— Вы занимались различной деятельностью в жизни: были и предпринимателем, импортировали продукты, были владельцем, гендиректором завода строительных материалов, сегодня вы — народный депутат Украины. Мало кто знает, что когда-то вы работали обычным слесарем. Помните те времена?

4d7a797cf999302a13fc34c2c5bd7720
— Да, безусловно. Это форма реализации, наверное, американской мечты — пройти все ступени. Все говорят сейчас о пенсионной реформе, о 25 годах трудового стажа — так недавно посчитал, что у меня 21 год стажа, работаю с 1996 года. Так что, по новым правилам выхода на пенсию, я уже почти получил такое право.

— Как вам пригодился опыт работы обычным рабочим?

— Я родился в обычной семье. Опыт, безусловно, помогает. Не надо сторониться никакой работы, не надо сдаваться, нужно двигаться вперед, сложности воспринимать как темную полосу, после которой будет обязательно светлая.

В 1996 году, в 17 лет, я окончил школу. Мне не удалось поступить в Киевский институт международных отношений. Получил две пятерки по математике и английскому языку, а на истории мне задали вопрос по истории Киева, к которому я не был готов — получил тройку. Поэтому поступил в Новокаховский политехнический институт.

— Это было уже после вашего опыта работы?

Александр Ольшанский о формальной блокировке соцсетей и проигрыше в информвойне (видео)

— Нет, это было все одновременно. Тогда были трудные времена. Новая Каховка существовала фактически за счет двух предприятий, где работало 15 тыс. человек, почти каждый второй взрослый. Когда предприятия остановились, возникла потребность в работе.

Популярные статьи сейчас

Жириновский поделился мечтами об оккупации всей Украины: "Встретят нас с цветами"

Пьяная Королева оказалась в мусорном баке, «Тарзан закрыл крышку...»: кадры облетели сеть

Ад в аэропорту «Борисполь»: начался штурм, люди в панике, кадры происходящего

Сочная экс-ВИА Гра застыла с раздвинутыми ногами: ни капли смущения

Показать еще

— Почему именно слесарем пошли работать?

— Я искал любую работу. Других предложений не было. Параллельно учился. Школу окончил с золотой медалью, дальнейшее обучение давалось мне легко. Свободного времени было куча, работал на две-три ставки.

— О чем вы тогда мечтали, кем видели себя дальше?

— Политика меня всегда интересовала. В школе говорил, что хочу стать президентом Украины. Любой солдат, который не мечтает стать генералом — плохой солдат. Думаю, это касается и политика. Если он не стремится к переизбранию или работе на должности, которой доверяют власть — это плохой политик.

— А депутатом вам нравится быть?

— Я просто хотел что-то сделать для Украины. Когда у тебя есть властные рычаги — возможностей значительно больше, чем когда работаешь слесарем в Новой Каховке.

— Кем вы видите себя в дальнейшем? Какие у вас амбиции?

— Политическая жизнь сложная. Надо сначала пройти ее школу. Когда пришел в парламент, первые четыре-шесть месяцев ходил растерянный, старался понять, как это работает. Сейчас определенное понимание есть. Дальше нужно понять тонкости украинской политики. Очень много манипуляций видим, зрады, подковерных договоренностей.

В Украине нужно учиться быть ответственным политиком. Обратите внимание на Соединенные Штаты Америки, где партийной системе много лет. А у нас — шесть фракций в парламенте, две депутатские группы. А партий еще больше. Только в БПП минимум три-четыре партии объединены. Есть люди, которые представляют «Демальянс», УДАР, БПП, беспартийные и тому подобное.

— Поступали ли такие предложения, за которые вам лично было бы стыдно? Что вы больше никогда не повторите?

— Думаю, что таких предложений не принимал, компромиссов сам с собой таких не достигал. Но такие вещи, которые мы называем некими подвигами в Украине, на самом деле таковыми не являются.

— Вы уже, по закону Украины, прекратили свою бизнес-деятельность?

— Да, конечно. Это помог сделать российский Альфа-Банк еще в 2013 году. Сейчас судебные иски продолжаются. Рейдерским путем меня лишили моей собственности. В случае возврата все имущество будет должным образом задекларировано.

— Вы живете исключительно на зарплату народного депутата?

— Любая дискуссия приходит к тому, кто и на что живет. Начинаем с больших вещей, а переходим к крайностям. Успешность не измеряется только деньгами. Ведь и в Украине видим неденежные успехи — безвиз, способность остановить российскую агрессию.

Мы же создали систему электронного декларирования, чтобы обеспечить прозрачность деталей, а для эфиров оставить что-то серьезное. Загляните туда — там все указано.

— Вам когда-то предлагали или предоставляли гражданство другие страны?

— У меня нет другого гражданства и никогда никуда не обращался для его получения. И не вижу необходимости в этом.

— Как-то Андрей Артеменко отметил, что более ста, а то и двухсот депутатов Верховной Рады имеют двойное гражданство. Поэтому и тут вопрос — почему именно Артеменко?

— Я других фамилий не знаю. Единственное, что как-то Сергей Лещенко на одном из эфиров отметил, что у Вадима Рабиновича есть гражданство Израиля. Возможно, это правда. А об остальных я ничего не слышал.

— По какому принципу Петр Алексеевич выбирает кандидатов на лишение гражданства Украины?

— Принципа как такового нет. Всего за три года украинского гражданства лишили 18 тыс. человек. И термин «лишение» является некорректным и манипулятивным. Президент никого не лишал гражданства, он прекращал его в соответствии со статьей 19 закона «О гражданстве Украины». Порошенко только подписывает приказ, подготовленный миграционной службой.

Любой служащий, народный депутат, который признается в наличии другого гражданства, в том, что он его добровольно получил, как Артеменко в 2005 году — это прямая императивная норма по закону.

— Как вы относитесь к двойному гражданству?

— Я отношусь в соответствии с Конституцией. Не я ее принимал, но я ее выполняю — присягу народного депутата. Как добросовестный гражданин Украины считаю, что украинское гражданство должно быть единственным.

— Некоторые депутаты выступают с инициативой о внесении изменений в Основной закон о гражданстве.

Александра Кужель: Депутаты не имеют права лезть в церковные дела

— Для этого нужно 150 подписей народных депутатов. С 45 подписями депутатов можно обратиться в Конституционный суд.

— Депутат Украины должен иметь одно гражданство?

— На нынешнем этапе исторического развития страны мы точно должны быть гражданами Украины. Престиж украинского паспорта сейчас возрос.

Занимаем более высокие ступени, чем Россия. Не зря вспомнил ее, ведь там очень внимательно следят за тем, что происходит в нашей стране. Чем больше наши граждане с украинским паспортом будут путешествовать по миру без виз, тем сложнее будет Путину аргументировать, почему они должны сохранять агрессивную политику в отношении своих соседей.

— У вас уже есть биометрический паспорт?

— Новый паспорт я получил два года назад, но не знаю, биометрический ли он. Когда очереди за новыми паспортами уменьшатся, обращусь в паспортный стол, чтобы убедиться.

— На днях Алексей Гончаренко отметил, что большинство депутатов из фракции БПП выступают против введения визового режима с Россией.

— Решение фракции формируется коллегиально, путем поддержки или не поддержки определенного решения. Я был на заседании, где обсуждался этот вопрос в консультативном порядке. Все желающие могли высказать свое мнение.

Моя позиция – мы категорически обязаны ввести визовый режим с Российской Федерацией. Во-первых, внешняя политика любого уважаемого государства должна быть последовательной. Мы задекларировали, что движемся в сторону Евросоюза. Если Генассамблея определила Россию как агрессора относительно Украины, то мы должны сворачивать свою дипломатическую деятельность с РФ. Однако это должны сделать так, чтобы не повредить собственным интересам.

Что касается виз для россиян, посещающих Украину, особенно на неподконтрольных территориях — это важный ход. Это позволит передавать информацию в международные посольства, которые работают в России. Такая политика будет влиять косвенно на граждан, посещающих оккупированные территории.

— В Верховной Раде уже готовы проголосовать за этот проект? Есть ли большинство?

Андрей Окара: Культ победы в современной России стал новой гражданской религией

— Да, БПП дала 65 голосов за введение санкционного режима по списку Януковича. Де-факто фракция подвела президента. УДАР категорически против этого голосования. К сожалению, результата мы не получили.

Относительно визового режима с Россией — голосов мало. Звучит только обманчивая аргументация, в частности, что придется открыть десятки российских консульств в Украине, которые станут центрами ФСБ.

Весь спор из-за этого вопроса, что произойдут зеркальные санкции в отношении Украины. За 2016 год в сторону РФ было осуществлено 3,8 млн пересечений украинской границы. По мнению моих коллег, для обеспечения визового режима надо открывать консульские отделы. Сейчас в Украине таких работает пять — Киев, Чернигов, Одесса, Харьков и Львов. То же количество работает от Польши, в сторону которой украинцы съездили 10 млн раз в 2016 году, получив к тому же визы.

— Почему Путин срочно собрался во Францию?

— В каждом его заявлении, в каждом действии есть реальная и истинная составляющая. Если говорить в целом, то Путин поехал встретиться с новым президентом Франции. На самом деле он, вероятно, поехал встретиться с поддерживаемыми ультраправыми течениями в рамках подготовки к переизбранию общего собрания республики Франция. Ведь там у них больше полномочий, чем у президента.

— Какие планы у Путина в отношении Украины? Планирует ли он полномасштабную войну с нами?

— Для него война — это форма реализации внешней политики. Форма ее может меняться в зависимости от ситуации в мире.

От нас, украинской армии, будет зависеть, мир или война будет. Люди, которые защищают нас, сидят в окопах, защищают украинскую нацию и национальную идею, находятся там не потому, что им предоставили какое-то денежное обеспечение или льготы. Есть определенная заслуга и Порошенко, и ВР, и Яценюка, и, в определенной степени, Гройсмана в том, что продолжается последовательное развитие армии Украины. В частности, формирование понимания у украинцев: если не кормить собственную армию, то будем кормить армию агрессора — Российской Федерации.

Если мы будем продолжать такую ​​политику и ждать, что для Путина станет слишком большим бременем содержать военные корпуса на оккупированных территориях, мы освободим эти территории.