— В Украине последнее время часто говорят о том, что спортивная отрасль требует радикальных перемен, что она не дает результатов и не отвечает вызовам времени. Я считаю, что яркий пример — это скромный результат наших спортсменов на Олимпийских играх в Лондоне в 2016 году. На ваш взгляд, кто или что мешает развитию спорта в Украине?

сидоренко
— Мне кажется, факторов много, в том числе и финансовые, и материальная база. Я имею в виду комплексы, залы, бассейны. На сегодняшний день, бесплатных комплексов для посещения спортсменами той или иной команды практически нет. Только в порядке исключения, потому что, в основном, все платно. Я считаю, что это должен спонсировать клуб либо национальные сборные. Ведь спортсмены не так много зарабатывают, чтобы дополнительно выделять средства на свою подготовку. Я думаю, что это один из основных факторов. Хотя история доказала, что украинцы – спортсмены отменные.

— Из госбюджета отрасль финансируют: более 2 миллиардов гривен выделяют на спорт. И даже к 2020 году планируют увеличить финансирование больше, чем на 81%. Эти деньги, наверное, куда-то не по направлению идут.

— Либо не по направлению, либо они каким-то неправильным образом распределяются. Может, каким-то видам спорта дают 50% этого бюджета, каким-то, соответственно, меньше. Учитывая то, что видов спорта много и каждый требует значительных средств. Даже построить или провести ремонт простого зала — это большая сумма. Но я думаю, что больше проблем в том, что деньги как-то нерационально используются.

— В каком сейчас состоянии такой вид спорта, как волейбол?

Будущее по Илону Маску: сегодня Tesla, завтра — Hyperloop и колонизация Марса

— Скажем так, не прямо там на суперстадии. В этом году удалось по телевизору, по интернету посмотреть сборную Украины. Собрали, наконец-то, тех легионеров, которые играют за границей — начинают их потихонечку привлекать в Национальную сборную. Ну и результат появился: выбились в финал Евролиги, что очень приятно. Хотя, по моему мнению, сборная Украины, намного сильнее тех команд, которые играют в Евролиге.

Все, кого я знаю, кто играет в других национальных чемпионатах, безусловно, могут усилить сборную. Но их либо не зовут, либо у них нет желания. Причин, по которым они не участвуют в нашей сборной, я назвать не могу. Но если бы хотя бы половина тех, кто играет за границей — играли бы за сборную, то и результат был бы совершенно другим.

Популярные статьи сейчас

Раздетая красавица из "Квартал 95" устроила интимную фотосессию в постели: "Ух, госпожа!"

Звезда "Голоса" посягнул на главное богатство Поплавского, Украина замерла в ожидании

Кабмин собирается легализовать азартные игры: что изменится

Путин оконфузился нелепой шуткой после большой трагедии, россияне в бешенстве: "Дедушка бредит"

Показать еще

— Каким образом сейчас привлекают людей, чтобы они возвращались?

— Тоже не готов пока вам ответить. Потому что не все вернулись. Но я рад видеть тех, кто уже играет. Это мастера высокого класса.

Плюс привлекают молодежь. Возможно, это делают специально, чтобы в команде была половина состава – это опытные бойцы, а половина – молодые, которые набираются опыта. Может, с такой целью. Но многие волейболисты, в том числе и молодые, стараются уехать куда-нибудь за границу. Потому что там они зарабатывают на порядок выше, чем здесь.

— Я так понимаю, у нас в Украине сейчас кризис такого вида спорта, как волейбол. С чем он связан? С недостатком финансирования, я правильно понимаю? Или у нас не хватает кадров, желающих играть в волейбол?

— Нет, точно не второе. Потому что желание есть, даже если судить по Киеву. В Киеве 63-64 любительские команды. В составе каждой минимум 7 человек и максимум — 12-14 человек. В том числе играют юноши 16-18 лет.

Я бы сказал, что в Украине есть масса желающих играть в волейбол. Мы с моей командой играем в разных городах и постоянно видим большое количество болельщиков, которые приходят на любительские матчи, не обязательно профессиональные. Но есть, как мне кажется, большая проблема с кадрами. Например, мы на себе ощутили, как тяжело было найти тренера. Их вообще не так-то и много. Вторая проблема — не каждый захочет тренировать на какой-то благотворительной основе. Тренеры не так много и зарабатывают — еще меньше, чем спортсмены. Вот вам и причина оттока кадров из волейбола.

Если брать молодые команды, юношей, которые играют в Европе, в мире, то они здорово зарабатывают. А по мере взросления, по мере непопадания в тот или иной клуб, люди идут просто работать менеджерами, бухгалтерами, юристами, потому что там они могут себе обеспечить более-менее нормальное существование.

— Вы сейчас говорите о любительских командах. А насколько на профессиональном уровне развит этот вид спорта? Вы сказали, что любительских команд более 60.

Александр Федоренко о партийных программах и пиаре новой власти (видео)

— Сейчас в Украине есть суперлига, высшая лига. А, скажем, топовых команд не так-то и много. То есть просматриваются такие тенденции, когда аматорская любительская команда выходит в высшую лигу.  Есть прошлогодний пример винницкой команды – она вышла в высшую лигу, профессиональную. И за один год они выиграли.

В Киеве есть женская команда. Все любители. Так они пробились в высшую лигу и выиграли ее.

— А что делает Федерация по волейболу в Украине, я не понимаю? Им же, наверняка, выделяется финансирование?

— Хороший вопрос. Я скажу, что досконально не владею информацией, почему именно так происходит. Определенно точно идет отток кадров за границу. В Украине не так-то просто собрать топ-команду, которая будет участвовать в Лиге чемпионов. У игроков в других странах, например, в Италии, контракт — $300-400 тыс. в год. Это средний уровень. Там есть спортсмены, которые получают миллион долларов в год. Это уже считается более-менее высокая для волейболиста зарплата. Естественно, в Украине нет таких команд.

Вот у лучших команд в Украине бюджет — 300-400 тысяч в год, и то я не уверен. Если за границей такие деньги получает один человек, то здесь, я не гарантирую, что вся команда.

— Но вы, как капитан команды «Борисполь», пытались к кому-то обращаться, стучаться в эту самую Федерацию волейбола Украины или писать письма в министерство, чтобы каким-то образом привлечь внимание государства к этой проблеме? Ведь, насколько я понимаю с ваших слов, волейбол в Украине умирает. А это же имидж нашей страны.

— Украина всегда славилась своими волейболистами. У меня отец, мама, бабушка, сейчас тетя играет — вся семья волейболисты. Я достаточно хорошо осведомлен. Когда был СССР, очень много украинцев играли за сборную. И Олимпиады выигрывали.

— Получается ли найти поддержку, и кто заинтересован в развитии такого вида спорта, как волейбол? Кто помогает – спонсоры? Кто финансирует?

— Я не знаю, почему так происходит, но постоянно сталкиваюсь с тем, что людям в областях это интереснее. Притом, что они зарабатывают меньше. Мы ездим в винницкую лигу, у нас есть, скажем, спонсор, который оплачивает нам дорогу, участие в соревнованиях. У него помимо волейбольной команды еще и, если не ошибаюсь, пять футбольных. Мы задавали ему вопрос: зачем вам это? Он говорит, что, во-первых, ему это интересно, а во-вторых, он чувствует себя нужным обществу. Я считаю, что у этого человека очень сильно развита социальная ответственность.

Мы участвовали в финальном туре винницкой лиги. Когда вышли после игры, то многие люди, которые пришли посмотреть, были очень благодарны ему. Подбегали дети, спрашивали, когда у нас тренировка.

— То есть у молодежи есть интерес к этому виду спорта?

Евгений Рыбчинский: Во время подготовки «Евровидения-2017» было украдено 16 миллионов евро

— Конечно. Особенно, когда они это видят, когда понимают, что это. Одно дело смотреть по телевизору, совсем другое – вживую. По телевизору нельзя ощутить эмоции, которые испытывает игрок, это совсем по-другому воспринимается. Это здорово.

— Почему же в столице такой вид спорта, как волейбол не развит, а в регионах к нему больше интереса?

— Про Киев – вообще отдельная история. В Киеве нет профессиональной команды.

— С чем это связано?

— Самый богатый город в Украине на сегодняшний день имеет мужскую профессиональную команду, хотя история Киева — одна из величайших. Тут «Локомотив» (Киев) играл. В Киеве были две профессиональные команды, еще не так давно они выигрывали чемпионат Украины. Но буквально за один год все развалилось.

— Так что произошло?

— Просто ушел спонсор. Был один человек, которому это было интересно. Вот он ушел, его перестало это интересовать, и вся команда развалилась. Не нашлось другого человека, который поддержал бы эту добрую традицию, поддержал бы спорт в Киеве.

— Почему футбол интересен, баскетбол интересен, а волейбол не интересен?

— Мне кажется, что сегодня это больше заинтересованность людей. Считаю, что этот процесс, в целом, взаимосвязанный. Если баскетбол, футбол постоянно показывают по телевизору, естественно, он более популярен. Волейбол не показывают и понятно, что он менее популярен.

— То есть получается недостаточная популяризация среди населения?

— Получается, что да. Чтобы найти какой-то матч Суперлиги в Украине, на это надо много времени потратить. Чтобы найти любителя, который бы это снимал. А, допустим, посмотреть итальянскую лигу, российскую – не проблема.

Я уже молчу о том, какой процесс популяризации волейбола идет в Польше. Когда смотришь матчи, у тебя голова начинает кружиться — там тысячи людей, музыка. Вот в Киеве недавно проводили Суперкубок. Да, здорово, хоть что-то получилось. Там тоже было много людей, но зал-то маленький. Как же так? Ну почему зал маленький? Это же топовая команда.