвидировать суды. Сегодня он – председатель судебной системы. Если вы сидите в административном суде, вы прекрасно понимаете: если из Администрации президента позвонили и предупредили, вы можете вскоре закончить свою карьеру.

Фактически Парубий (как председатель ВР он сейчас является фигурантом судебного дела по составу коалиции, – ред.) сейчас защищается тем, что Конституция запрещает ему сказать правду о коалиции, потому что там якобы нет такой нормы. Это полный абсурд, потому что Конституция не регламентирует весь характер деятельности всех должностных лиц. Это регламентируют другие законы.

— Различные депутаты утверждают, что коалиция есть. На днях Алексей Гончаренко говорил, что нет разницы, есть ли вообще коалиция. Все равно распускать ВР – это право, а не обязанность президента.

— Определенным образом он прав. Конституция действительно не обязывает президента это делать. Но в украинскую политику важно вернуть не только свободу, но и ответственность. У нас есть политики, которые ночью говорят, что не будут голосовать за преступный бюджет, а через два часа голосуют за него. В нормальной цивилизованной стране такая партия закончилась бы на следующий день. К сожалению, у нас неразборчивое общество. За такие кульбиты политиков на выборах никак не наказывают.

Что записано в коалиционном соглашении? «Мы, народные депутаты, берем на себя ответственность за деятельность президента и правительства». Коалиция – это составляющая власти.

С оппозицией, кстати, тоже проблемы. Она не организована. Никто до сих пор не восстановил в законе о регламенте нормы о коалиции и оппозиции.

Итак, у нас фактически неформализованные коалиция и оппозиция.

— Можно сказать, что в стране происходит политический хаос.

Борислав Береза о классном Яроше, миссии Гонтаревой и нелегальных казино – видео

— Это смесь анархического и охлократического политических режимов. Наверное, еще и с элементами авторитаризма. Охлократической режим, это когда народ воспринимают как народ, используют как средство лоббирования узких корпоративных интересов. Это когда один бизнесмен находящийся у власти хочет забрать бизнес у другого, который был при другой власти, и для этого приводит 20 человек с плакатами в балаклавах, которые кричат: «Ты – сепаратист».

Сейчас это происходит в лотерейном, игровом бизнесе. Власть сейчас зашла на этот рынок. Посмотрите сколько у нас появилось «Национальной лотереи». Вскоре станет больше, чем «Рошен».

— Кто за этим стоит?

— Эксперты говорят, что в свое время лоббирование началось с главы Администрации Бориса Ложкина. Теперь генпрокурор Юрий Луценко прикрывает это дело, а непосредственно занимается Александр Третьяков, Загорий и группа других народных депутатов. «Спортлото», как мне говорят эксперты, связано с МВД. А остальные лотереи объявлены сепаратистами. Я их не защищаю, но такое впечатление, что лотерейный, игорный бизнес вообще не платит государству.

Власть должна была бы делать этот бизнес публичным. Но внутри этой «Национально лотереи», как я понимаю, вообще находятся игровые автоматы, что прямо запрещено.

И так любой бизнес возьми – у нас происходит отжим и переход из одной в другую форму собственности. Все это под эгидой борьбы за патриотизм. Это не имеет ничего общего с демократией. Такой элемент анархизма и автократии очень опасен.

— Почему Петр Порошенко остановился именно на кандидатуре Ирины Луценко в должности представителя президента в парламенте?

— В партии БПП я был только как беспартийный депутат. В первый год кадровых назначений Порошенко я говорил, что самые большие ошибки – это Гелетей (Валерий Гелетей – бывший министр обороны, – ред.) и Валерия Гонтарева.

У меня всего два года военного опыта в Афганистане. Когда в Украине начались военные действия, я объездил почти все военные части с мыслью, что, имея все же определенный опыт, могу что-то подсказать. И когда услышал о назначении Гелетея, это вызвало немалое удивление. Человек не имеет никакого военного авторитета.

С Гонтаревой – та же история. Она из бизнес-среды Порошенко. Глава Нацбанка должен быть независимым и авторитетным человеком, который занимается страной, а не бизнесом президента. Если взять динамику доверия к Порошенко, то Гелетей немного его зацепил, а Гонтарева окончательно потащила его вниз.

— Валерия Гонтарева говорит, что свою миссию уже выполнила.

Когда Гонтарева освободит кресло главы НБУ

Да. Завалила гривну и практически украинский сегмент банков.

Трагедия политики Порошенко в том, что он худшие качества всех предыдущих президентов интегрировал и систематизировал. Он деловой, семейный и региональный принцип сверстал вместе. Региональный – слабый, потому что трудно сказать, где именно его регион. Наибольший сегмент знакомых у него через бизнес.

— Артур Герасимов – новый глава БПП – к какому звену принадлежит?

— Не знаю, где они работали. Однако президент отметил, что знает его хорошо уже 14 лет. Я очень боюсь людей на государственной службе, как говорится, без биографии. Ведь есть такие персоналии, которые идут в политики, меняя фамилии и биографии. И никто не может ничего о таком человеке рассказать.

Не сомневаюсь, что Герасимов будет что-то делать, но он автоматически подпадает под категорию «универсального солдата», как Луценко. Никогда не было руководителей фракций, политической биографии которых мы не знали.

— Что вообще сейчас происходит с президентской фракцией? Мы видим, как из БПП уходят депутаты.

— Паника и безнадежность царит среди людей, работающих вместе с Порошенко. За последние месяцы я не видел ни одной социологической публикации серьезных организаций. Такое впечатление, что власть, когда заказывает исследования, боится в итоге их публиковать. Потому что тренд падения доверия фантастически большой.

— Состоятся ли досрочные парламентские выборы?

— Думаю, будут. Не осенью, так весной. Если президент на это пойдет, он до последнего будет пытаться сохранять нынешнюю систему. Мажоритарщиков сложнее лишить мандата, нежели, скажем, Лещенко и Найема.

Тенденция бегства из БПП, провластных партий будет продолжаться. Это еще раз аргумент в пользу того, что люди страхуются. Они не хотят получить волчий билет на президентские выборы.