— В обращении к армии нации на военной базе в штате Виржиния Дональд Трамп сказал: «Мы больше не будем использовать американскую военную мощь для построения демократии в дальних странах, или пытаться перестроить другие страны по нашему образцу. Эти дни уже позади. Вместо этого будем работать с союзниками и партнерами для защиты общих интересов». Как вы думаете, о каких странах идет речь? Украина относится к союзникам, партнерам или к первой категории стран?

— Соединенные Штаты Америки реализуют свою внешнюю политику в соответствии с достаточно четкой и понятной стратегией. Она направлена ​​на реализацию жизненно важных интересов США. Так вот, в этих приоритетах, о которых сказал Дональд Трамп, защита и продвижение демократии были всегда на четвертой позиции. На первом месте всегда была национальная безопасность США. Но в разные времена разные президенты в своих внешнеполитических стратегиях отдавали приоритет тому или иному направлению. Во времена Клинтона, это было действительно продвижение демократии. Потому, что распался Советский Союз, коммунистическая идеология отошла, и это расценивалось как победа демократии. На то, чтобы укрепить эту демократию и была направлена ​​его внешняя политика. И не только его. После него Джорж Буш отдавал приоритет продвижению демократии. Мы видели, как это неудачно было в Афганистане, кстати, с помощью военной силы. Барак Обама вообще отказался от этих приоритетов, и мы видели его достаточно отстраненную политику — неоизоляционизм.

Теперь Трамп пересматривает все стратегии предыдущих президентов. Это означает, что он больше не будет поддерживать демократию в третьих странах, как это делали предыдущие президенты. Не будет военной помощи, поддержки политических сил, которые идут к власти под лозунгами демократии. Не будет поддержки цветных революций. Это будет политика, направленная, прежде всего, на защиту национальных интересов и реализацию их традиционного лозунга, что Америка сильна не сама по себе, а своими союзниками. Поэтому, увидим возвращение некоторых политических сюжетов времен Холодной войны. Когда основная ставка будет делаться на союзнические отношения. Прежде всего, на НАТО — для защиты собственных национальных интересов.

— Как США будут развивать отношения с Украиной? И кем они видят Украину?

— Пока они видят Украину, как проблему, которая мешает налаживанию отношений с Россией и мешает поиску союзников в отношении других стран — это Северная Корея и борьба с Исламским государством, то есть Сирия. Поэтому, как будет относиться Дональд Трамп к Украине и как будут складываться российско-украинские отношения, будет зависеть от того, какой приоритет в решении этих глобальных задач будут принимать Соединенные Штаты. Это не будет политика, направленная на поддержку демократии, независимо от того, какая партия придет к власти в Украине. Фонды, которые спонсировали развитие демократии, больше не получат из государственного бюджета таких денег. Лозунгами о демократии в Украине соблазнить Дональда Трампа уже будет невозможно.

Юрий Одарченко о планах Тимошенко и имитации прозрачного отбора судей (видео)

— Спецпредставитель США по Украине Курт Волкер встречался с помощником президента РФ Владиславом Сурковым, а после в Вильнюсе — с литовскими властями. Обсуждает Украину. Чего нам ожидать от этих переговоров, ведь пока мы слышали только реакцию Суркова? Как вы видите все эти встречи?

— Безусловно, что Европа, прежде всего Восточная, жизненно важна для Соединенных Штатов с точки зрения реализации их интересов, включая интересы безопасности. Но в этом контексте, их больше волнуют восточноевропейские страны, которые относятся к НАТО. Потому, что США, как член этой организации, имеют обязательства защищать их. Это первый фактор, который заставляет привлекать внимание американской администрации к странам Восточной Европы. Вторая проблема заключается в России, которая бросила глобальный вызов Америке. Развязала против США и всего западного мира глобальную гибридную войну.

Популярные статьи сейчас

Как сегодня выглядит могила мужа Софии Ротару, который скончался у нее на руках: "Вечная память"

Финалистка «Співають всі», которой Могилевская дала важное обещание, раскрыла, что было потом: "Я расстроена"

«Тайная жена» Винника в экстра-коротких шортах показала, как нужно выглядеть в 47 лет: «Какие ножки»

Главный хореограф "Танців з зірками" Шоптенко ошеломила поведением с участниками шоу: "Давай, соблазняй..."

Украинцев ждут новые ограничения с 1 ноября: что под запретом

Показать еще

У Трампа было другое видение России — иметь ее среди стратегических союзников для решения глобальных проблем. Но произошло вмешательство в избирательный процесс, из-за чего теперь Трамп в значительной степени делегитимизирован. Действия российских спецслужб, инкорпорация их в ближайшее окружение американского президента — сильно ударило по его имиджу. Фактически, сегодня власть в США находится в глубоком кризисе. Поэтому все эти проблемы в определенной степени должен решить Волкер, который является специальным представителем Государственного департамента США.

— Насколько весома эта должность?

— Она не имеет решающего влияния на администрацию президента. Но очень важна с точки зрения формирования определенных решений администрации Белого дома. Потому что Государственный департамент подчинен Белому дому. Думаю, что позиция Курта Волкера будет четкой. Когда он впервые посетил Украину и побывал на линии фронта в Донбассе, то сказал, что это никакое не АТО и не внутренний конфликт, а межгосударственный конфликт, война, которую развязала Россия. Это переносит отношения в совершенно другую плоскость. Если США приняли этот вызов со стороны России, то должны сделать Украину своим союзником. Потому, что сегодня наша страна оказалась в ситуации поля боя не только за независимость Украины, а за всю Европу, где находятся стратегические интересы США. И не только за Европу, а за расстановку сил в мире, от которой будет зависеть влияние Штатов и России, и весь мировой порядок.

— Кстати, предстоит встреча трехсторонней контактной группы. Как вы видите решение конфликта на Донбассе, и почему именно Минские соглашения? На мой взгляд, они неэффективны. Такое впечатление, что у нас день сурка — постоянно об этом говорим, а на Востоке все время гибнут люди.

— Нынешняя постмайданная власть нам навязывает такую ​​иллюзию: что все прекрасно, мы движемся вперед, у нас хоть и гибридный, но мир, войны нет. Эти иллюзии я бы назвал «стратегией страуса». Действующая власть засунула голову в песок и думает, что пусть там международное сообщество решит за нас проблемы — вернет Донбасс и Крым. Но этим мы, во-первых, вводим международное сообщество в заблуждение. Во-вторых, не можем опереться на международное право, которое защищает страны, как жертв агрессии. Мы не признаем, что находимся в состоянии войны. Юридически не зафиксировали, что Россия является агрессором. До сих пор развиваем стратегическое партнерство с РФ, согласно всех стратегических документов, хотя в реальности она является врагом. Таким образом, все действия и санкции международного сообщества не направлены против нее, как против агрессора. Россия в этой ситуации выступает посредником внутреннего украинского конфликта. Потому, что на всех уровнях мы его зафиксировали как внутренний конфликт, а не межгосударственный форме войны между Украиной и Россией. Поэтому модель Минских соглашений взята из формулы урегулирования внутреннего конфликта. Как можете решить какую-либо проблему, если не признаете другую сторону воюющей, а работаете с фейками – «ДНР» и «ЛНР». Может это дать продуктивный результат? Нет.

Эскендер Бариев об ошибках украинской власти и отказе России от Крыма (видео)

Минские соглашения были нужны для того, чтобы избежать военного поражения. «Минск-1» — это поражение под Илловайском и «Минск-2» — на Дебальцевской дуге. Надо каким-то образом было остановить российские войска, чтобы они не продвигались дальше. Но тем самым мы накинули на себя такие путы, из которых нет выхода.

— Все же, почему наша власть не признает официально и не называет своими именами российскую агрессию? В чем официальная логика?

— Одна из причин — это сращение российского и украинского бизнеса и политических элит. Это также и наличие клептократического режима в Украине, когда олигархический режим со времен Януковича превратился в клептократию. Сейчас он укрепляется. Такой режим не может признать войну войной. Ведь тогда надо вводить военное положение, обязывающее мобилизовать не только военные силы и давать им индульгенцию на ведение боевых действий, но и мобилизовать экономику, которая на 80% в руках олигархов. Вы должны проводить мобилизацию, тратить львиную долю денег на оборону и запускать систему обороноспособности страны. Самое главное, должны действовать по законам военного времени. По ним наши парламентарии не должны отдыхать на Мальдивах или Гоа. Парламент должен работать в пленарном режиме 24 часа в сутки. Вводится совсем другое законодательство и уголовная ответственность. Судебная система — совсем другая. Этого никто не хочет. Хотят таких концертов, которые видим с судебными делами: хочу надену браслет, хочу — нет.

— В каком формате вы видите решение конфликта на Донбассе?

— Это должен быть комплексный формат, включающий активную оборону. Поскольку в войне ключевую роль играет соотношение сил на фронте. Дипломатия может только фиксировать это соотношение. Когда мы проигрываем, когда отдали инициативу противнику на фронте, и представитель Министерства обороны по вопросам АТО Андрей Лысенко нам постоянно объявляет, сколько убито и ранено солдат, это означает, что нас психологически готовят к капитуляции. Должно же быть наоборот — чтобы враг готовился к капитуляции, а не постоянно атаковал нас и мечтал, что захватит Киев и Львов. Пока он об этом мечтает, потому что мы даем такие основания. Вот только тогда сложатся условия для успехов дипломатии. Пока же инициатива в руках Путина — никакая дипломатия продуктивного результата не даст.

Возвращаясь к Волкеру, вижу позитив его назначения в том, что он первый сказал: «Откройте глаза, не прячьте голову в песок. Вы находитесь в состоянии войны с Россией, потому что она развязала против вас военную агрессию. В соответствии с этим надо действовать». Если эти слова будут реализованы, значит, есть выход из тупика, в который нас загнали Минские соглашения во главе с нашей властью.