О теракте

Маркиян Лубкивский
Заявлений должно быть как можно меньше, а действий – как можно больше. И в этом главная ошибка. У нас есть представители полиции, криминальной полиции, которые должны были бы выйти на уровне руководителя или заместителя и сделать четкое заявление, что преступление расследуется, мы работаем над версиями, о ходе расследования будем держать в курсе украинскую общественность и СМИ.

Вот что должны были сделать, а сразу давать версии… Их очень много, и одна противоречит другой. Это шум, который на самом деле пугает людей, и из-за этого шума теряется доверие к украинским правоохранителям и к власти в целом.

Я уважаю работу правоохранителей и тех, кто занимается раскрытием преступления против Павла Шеремета, но уже очевидно, что есть определенные вещи, которые объединяют эти теракты — взрывчатка. С нее, очевидно, нужно было начинать расследование и, проанализировав этот аспект преступления, можно и нужно выходить на исполнителей и на заказчиков.

Обязательно нужно привлекать и наших международных партнеров. Если я не ошибаюсь, когда был убит Павел, американские коллеги помогали в вопросах идентификации и изучения взрывчатки. Каковы результаты этой помощи? Что это дало? Есть много вопросов внутреннего характера, на которые нужно грамотно ответить, прежде всего правоохранителям самим для себя.

Популярные статьи сейчас

Новое фото сына Пугачевой и Галкина наделало шума в Сети: «Нет ничего общего»

Жена "Холостяка" Добрынина в узеньком костюме показала, насколько успела похудеть: кадры

Кароль позволила себе раскрепоститься и показала формы в коротеньком платье: "Как сказал Дан..."

ЗНО-2022: МОН изменило правила для абитуриентов, появились подробности

Погода резко изменится после выходных, снегопады и заморозки накроют Украину: где будет холоднее всего

Показать еще

И чем меньше будет непроверенной сенсационной информации даваться наружу, тем лучше это будет для самого следствия.

О влиянии на расследование

На ход расследования должна повлиять власть в первую очередь. Это президент, глава Службы безопасности Украины. Это те люди, которые по сути управляют государством и должны гарантировать безопасность – это одна из их функций.

Богдан Петренко о панике из-за терактов, кремлевском следе и специфике Кадырова

Я вспоминаю один эпизод. Во время своей дипломатической работы я, работая в Загребе, стал свидетелем похожего случая. Когда погиб главный редактор журнала «Национал».

Я дружил с этим человеком. Мне было очень жаль, потому что он был интеллектуалом, много сделал для того, чтобы свобода слова утверждалась в Хорватии. Преступление было раскрыто в течение пяти дней.

Найшли через видеокамеры, систему прослушивания телефонных разговоров. Сначала вышли на исполнителей, а после того – непосредственно на заказчиков. Все они понесли наказание.

То есть есть возможности для того, чтобы раскрывать преступления. Есть возможности для того, чтобы работать эффективно. Здесь должна быть и политическая воля, и профессионализм наших спецслужб.

О «плане Маршалла»

Наши прибалтийские партнеры в свое время предложили довольно амбициозный «план Маршалла». Это план восстановления разрушенных территорий, помощи Украине для возвращения в нормальное русло.


Сумма, которую планировалось выделить — около 5 млрд евро в год. Это донорская сумма. Оказывается, что предложение о «плане Маршалла», об этой сумме не войдет в заключительный документ по результатам саммита «Восточного партнерства», который будет в Брюсселе. Потому что Украина не готова, она не может быть реципиентом этой помощи, мы не сказали нашим западным партнерам, для чего нам эти деньги.


Это свидетельствует о преступности действий этой власти. Нам дают помощь, а мы, оказывается, не можем ее принять.

Посмотрите, о чем недавно говорил еврокомиссар Хан. Он встревожен. Он говорит: мы всем помогаем — и Африке, и Украине, это уже какая-то девальвация помощи.


Это уже не просто усталость от Украины. Это уже разочарование. Это то, что отталкивает нас ежедневно от нормальных европейских стандартов жизни. Мы хоть и путешествуем в Европу без виз, но очень далеки от Европы.


О языке и нацменьшинствах

Украинский язык, украинская культура, украинская история – это доминанта. Украина действительно должна защитить свои атрибуты государственности, которые я только что назвал. Для этого должны быть приняты законы, и они должны выполняться.

Почему Будапешт атакует Киев: взгляд изнутри

Но вместе с тем Украина, как многонациональное и европейское государство, должна позаботиться о правах национальных меньшинств, к которым относятся венгры, румыны, болгары, россияне и др.

Мы должны финансировать эти национальные меньшинства на не меньшем уровне, чем они получают сегодня от своих стран. Будь то Румынии или Венгрии. Этого финансирования сегодня нет.

Какая поддержка сегодня оказывается болгарам, венграм? У меня большой вопрос. Какая структура занимается этими людьми? Нет такой структуры. Есть департамент в составе Министерства культуры.

Поэтому эти люди тянутся к другим государствам, которые финансируют их бизнес, детей, обучение, дают им перспективу, знание языка. Украинское государство должно позаботиться об этих людях на том же уровне, что она заботится об украинцах.

О стремлениях Будапешта

Не нужно забывать, что в следующем году в Венгрии будут парламентские выборы. Несомненно, здесь есть и политические моменты.


Работает очень простой момент. Если государство, в данном случае – Украина, слабеет, слабеет его центральная власть. Если безденежье, халатность, тогда в пропорциональной величине начинается действие соседнего государства. Если речь идет о своем национальном меньшинстве.


Венгерское государство довольно агрессивно защищает своих граждан и своих соотечественников. И не только в Украине. В Словакии, Сербии, Хорватии.

Но мы должны быть достаточно сильными для того, чтобы сказать Венгрии: нет, нет, мы ваших венгров финансируем вот на такую сумму, у них есть школы, культурные заведения, творческие коллективы. То есть государство Украина должно взять на себя это обязательство.


Если уровень этой помощи будет выше того, что предоставляется соседними государствами, у нас не будет никаких проблем с национальными меньшинствами.


О союзниках Украины

Давайте попробуем пойти по периметру. Россия, понятное дело, не союзник, а враг. И эта история надолго.

Триумф популистов в Чехии: станет ли Прага новым другом Кремля?

По сути, власть сегодня открыла «второй фронт» с Венгрией, Польшей, Румынией. Это хорошо, что сейчас министр образования вместе с министром иностранных дел постфактум пытаются урегулировать ситуацию, перейдя в переговорный процесс. Это можно было сделать до принятия этого закона (закона «Об образовании», — ред.), никто не мешал. Но хорошо — ситуация может быть урегулирована.

Но не нужно забывать, что Украина, выполнив условия Соглашения об Ассоциации с ЕС (чего сейчас, кстати, нет), приступит к процессу по вступлению в Европейский союз, она с каждым из соседних государств, которые являются членами ЕС, будет открывать так называемые «переговорные главы». Они, в частности, будут касаться и прав национальных меньшинств.

Каждая из стран будет выдвигать Украине определенные требования, на которые Украина должна соглашаться, если хочет стать членом ЕС. Такие правила вступления в Европейский союз, и это проходили Польша, Венгрия, Хорватия и остальные.


Мы должны об этом помнить. Поэтому нам нужно как можно быстрее урегулировать все открытые вопросы со всеми соседними странами, которые сегодня относятся к нам стратегически дружески, но мы сами где-то виноваты, что открываем «вторые фронты» — и поведение будет ответственным. Если мы уже сегодня, думая о нашей европейской перспективе и членстве в Североатлантическом Альянсе, закроем все открытые вопросы с соседними государствами.


Они будут появляться. Это нормальные вещи. Существуют пограничные, территориальные, языковые споры. Но это все нужно решать. Для этого существует Министерство иностранных дел.