— Сейчас много говорится о протестных настроениях осенью. По вашему мнению, насколько они усилились в обществе?

— Многие люди доведены до, я бы сказал, плачевного состояния. Ситуация ухудшается, людей душат коммунальными тарифами, цены растут неадекватно и необоснованно. А поскольку люди никак не реагируют, власть и дальше, и дальше продолжает вымогательство.

Поэтому причины для протестов есть. А как они будут проходить, у нас прогнозировать трудно. Украинцы реагируют очень неожиданно, как мы видели в конце 2013 года. Чувствовалось, что есть причины, люди могут протестовать, но что произойдет такой взрыв никто не прогнозировал, трудно это было понять.

Вообще украинцы больше реагируют на некие политические угрозы, чем на свое социальное положение. Такое бывает. Я думаю, что власть должна это понять, если попытается решить проблему Донбасса по плану Москвы и, наших так называемых западноевропейских союзников, которые хотели бы решить этот вопрос за счет Украины. Здесь люди могут послать власть на помойку.

Популярные статьи сейчас

"Вышли с белым флагом": выяснилось, что на самом деле сейчас происходит на "Азовстали"

Беда настигла Лесю Никитюк, звезда не стала молчать: "Что конкретно я тут нарушила..."

"Новейшие аналогов нет": в Украине впервые заметили колонну "Терминаторов-2", кадры уже в Сети

Муж самой богатой певицы Украины впечатлил подарком для украинских воинов: "Приобрел и передал ВСУ..."

Массовая мобилизация в Украине: министр Резников предупредил, сколько людей заберут в армию

Показать еще
Александр Кочетков о политическом будущем Саакашвили и перспективе досрочных выборов(видео)

— Кстати, раньше Вы говорили, что Минские договоренности — это также план Путина и Москвы?

 — Порошенко идет по тропе, которую для него протоптал Путин, начиная с первой их встречи в 2014 году в Нормандии. Я напомню, кто забыл, что сразу после этой встречи и после инаугурации, Порошенко лицемерно объявил о так называемом мирном плане. Что это значит? Прекращение любых боевых действий, а Россия тогда через границу откровенно заводила на территорию Украины колонны танков.

Наши военные, а я разговаривал со многими офицерами, просили: «Мы готовы». У нас была артиллерия, как говорят, смести эти колонны танков с лица земли. Команда была сверху, от Генерального штаба, который обычно согласовывает свои действия с верховным главнокомандующим, то есть с Порошенко:«Вести себя спокойно, наблюдать, не поддаваться ни на какие действия». После этого завезли артиллерию, танки. Говорят, что на Донбассе столько-то танков, и никто при этом не говорит, откуда они появились.

Помните, сначала было объявлено прекращение огня на одну неделю, затем продлен на второй. Россия завезла массу вооружения плюс своих военных инструкторов, спецназ.

И потом все эти вещи … Никто же не говорит, что Славянск освобождался по договоренности с Путиным, с Москвой. Выпустили из Славянска бандитов, Гиркина-Стрелкова, дали им зайти в Донбасс и четыре часа шла колонна, которую можно было сравнять с землей. Но им дали спокойно зайти и занять Донецк. Знаете, измена много где вылезает, просматривается сквозь щели. Я думаю, что когда-то это будет раскрыто, и кому-то придется за это отвечать.

— Но все же война в Донбассе продолжается. Каким образом мы можем эту войну остановить?

— Есть разные пути: дипломатические, юридические, политические, экономические, военные. Юридически Россия не признана агрессором. И я не могу согласиться, когда журналисты называют их боевиками, сепаратистами. Нет никаких боевиков, сепаратистов. Есть российские военные подразделения или просто военные, и украинские коллаборационисты. Те, кто вместе с ними проводит боевые действия на Донбассе. Это же надо оформлять юридически, но никто так не делает. Это раз.

Второй шаг — дипломатический. Если признать Россию агрессором, а оно так и есть, обязательно надо разрывать дипломатические отношения, и все другие отношения. Не было в мире случая, чтобы страна-жертва агрессии осуществляла дипломатические отношения с государством-агрессором. Ну не было такого.

Назар Приходько о партии Саакашвили и политических перспективах осени

Но Порошенко категорически не хочет этого, и не делает. Это называется преступная бездеятельность, за которую рано или поздно придется отвечать. Думаю не только политически, но и юридически.

Надо принимать меры на международной арене, создавать антиимперский, антитеррористический блок. Но для этого надо выполнить домашнее задание: признать, что Россия агрессор, что идет война, фактически поддерживаемая Россией на Донбассе. Выполнить домашнее задание. Тогда, если признать, что Украина является жертва российской агрессии, есть основания обратиться с просьбой к странам-участникам Будапештского Меморандума выполнить свои гарантии, которые они давали, подписывая этот документ в 1994 году.

— Почему Будапештский Меморандум до сих пор не упоминается, никто не выполняет обязанностей, которые были там подписаны. Три года война продолжается …

— О России мы сейчас не говорим, потому что РФ — агрессор. Но не будут вспоминать про это ни Соединенные Штаты Америки, ни Великобритания, ни Франция, ни Китай, потому что Украина признает, что это конфликт внутренний. Название «Антитеррористическая операция» — это признание того, что это внутренний конфликт. И поэтому Россия — участница Минского процесса и Минских договоренностей, которая выступает не как сторона конфликта, а как миротворец. Понимаете?

Поэтому, пока мы не выполним домашнего задания, ничего не будет, в документе не указано, что участники Будапештского Меморандума вмешиваются во внутренние проблемы, мятежи, террористические акции и так далее. Речь идет только в отношении внешней агрессии.

— Степан Ильич, но не понятно, какие тогда мотивы у нашей власти? Почему они не признают Россию агрессором, почему не могут назвать вещи своими именами?

— Думаю, здесь все очень просто. Для Порошенко Украина ничего не значит. У него есть одна цель — обогащение, обогащение и обогащение. Знаете, это такой ненасытный жлоб, для которого деньги — это самая большая ценность. Все. Поэтому у него и бизнес в России. У нас упоминают только Липецкую фабрику, а у него там на самом деле есть несколько предприятий. Это целый клубок, Порошенко и его мафиозное окружение и российский бизнес в Украине.

Вы же смотрите, процветает и бизнес Новинского, который является здесь «смотрящим» по пятой колонне — Русской Православной Церкви, и, кстати, получил гражданство по просьбе Порошенко.

Лишить же гражданства легко. Но Порошенко этого не делает, потому что они сотрудничают. Понимаете, это одна мафиозная клика российско-малороссийская. Я не хочу даже называть ее украинской, язык не поворачивается.

— Если Вы уже заговорили о лишении гражданства, давайте вспомним о лишения гражданства Саакашвили. Ваше видение этой ситуации?

 — Это грубая месть за критические выступления Саакашвили против действий Порошенко. Вот и все. Причем позорная, подлая месть. Я уже не говорю, что гражданство в порядке исключения давалось определенным иностранцам и этих исключений было слишком много.

Скажем, в виде исключения, можно было предоставить гражданство Саакашвили. Но это не значит, что всем этим консультантам, которые сегодня помогают уничтожать страну, а не делать реформы, надо было предоставлять гражданство. Видите, Порошенко скрывается, он даже не выразил свое отношение к ситуации. Противно выглядит, когда говорят, что там якобы кто-то предположил ошибки, предоставил ложные сведения в миграционной анкете. Все это ложь, причем такая примитивная ложь.

Руслан Колесников о справедливости и бурных осенних перспективах

— Мы не видели этой анкеты, будет экспертиза. В СМИ появилась информация, что Саакашвили уже в Польше. Интересно, вот как вы думаете, как он мог попасть в Польшу?

— Знаете, есть такое дипломатический момент: он вчерашний президент Грузии, который вошел в историю страны с положительным опытом. И она этого никогда не забудет. Режимы меняются, но то, что сделал для Грузии Саакашвили — это уже в истории. В таких случаях, безусловно, есть определенный, неписаный иммунитет.

Я думаю, что когда он захочет приехать в любую европейскую страну, может не все, но большинство стран его пустят. Вот Литва сразу заявила, что она готова предоставить ему политическое убежище. Это еще раз говорит о том, как эти страны относятся к уступке Порошенко.

Это позорный поступок, я уже не говорю о будущем Порошенко. Как на него это повлияет? Конечно, отрицательно. На его, так называемые, рейтинги. Но не о рейтингах надо говорить, а думать, как он шкуру свою спасать будет. Ему надо немедленно каяться, выходить из того, что он натворил, а не думать о выборах. Извиниться и уйти добровольно, потому что он показал полную неспособность выполнять функции президента Украины. Полностью. Как глава государства, как гарант Конституции, как верховный главнокомандующий. Он не справляется с этим. Причем его поступки тянут на статьи Уголовного кодекса, по крайней мере преступная бездеятельность или халатность. Я уже не говорю, что при расследовании соответствующих статей, еще вылезет и статья 111 (согласно статье 111 — президент Украины может быть смещен с поста Верховной Радой Украины в порядке импичмента в случае совершения им государственной измены или иного преступления — ред.) .

Мы же не знаем, о чем он договаривался с Путиным в Нормандии. На таких встречах должна вестись стенограмма и он должен был предполагать, что, например, мы подумаем о нем. Он должен показать стенограмму — вот, послушайте, как я себя вел. Есть ли ко мне какие-то претензии? Но там должен был быть еще один посторонний участник потому, что встреча один на один с руководителем государства-агрессора, это очень опасная вещь, которая очень плохо пахнет.

Если Порошенко не одумается, он рано или поздно сядет на скамью подсудимых. Я думаю, что его судьба будет более незавидной, чем у Януковича. Мне так кажется. Но меня не его судьба интересует, а то, что он творит против Украины.

— Насколько ситуация с Саакашвили может стать драйвером для протестов уже осенью?

— Сама эта ситуация вряд ли. Она может быть доминирующим фактом, но только.

Болевые точки: Вооруженное восстание или конституционные преобразования?

— В Верховной Раде лежит много важных законов, которые еще не приняты. Это и медицинская реформа, и пенсионная реформа, и земельная реформа. Чего нам ждать от парламентской осени?

— Знаете, прогнозировать, чего ожидать от нашего парламента, который во время войны, и когда страна имеет такие долги, позволяет себе отдыхать так много, я не знаю.

Напомню вам такой случай. В 1990 году депутаты нового созыва Верховной Рады, тогда еще УССР, начали работу 15 мая, и первая сессия без перерыва продолжалась до 3 сентября. Без перерыва! А 2 октября уже собрались на пленарное заседание следующей очередной сессии. Я не говорю, в каких условиях работали. Но это были люди чрезвычайно ответственные. Они знали: для чего они туда пришли. Поэтому мы приняли декларацию, а потом объявили независимость и целый ряд законодательных актов, которые были необходимы для построения украинского государства. Причем, преодолевая колоссальное сопротивление коммунистического большинства, в том числе избранного президента, сначала Кравчука, а потом Кучмы.

Ну вот как можно идти во время войны в отпуск, не определив за три года, по крайней мере статус отобранных у Украины территорий? Ну как так можно?

 — Будем смотреть осенью. Может после отдыха они будут готовы к сложной работе в ВР…

— Нет, только если 50 000 человек с кулаками соберется перед Верховной Радой, то у них могут задрожать ноги и они могут начать что-то делать. Им надо продиктовать, что делать.

По крайней мере, это закон о временно оккупированных территориях, закон об импичменте президента, о следственных парламентских комиссиях, там много чего есть. Закон о языке, закон о религии.

Земельная реформа, там целый пакет, не на одну сессию работы. Земельная реформа, запомните это все, люди добрые, когда говорят продавать землю — это не земельная реформа. Это попытка похищения украинской земли. Земельная реформа — это комплекс законов, которые должны проводиться в аграрном секторе украинского государства, начиная от кадастра, от скрупулезного закона об охране земель и так далее.

Просто людьми манипулируют, обманывают, лгут им. Реклама везде: артисты, журналисты за деньги рекламируют, какое это добро — продавать землю.